Хищение на 11 млрд рублей: почему арестовали основателя Антипинского НПЗ

Фото Владимира Андреева / URA.RU / TASS
Как выяснил Forbes, Сбербанк подозревает основателя Антипинского НПЗ Дмитрия Мазурова в хищении как минимум $180 млн (примерно 11 млрд рублей). Об этом идет речь в заявлениях госбанка, одно из которых легло в основу уголовного дела против бизнесмена

Экс-владелец Антипинского НПЗ и основатель группы «Новый поток» Дмитрий Мазуров был задержан 13 июля в аэропорту Шереметьево, а спустя два дня арестован за мошенничество с кредитом Сбербанка в особо крупном размере. Следствие не раскрывает сумму предполагаемых хищений, рассказал источник Forbes, знакомый с материалами расследования.

Уголовное дело против Мазурова основывается на фактах, описанных вице-президентом Сбербанка Игорем Кондрашовым, рассказал другой источник Forbes. Кондрашов изложил их в двух заявлениях, которые направил в следственный департамент МВД. Из них следует, что Сбербанк подозревает Мазурова в хищении около $180 млн. В Сбербанке подтвердили суть претензий.

Что это за деньги?

26 июня 2015 года гендиректор Антипинского НПЗ Геннадий Лисовиченко и глава Западно-Сибирского банка Сбербанка Александр Анащенко заключили договор о кредите на $100 млн. Линия была возобновляемой, средства пополнили оборотные средства.

После одобрения кредита Антипинский НПЗ поручился в других банках за несколько структур, связанных с «Новым потоком», рассказывает источник Forbes, знакомый с материалами расследования. По версии следствия, поручительства втайне от Сбербанка организовал Мазуров. Обязательства НПЗ выросли как минимум на $29 млн. В дальнейшем НПЗ предоставил еще ряд поручительств. При этом предприятие продолжало кредитоваться в Сбербанке.

Общий объем скрытых поручительств Сбербанк оценил в $265 млн, рассказывает человек, знакомый с заявлением Кондрашова в МВД. Если бы банк знал о них, то заблокировал бы транши по кредитной линии, утверждает другой сотрудник Сбербанка. По его словам, сейчас кредитная линия выбрана полностью, долг по ней составляет $100 млн плюс проценты еще на $5 млн. Это заявление легло в основу уголовного дела.

Во втором заявлении Кондрашова говорится о хищении средств НПЗ через сделки с New Stream Trading (NST), входившим в «Новый поток», рассказывает источник Forbes, знакомый с документом. Главный юрист госбанка утверждает, что в 2017 году завод продал NST 1,3 млн тонн бензина и 1,5 млн тонн дизеля. При этом сделки якобы были совершены по ценам ниже рыночных, что причинило заводу ущерб в $79,6 млн.

Этот вывод почти $80 млн привел к увеличению кредиторской задолженности, указывал Кондрашов. «Маржу уводили туда [на трейдера], значит эти деньги приходилось привлекать [в виде кредитов] где-то еще», — поясняет другой сотрудник Сбербанка. По его сведениям, в отношении этого заявления уголовное дело еще не возбуждено. В пресс-службе МВД не ответили на запрос Forbes.

Сколько всего скрытых долгов

Из ответа официального представителя Сбербанка следует, что проблема с невыплаченным кредитом масштабнее, чем $100 млн из дела Мазурова. С 2015 года Сбербанк выдал НПЗ 14,6 млрд рублей, на сегодня долг по этим кредитам составляет 12 млрд рублей (около $200 млн).

Вопрос не столько в потере $100 млн или $200 млн, которые выглядят несущественно на фоне общего долга перед Сбербанком ($3,2 млрд), объясняет другой сотрудник госбанка: «Когда мы принимали решения (о финансировании. — Forbes), то думали, что мы одни на заводе». Оказалось, что есть и другие кредиторы, которые «начинают выкручивать руки». Зная об этом, Сбербанк мог поставить вопрос о дефолте завода раньше, а не тянуть до 2019 года, рассуждает собеседник Forbes.

Сейчас объем скрытых поручительств НПЗ перед другими банками официальный представитель Сбербанка оценивает уже в 29,8 млрд рублей (около $0,5 млрд). При этом он отмечает, что экс-гендиректор Лисовиченко в 2018 году сообщал, что «поручительства перед третьими лицами отсутствуют». Общий долг завода оценивается в $5,4 млрд. Точная сумма скрытых обязательств еще неизвестна, подчеркивает представитель Сбербанка. Как и потери от сделок с NST: «После завершения анализа хозяйственной деятельности НПЗ и компаний, аффилированных с Дмитрием Мазуровым, сумма ущерба, причиненного Антипинскому НПЗ, будет скорректирована».

Позиция Мазурова

«Сбербанк всегда видел и знал, какие операции совершались заводом», — указывал Дмитрий Мазуров в своих пояснениях для следователей МВД (их текст есть у Forbes). Госбанк как кредитор регулярно получал отчетность завода и контролировал все сделки, подчеркивал бизнесмен.

Обвинения в хищении Мазуров называл безосновательными, так как контракты с NST согласовывались с госбанком, а привлеченные им независимые аудиторы Alvarez & Marsal не подтвердили вывода средств с завода. Бизнесмен, в свою очередь, обвинял госбанк в преднамеренном банкротстве НПЗ с целью «списать» акции в свою пользу. А свое уголовное преследование связывал с желанием Сбербанка «устранить» себя от борьбы за актив.

Цели «преследовать кого-либо в уголовно-правовом порядке» не было, возражает представитель Сбербанка. По его словам, госбанк «лишь сообщил о наличии признаков состава преступления и о причиненном ущербе». Задача Сбербанка — «вернуть акционерам деньги», считает источник, знакомый с позицией госбанка. В ходе банкротства НПЗ возместить весь долг вряд ли удастся, полагает собеседник Forbes. По его словам, активы Мазурова, который лично поручался по кредитам, хорошо защищены и «дотянуться» до них «проблематично». У следователей в рамках уголовного дела возможностей больше, заключает собеседник Forbes. В «Новом потоке» не предоставили комментарий.

Новости партнеров