Подарок для олигархов: что не так с объявленными Путиным антикризисными мерами

Фото  Алексея Никольского / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Фото Алексея Никольского / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Изменения в налогообложении, предложенные Владимиром Путиным в его обращении 23 июня, — неожиданно щедрый подарок для крупных бизнесменов и такой же неожиданный удар по среднему классу, считает экономист Андрей Мовчан

Чтобы адекватно оценивать меры, о которых Владимир Путин объявил в своем обращении 23 июня, следует сперва ответить на вопрос, для чего они нужны. Если они призваны взбодрить электорат перед голосованием по поправкам в Конституцию — возможно, цель была достигнута, не мне об этом судить. Но если их цель — изменить состояние экономики или обеспечить рост благосостояния населения, то, увы, авторов должно постигнуть разочарование: большого смысла в объявленных мерах нет.

Меры эти, вежливо говоря, довольно скромны по масштабам — их объем в денежном выражении чрезвычайно мал. По большей части они де-стимулирующие: никто и никогда в истории человечества не мог стимулировать экономику с помощью роста налогов. В этом смысле в предложенном пакете мер исключением выглядит предложение снизить налоги и облегчить существование для ИТ-компаний. Эту меру стоит приветствовать. Не будем обсуждать в данный момент, насколько только снижение налогов, остающихся все равно выше белорусских или кипрских, при сохранении высочайших рисков ведения бизнеса поможет отрасли; не будем думать и о том, как расплывчато понятие ИT, как легко под льготы попадет «кто надо» и как легко их не дадут тому, кто заслуживает.

При этом все, что касается предлагаемой реформы НДФЛ — увеличение подоходного налога у очень небольшой доли населения и на очень незначительную сумму, — это меры, которые к экономике не имеют никакого отношения и никакой важной функции в масштабах государства не несут. 

Согласно моим предварительным подсчетам, при благоприятном стечении обстоятельств повышенный подоходный налог позволит собрать в год дополнительно 20 млрд рублей. Эта сумма, и без того достаточно скромная, будет распределена по региональным бюджетам с большим упором на Москву и Санкт-Петербург (поскольку именно там сосредоточена основная часть плательщиков этого увеличенного налога). Это копейки в сравнении с реальными потребностями медицины или образования, и при этом направления сбора не соответствуют точкам реальных потребностей. Параллельно происходит уменьшение поступления в социальные фонды от компаний.

Тут имеет смысл вспомнить, что разговор о реформе НДФЛ начинался полгода назад с предложений отменить подоходный налог для малообеспеченной категории граждан. Очень скоро к этой идее добавилась вторая часть: компенсировать потери бюджета, введя прогрессивную ставку налога для состоятельных налогоплательщиков. Как видим, именно эта вторая идея и укоренилась во властных коридорах, тогда как об отмене НДФЛ для малоимущих предпочли не вспоминать. И неудивительно: такая социальная мера была бы непосильна для бюджета, поскольку речь идет о немалых деньгах. К малоимущим у нас можно отнести огромную часть населения, и особенно в регионах. Если, к примеру, установить планку необлагаемого дохода в 50 000 рублей в месяц, налог придется отменить примерно для 60% работающего населения страны. Вспомним при этом, что НДФЛ — налог региональный, а регионы и так обескровлены, и если отнять у них НДФЛ, непонятно, каким образом они будут формировать свои бюджеты.

Можно сказать, что эти меры — объявленные лично президентом перед важным для истеблишмента голосованием по поправкам в Конституцию — представляют собой еще один симптом неспособности власти генерировать экономически значимые решения. Однако об этом недуге мы и так уже давно догадываемся. Если суммировать опыт последних лет, то оказывается, что единственный ответ власти на хроническую рецессию и отсутствие иностранных инвестиций — повышение налогов. Тому, кто хочет еще раз в этом убедиться, достаточно прочесть программу возрождения экономики, предложенную недавно премьер-министром Михаилом Мишустиным: она как две капли воды похожа на все предыдущие программы и продолжает опираться на трату бюджетных денег на неэффективные нацпроекты.

Однако объявленные меры показывают и нечто большее. Даже в рамках своей парадигмы — «В ответ на любой вызов мы соберем больше налогов и распределим больше денег» — власть не справляется с задачей. Видимо, деньги собирать уже неоткуда, если предлагается решение «взять лишние 2% с 5% населения». Скорее всего, мы наблюдаем последнюю фазу экономических конвульсий: возможности исчерпаны, политика начинает отливаться в граните, и в дальнейшем власть будет не в состоянии отвечать ни на какие вызовы времени.

Наконец, стоит упомянуть и о предложенных льготах в налогообложении контролируемых иностранных компаний (КИК). Закон о КИК вот уже несколько лет очень прилично работал и вроде бы был адекватным ответом и на изменение международной среды, и на развитие трансграничного инвестирования, и на отток капиталов из России. Идея вице-премьера Белоусова сделать всех, кто имеет отношение к России, налоговыми резидентами России была проявлением той самой старой парадигмы: «Давайте соберем больше дани». Но она была (слава богу) отвергнута. И вот на этом фоне возникает новая идея: позволить владельцам КИК платить всего 5 млн рублей в год. Это уже принципиальное новшество — а точнее, возврат к забытому старому.

Два десятилетия в России господствовала — и широко пропагандировалась — идея о том, что социальное государство побеждает олигархов; на смену разгулу рентных капиталистов приходит ответственный чиновник, собирающий ренту в государственный карман и раздающий ее нуждающимся. Что же несет нам новый упрощенный налог? Начиная с дохода в 1 млн долларов в год (консервативный доход с капитала в 20 млн долларов) вы получаете снижение подоходного налога. Если вы — владелец КИК и зарабатываете, к примеру, $8 млн (около 500 млн рублей) в год, ваш налог составит ничтожный 1%.  Люди, владеющие существенными активами, в большинстве своем те самые олигархи, неожиданно получают фантастическую льготу по налогам. А на этом фоне программисты, ученые, специалисты по ведению бизнеса — то есть люди, которые зарабатывают не на ренте, а реально делают экономику страны, получая зарплаты, — заплатят подоходный в 15 раз (!) больше и вдобавок уплатят взносы в социальный и пенсионный фонды. Напомню, что зарплата — это еще и источник социальных отчислений и пенсионных сборов, тогда как доходы от КИКов не приносят ни пенсионных, ни соцналога.

Фактически мы наблюдаем, как разваливается экономическая политика, которую нам декларировали и преподносили 20 лет как политику примата социальных задач. Государство начинает выжимать последние соки из тех, кто хоть как-то двигает экономику и способствует развитию государства. Фактически государство отворачивается от тех, кто кормит пенсионеров, содержит медицину и строит экономику, создавая уникальные условия для владельцев капиталов, причем не всех, а только тех, кто инвестирует их за рубежом. 

Страна вошла в длинную рецессию, которая — пока лишь издалека — напоминает 1980-е годы и крушение экономической системы СССР. Тем временем экономическая парадигма власти стремительно меняется в сторону 1990-х, то есть в сторону защиты интересов рентного капитализма и льгот для олигархов при фактическом уничтожении профессионального среднего класса.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции