закрыть

«Моли о пощаде на испанском». Как изобретатель капчи создает самое популярное в мире образовательное приложение

Сьюзен Адамс Forbes Contributor
Луис Фон Ан Фото Getty Images
Приложение Duolingo дает десяткам миллионов пользователей возможность выучить 36 языков, включая гавайский и валирийский, в игровой форме и бесплатно. Бизнес оценивается в $700 млн

Семь лет спустя после запуска Duolingo у приложения почти 30 млн активных пользователей ежемесячно. Несмотря на то что компания пока не приносит прибыль, в нее активно инвестируют венчурные капиталисты, которые уже влили в Duolingo $108 млн.

Где выучить валирийский

«Моли о пощаде на испанском», — требует Дуо, пухлая зеленая сова. Герой мема, облетевшего Twitter, — символ Duolingo, популярного приложения для изучения языков, которое скачали более 300 млн людей по всему миру. Фраза из мема — это, конечно, шутка, однако приложение и правда ведет себя весьма настойчиво.

Пропустите ежедневный урок испанского, и уведомление на смартфоне появится в то же время, когда вы использовали приложение накануне. Дуо появляется на экране как эмоджи и подталкивает вас продолжать заниматься.

Миллионы подчиняются приказам Дуо. Созданный семь лет назад 40-летним стипендиатом фонда МакАртуров и компьютерным гиком Луисом фон Аном, Duolingo покорил всех: от Билла Гейтса, Хлои Кардашьян и Джека Дорси до сирийских беженцев в Турции.

«Наибольшую гордость я испытал в тот момент, когда осознал: «Ого, богатейший человек мира пользуется той же системой, что и люди в самом низу экономической шкалы», — говорит фон Ан. — Для меня это действительно важно и круто».

Duolingo все еще есть куда расти. Более двух миллиардов людей по всему миру изучают иностранный язык, и они все чаще делают это онлайн. Обучение языку в цифровой среде приносит $6 млрд выручки, к 2025 году эта цифра может вырасти до $8,7 млрд. Однако это очень фрагментированный рынок с десятками игроков, разбросанных по всему миру, и он ждет появления лидера.

Фон Ан, несомненно, знает, как масштабировать бизнес. Когда он был 21-летним студентом аспирантуры, он подарил миру CAPTCHA — миллиарды пользователей интернета знают ее как раздражающие искривленные буквы, которые нужно записать, чтобы доказать, что вы не робот. Позднее он продал два изобретения Google, получив более $20 млн.

Он потратился на Lamborghini и Tesla Model S, однако в целом ведет скромный образ жизни и остается в шестикомнатном доме, который купил вместе с бывшей женой в районе Пойнт-Бриз в Питтсбурге, недалеко от офиса Duolingo. «Я мог бы жить на вилле в Гватемале, но я не захотел», — говорит он. Вместо этого он посвятил себя созданию самого популярного в мире образовательного приложения.

Duolingo уже предлагает больше языков, чем конкуренты, — 36, по последним подсчетам. В их числе редкие языки вроде гавайского, навахо и гэльского, а также вымышленный валирийский язык из блокбастера HBO «Игра престолов» (его изучают 1,2 млн пользователей). Для создания таких специфических курсов Duolingo привлекает волонтеров.

Семь лет спустя после запуска у приложения почти 30 млн активных пользователей ежемесячно, согласно данным самой компании. Венчурные капиталисты влили $108 млн, подняв оценку Duolingo до $700 млн в 2017 году, что на $150 млн превышает рыночную капитализацию Rosetta Stone, его конкурента, созданного 27 лет назад и представленного на бирже.

Duolingo не только позволяет изучать больше языков (Rosetta Stone предлагает 25), но и предоставляет пользователям бесплатную версию с рекламой, тогда как Rosetta Stone ежегодно взимает $120 с 500 000 пользователей. Еще один конкурент, Babbel со штаб-квартирой в Берлине, утверждает, что его выручка в объеме более $115 млн поступает от годовой подписки стоимостью $85, которую оплачивает более миллиона подписчиков.

Только 1,75% пользователей Duolingo платят за версию без рекламы ($84 в год), но благодаря размерам пользовательской базы в прошлом году выручка составила $36 млн. Фон Ан говорит, что выручка вырастет до $86 млн в 2019 году и до $160 млн в 2020 году по мере того, как все больше пользователей регистрируются и оплачивают премиум-приложение, которое будут привлекать их новыми функциями. Число сотрудников вырастет с 170 до 200 человек к концу года.

Штаб-квартира Duolingo в переоборудованном мебельном магазине в престижном районе Ист-Либерти недалеко от офиса Google в Питтсбурге вскоре займет второй этаж. Компания не приносит прибыль, но фон Ан говорит, что денежные потоки станут положительными в этом году. Он планирует IPO к 2021 году.

Бизнесмен любит говорить, что деньги, от которых он отказывается, делая приложение бесплатным, эквивалентны раздутым маркетинговым бюджетам конкурентов. Он также хвастается тем, что пользователи с меньшей вероятностью покинут Duolingo, чем другие приложения для изучения языков. «Наш уровень удержания пользователей сопоставим с играми», — говорит он.

Сравнение уместно. Duolingo притягивает пользователей с помощью игровых приемов вроде очков, сундуков с сокровищами и «страйков» за регулярное использование. Трехминутные уроки приложения обладают простым интерфейсом. В стандартном упражнении предложение «Я ем хлеб» появляется над семью словами в пузырях. Перетяните слова в строку, нажмите «проверить», и внизу экрана с приятным звоном появится фраза «Правильно!». Фанаты постят в Twitter смешные предложения, сгенерированные программой, такие как «Я продаю свою тещу за один евро».

Duolingo критиковали журналисты, которые опробовали приложение и мало что выучили. Но фон Ан обещает пользователям лишь помочь дойти до уровня между продвинутым начинающим и ранним средним. «Значительное число наших пользователей занимаются в приложении, потому что это весело и не совсем уж бесполезно», — говорит он.

Фон Ан с ноября ежедневно занимается французским по 15-20 минут, и когда его просят рассказать, что он делал на прошлых выходных, он отвечает: «Je fais du sport. Je suis mange avec mes amis. Je suis boire du biere en un bar», делая ошибки в спряжении глаголов. (Примерный перевод: «Я занимаюсь спортом, я быть ем с моими друзьями. Я быть пить пиво в баре»).

Боб Миз, 42-летний директор по доходам Duolingo, больше шести месяцев изучает на Duolingo испанский. При ответе на вопрос ¿Hablas español? он замирает, а потом говорит: «Вы не могли бы повторить?»

Человек, который изобрел капчу

Фон Ан выучил английский старомодным способом в Американской школе в столице Гватемалы. Его мать — врач, которая родила его в 42 года и без мужа вырастила (его фамилия — от немецкой фамилии отца). Он демонстрировал большие успехи в математике и в 12 лет хотел стать преподавателем.

Будущий бизнесмен окончил колледж и магистратуру в Америке, получив степень бакалавра математики в Университете Дьюка и степень Ph.D. по компьютерным наукам в Университете Карнеги-Меллон (CMU). Там он учился у Мануэля Блюма, лауреата премии Тьюринга 1995 года, известной как Нобелевская премия по компьютерным наукам.

Вместе они разработали CAPTCHA, академический проект, который они позволили использовать бесплатно. Во время учебы в аспирантуре фон Ан создал инструмент, который распознавал изображения с помощью краудсорсинга. В 2004 году он продал его Google за сумму, размер которой не раскрывается. «После этого я не слишком беспокоился о деньгах», — говорит он.

Вскоре после получения степени Ph.D. в 2005 году ему неожиданно позвонили. Билл Гейтс предлагал ему возглавить команду специалистов в исследовательской лаборатории Microsoft. Гейтс проговорил с ним полтора часа, однако фон Ан отказался.

Вместо этого он начал работать преподавателем компьютерных наук в CMU. Через три недели Фонд МакАртуров наградил его грантом «гения» в $500 000 за достижения в области компьютерной безопасности и краудсорсинга. Он использовал эти средства для создания второй версии CAPTCHA, названной reCAPTCHA. Искривленные буквы, которые она показывала, были взяты из старых книг и газет, которые сканеры не могли считать. Печатая слова, миллиарды людей бесплатно трудились над оцифровкой огромных массивов текстов. В 2009 году Google приобрел reCAPTCHA более чем за $25 млн (фон Ану принадлежало более 50% проекта), и он провел следующие два года в качестве сотрудника Google, взяв отпуск в CMU.

Методом краудсорсинга

Вернувшись в CMU в 2011 году, фон Ан и студент аспирантуры швейцарского происхождения Северин Хакер (да, его правда так зовут) сосредоточились на идее, которую они давно обдумывали, пока фон Ан работал в Google, — на идее бесплатного цифрового инструмента для изучения языков. Фон Ан и Хакер назвали свое предприятие Duolingo, потому что хотели, чтобы сервис выполнял две задачи. Он должен был бесплатно обучать пользователей языкам. А еще он должен был полагаться на тех же пользователей в переводах.

Сначала Duolingo находил клиентов, которым нужно было перевести тексты. Потом он собирал множество пользователей, которые изучали английский на Duolingo, чтобы они перевели отрывки с английского на свой родной язык. Если достаточное число пользователей работали над одними и теми же текстами, переводы выходили удачными.

Привлечь деньги было легко. «На нас произвели большое впечатление его прошлые достижения и он сам, — говорит Брэд Бернем, член совета директоров Duolingo и партнер Union Square Ventures, первого инвестора компании. — Мы не пытались сильно повлиять на бизнес».

Перед созданием первых курсов Хакер и фон Ан прочитали стопку книг об обучении языкам, в том числе «Испанский для чайников», и разработали простые базовые курсы для носителей английского, изучающих испанский и немецкий. Они нагуглили 3000 самых употребляемых слов каждого языка, перевели их на английский и составили простые предложения. Затем они написали алгоритм, который генерировал уроки с заданиями на перевод предложений, аудирование, письмо и говорение.

«Мы не хотели, чтобы уроки готовились вручную, — говорит фон Ан. — Программа была обучена реагировать на пользователей и направлять их к более простым урокам, если они делали ошибки. Еще на ранних стадиях они добавили развлекательные элементы вроде очков и совы Дуо.

Duolingo был запущен в 2012 году и начал набирать популярность. Но на сервис переводов подписались всего два клиента, CNN и Buzzfeed. В 2014 году он закрыл бизнес переводов. На протяжении следующих трех лет у компании не было выручки, однако, получив $38 млн венчурного финансирования, фон Ан располагал более чем достаточными средствами, чтобы продолжать работать. Он нанял лингвистов и исследователей вопросов изучения второго языка, которые добавили подсказки для пользователей, такие как грамматические правила и таблицы спряжения.

Фон Ан говорит, что отказывал многим инвесторам и пытался привлечь только лучших, на его взгляд, партнеров. В Duolingo вложились Эштон Кутчер, Тим Феррисс и тяжеловесы из Kleiner Perkins и CapitalG (ранее Google Capital). В 2017 году он стал показывать рекламу Google и Facebook, за которой следовало предложение оплатить версию без рекламы. К концу года выручка Duolingo достигла $13 млн.

Популярность Duolingo росла, и он стремительно добавлял новые языки. Воспользовавшись своим опытом в краудсорсинге, фон Ан разработал систему для допуска волонтеров-носителей языков, которые добавляют слова и фразы для создания новых курсов.

Академическая критика

В 2016 году Duolingo начал работу над очередным потенциальным источником выручки, тестом на знание английского языка Duolingo (Duolingo English Test, DET), который должен был составить конкуренцию TOEFL (Test of English as a Foreign Language), ведущим экзаменом на знание английского языка для иностранных студентов, поступающих в американские университеты. TOEFL проводит некоммерческая организация Educational Testing Service, и желающие сдать экзамен должны заплатить $215 и провести три часа в центре тестирования.

Фон Ан и сам пережил неприятный опыт с TOEFL в 1995 году. Все места в Гватемале были заняты, поэтому ему пришлось поехать в Сан-Сальвадор. «В Сальвадоре тогда велись боевые действия, — говорит он. — Сдача теста обошлась мне в итоге в $1200. Это было безумие».

Тест на знание английского языка Duolingo (DET) стоит $49, длится 45 минут или меньше и может быть пройден удаленно при условии, что компьютер студента оборудован рабочим микрофоном и камерой во избежание жульничества. Более 180 университетов, включая Йельский, Колумбийский и Дьюк, уже принимают его вместо TOEFL.

Однако DET может оказывать иностранным студентам медвежью услугу, как говорит Элвис Вагнер, преподаватель Университета Темпл. В 2015 году он написал статью для Language Assessment Quarterly, где сказано: «DET кажется абсолютно неприемлемым способом оценки уровня владения английским языком для академических целей или для поступления в университеты». Он говорит, что с сожалением пришел к такому выводу, потому что тест позволяет большему числу студентов подтвердить знание языка. «Но он практически не включает заданий на понимание или речевые навыки», — говорит он.

Фон Ан говорит, что с тех пор тест был доработан. Сейчас он включает открытые вопросы, на которые студенты должны ответить письменно, и новые задания на говорение, где требуется понимание. Однако один раздел, кажется, был создан по мотивам «Поля чудес», где участники заполняли недостающие буквы в тексте. В другом разделе студентам нужно отличить выдуманные английские слова вроде groose от настоящих вроде skate. Кажется, ни одно из этих заданий не требует знания английского языка на университетском уровне.

Фон Ан возражает, что результаты DET «тесно связаны» с результатами TOEFL и «только это имеет значение». Его сотрудники сопоставили результаты 2300 студентов, которые сдавали оба экзамена, и обнаружили, что те, кто успешно проходили DET, с высокой вероятностью получали высокие баллы на TOEFL. Однако исполнительный директор TOEFL Срикант Гопал говорит, что этот вывод лишен смысла, потому что DET включает только «базовые упражнения, которые не имеют отношения к тому, как английский действительно используется в академической среде». Тем не менее фон Ан надеется, что доходы от теста к 2021 году будут составлять 20% выручки.

Бизнесмен признается, что только сейчас начинает осознавать весь потенциал Duolingo. Следующий шаг: добавить более сложные уроки в языковые курсы. «Мы хотим помочь вам достичь того уровня, когда вы сможете найти работу и даже высокооплачиваемую работу с помощью языка, который вы выучили на Duolingo», — говорит он.

Однако Диана Ларсен-Фриман, лингвист из Университета Мичигана, которая считается одним из ведущих экспертов страны по вопросам изучения второго языка, говорит, что большинство учащихся не могут достичь значительного прогресса без разговоров с другими людьми. «Личный контакт — основа изучения языка в любом формате», — подчеркивает она.

Фон Ан не возражает. Два года назад Duolingo создал сайт, где пользователи могут организовывать мероприятия в кафе и ресторанах, чтобы практиковаться с другими людьми. Однако при 28 млн пользователей из 180 стран сейчас ежемесячно проходит 2000 событий, куда в среднем приходит 10 человек, а это крохотная часть от общего числа учащихся.

Фон Ан невозмутимо указывает на то, как популярность приложения до сих пор росла в геометрической прогрессии: «Мы собираемся работать с языками до тех пор, пока едва ли не все люди мира, которые пытаются выучить язык, не будут использовать один из наших продуктов».

Перевод Натальи Балабанцевой

Будущие «единороги»: 25 самых перспективных стартапов по версии Forbes

Новости партнеров