Почему США уверены, что Москва не сможет достроить «Северный поток— 2»?

Фото Томаса Ойгстера/Nord Stream 2/ТАСС
Укладка труб "Северного потока-2" в российских водах Фото Томаса Ойгстера/Nord Stream 2/ТАСС
Министр энергетики США заявляет, что Россия не сможет достроить «Северный поток — 2». В «Газпроме» придерживаются другого мнения. Как на самом деле обстоят дела?

Вокруг газопровода «Северный поток — 2» столкнулись сейчас два противоположных мнения. В презентации «Газпрома» для инвесторов компания уверенно говорит, что газопровод заработает к концу этого года. На такой же срок, судя по его январским высказываниям, ориентируется и президент Владимир Путин, который добавил, правда, что завершение проекта может произойти и в начале следующего года. О средствах и методах выполнения газпромовского графика никто в Москве не сообщает.

В Америке придерживаются иной точки зрения. Министр энергетики США Дэн Бруйетт прямо заявил на днях в Мюнхене, что Россия не сможет достроить газопровод самостоятельно ввиду отсутствия у «Газпрома» необходимых технологий.

Проблема отсутствия в России тех или иных современных технологий не нова. Можно вспомнить, как «Роснефть» была вынуждена свернуть поиск нефти и газа на арктическом шельфе в Карском море, когда американские санкции заставили ее партнера — компанию ExxonMobil — прекратить совместный проект и отозвать работавшего там подрядчика. У «Роснефти» не нашлось ни собственных технологий, ни доступа к иностранным подрядчикам, которые согласились бы нарушить режим санкций и доделать начатое. Осталось только рапортовать о «грандиозном открытии». Оговорка министра о том, что компания пока не представила геологическую модель месторождения, в сущности, означает, что нельзя было вообще регистрировать открытие на основании единственной скважины, к тому же не испытанной должным образом на предмет обнаружения там запасов углеводородного сырья.

У «Газпрома» нечто подобное произошло с проектом освоения Южно-Киринского месторождения у берегов Сахалина. Собственных технологий, необходимых для разработки там газовых запасов, в России ни у кого нет, и практически все планы развития газовых проектов на сахалинском шельфе зашли в тупик: такие навыки и такое оборудование есть всего у нескольких компаний, которые ни за что не нарушат режим американских санкций. Примеров такого рода, к сожалению, множество.

Технические ограничения

Для того чтобы проложить на дне Балтийского моря оставшуюся часть газопровода, требуется мощное трубоукладочное судно — плавучий кран, оснащенный линией по подготовке, сварке и изоляции плети труб диаметром 1153 мм перед ее погружением на дно, плюс несколько специальных вспомогательных судов. Более того, в разрешении на работу в исключительной экономической зоне Дании, где и остановилась работа, говорится, что судно это должно быть оснащено системой динамического позиционирования, то есть (опустим детали) уметь во время укладки труб оставаться точно на месте без закрепления якорями.

Швейцарская компания Allseas, которая предоставляла по контракту для строительства «Северного потока — 2» гигантское судно Pioneering Spirit, способное укладывать такие трубы, сразу после введения американских санкций против проекта отозвала с Балтики и этот плавучий кран, и два работавших с ним вспомогательных судна. Итальянская Saipem, помогавшая «Газпрому» строить «Потоки», тоже приостановила работу, не захотев бросать вызов Вашингтону. 

В распоряжении российских компаний (таких, например, как «Межрегионтрубопроводстрой» (МРТС) есть несколько судов-трубоукладчиков, однако для работы с «Северным потоком — 2» они не приспособлены. Это баржи, рассчитанные на строительство подводных трубопроводов относительно небольшого диаметра на мелководье («Фортуна», «Дефендер» и «Капитан Булганин»). Линию сборки плетей метрового диаметра на их палубах не смонтируешь.

Кроме того, существует относительно новое краново-монтажное трубоукладочное судно «Академик Черский». Строили его китайцы для Нигерии, но сейчас оно принадлежит «Газпрому» и с 2016 года находится в эксплуатационном управлении ООО «Газпром флот». У него есть и система динамического позиционирования, и теоретическая возможность принять на борт систему сборки труб нужного диаметра. Именно с «Академиком Черским» стали в российских СМИ связывать надежды на завершение строительства «Северного потока — 2».

Загадочное переоснащение

До того момента, когда по проекту ударили американские санкции, «Академика Черского» планировали оснастить оборудованием, способным работать с трубами меньшего диаметра, чтобы строить подводную инфраструктуру в рамках газпромовского проекта «Сахалин — 3», то есть, по существу, для обустройства уже упомянутого Южно-Киринского и соседних с ним месторождений. «Газпром» нашел для этого переоснащения неназванного подрядчика и заключил с ним контракт, а после этого отправил «Академика Черского» на верфи в Сингапур.

В «Газпроме» отказываются сообщать, позволит ли переоснащение задействовать судно на злополучном проекте «Северный поток — 2». Завесой тайны окружен и дальнейший маршрут «Академика Черского» — то ли к берегам Сахалина, как изначально и предполагалось, то ли на Балтику в датские воды, для того чтобы сменить там дезертировавших швейцарцев. Ясность в этом вопросе может наступить, когда в Сингапуре закончат установку нового трубоукладочного оборудования и когда судно направится к месту работы.

На данный момент — пока «Академика» не переоборудовали — прав американский министр. У России действительно нет технологий для завершения строительства «Северного потока — 2». Пока нет.

В ряде компаний, которые приняли участие в финансировании газпромовского проекта на Балтике, верят в то, что нужное плавсредство найдут. Руководитель австрийской OMV Райнер Зеле, например, сказал, по сообщению агентства Bloomberg: «Насколько я понимаю, они ищут судно, и я уверен, что они найдут его. Сколько времени им потребуется и как они собираются продолжать прокладку труб, я не знаю».

Параграфы закона

Ну что ж, представим, что нужные трубоукладчики будут найдены. Проблема решится? Что говорит по этому поводу американский закон, который ввел санкции против «Северного потока — 2»?

В законе прямо сказано, что суда-трубоукладчики, участвующие в строительстве «Северного потока — 2» и «Турецкого потока», а также иностранные физические и юридические лица, сознательно предоставившие такие суда для этих проектов, будут лишены доступа в США, а их активы в Соединенных Штатах окажутся заблокированными. Мало того, санкциям подвергнутся и лица, которые предоставляли эти суда для строительства каждого из этих трубопроводов или организовали «обманные или структурированные транзакции» для предоставления судов-трубоукладчиков под указанные проекты.

Проще говоря, под санкции попадет любой владелец трубоукладочного судна, предоставивший его для завершения строительства «Северного потока — 2», даже если права судовладельца пару-тройку раз перейдут из рук в руки в рамках «обманной транзакции». Никто в мире не продаст «Газпрому» или специально учрежденной для такой сделки компании-ширме нужное судно, поскольку рискует испортить отношения с американскими властями. Под санкции автоматически попадает и сам «Газпром», если он вдруг решит отрядить принадлежащего ему «Академика Черского» на Балтику.

Надо сказать, что формулировки принятого в декабре закона стали строже и конкретнее по сравнению с законом о «санкциях против противников Америки», принятым в августе 2017 года (CAATSA). Если тогда конгресс объявлял, что администрация может (may) вводить санкции против российских экспортных газопроводов, то теперь она уже обязана (shall) их ввести.

В Москве не могут этого не понимать. Именно под давлением угрозы санкций «Газпром» пошел на заключение транзитного соглашения с украинцами на льготных для них условиях, поскольку американцы сделали «Северный поток — 2» невозможным. Ни технически, ни юридически.