Доживем до 2030: какие пункты «июльского указа» Путина могут быть выполнены в реальности

Фото Алексея Дружинина / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Фото Алексея Дружинина / пресс-служба президента РФ / ТАСС
Экономические задачи, сформулированные в «Национальных целях России до 2030 года», выглядят вполне достижимыми, за исключением нескольких пунктов, считает директор Центра исследования финансовых технологий и цифровой экономики Сколково-РЭШ экономист Олег Шибанов

Новые сроки национальных целей России на период до 2030 года подчеркивают, что в период пандемии сложно быть излишне амбициозным. Предполагалось, что основные задачи могут быть решены к 2024 году, однако теперь у правительства есть возможность работать с ними более размеренно. Тем не менее экономические цели остаются довольно сложными, а часть задач пока не привязана к численным ориентирам, что может затруднить их достижение. В целях есть показатели, связанные как напрямую с благосостоянием граждан, так и с бизнесом, и пока неясно, как правительство будет отвечать за совокупность этих чисел — с учетом принятия многих решений на микроуровне отдельных компаний и людей.

Почему были сдвинуты сроки?

Если сравнить национальные цели до 2024 года и до 2030 года, можно увидеть много схожего. И задачи по росту экономики, инвестиций и экспорта, и задачи по снижению бедности, и по строительству — все они вошли в оба списка. Почему тогда потребовались дополнения и изменения сроков? Можно предположить, что внешняя среда сыграла существенную роль. Пандемия — 2020 очень сильно снизила уровни выпуска в большинстве экономик, включая российскую (по ожиданиям Банка России — падение примерно на 5%), и этим сделала невозможным достижение почти всех целей, намеченных к 2024 году. Например, бедность по итогам 2020 года, вероятно, вырастет, несырьевой экспорт упадет, а инвестиции затормозятся так сильно, что потребуется пара лет для их восстановления. Поэтому в ближайшие годы мы не смогли бы достичь численных показателей национальных целей.

Часть задач «Цифровой экономики» до 2024 казалась излишне амбициозной уже в момент формулирования в 2019 году: например, 15 городов со связью 5G или доля России 10% в хранении и обработке данных. Поэтому уточнение приоритетов, которое должно произойти за следующие три месяца, может привести к более реалистичному плану действий.

Что удастся сделать в экономике

В программе есть много неэкономических вопросов, пусть и связанных с необходимыми расходами, таких как экология, переработка отходов или волонтерская деятельность. Тем не менее попробуем сфокусироваться на экономических задачах.

  1. «Снижение уровня бедности в два раза по сравнению с показателем 2017 года». Эта задача не изменилась: уровень 2017 продолжает оставаться отсечкой, снижение предполагается примерно до 6,6%. Это сложно, поскольку за последние 10 лет данный показатель почти не меняется.
  2. «Обеспечение присутствия Российской Федерации в числе десяти ведущих стран мира по объему научных исследований и разработок, в том числе за счет создания эффективной системы высшего образования». Это вполне реалистично с учетом числа сотрудников, занимающихся исследованиями. Сейчас по публикациям мы занимаем место рядом с первой десяткой (за период 1996–2019 — 12-е место, а в 2019 году уже 10-е место).
  3. «Улучшение жилищных условий не менее 5 млн семей ежегодно и увеличение объема жилищного строительства не менее чем до 120 млн кв. м в год». Это очень амбициозная задача. Она, конечно, может привести к росту в целом ряде отраслей, потому что строительство подразумевает использование всего, от цемента до железа. Но, по данным Росстата, пик ввода жилой недвижимости пришелся на 2015 года и составил примерно 85 млн кв. м. Если население будет оставаться примерно в той же численности, как сейчас (менее 150 млн человек), не до конца понятно, будет ли предъявлен дополнительный спрос на новое жилье.
  4. «Обеспечение темпа роста валового внутреннего продукта страны выше среднемирового при сохранении макроэкономической стабильности». Вероятно, речь идет в том числе о низкой устойчивой инфляции и финансовой стабильности — то, что входит в мандат Банка России. Рост на среднемировом уровне, около 3-4%, будет достаточно сложной задачей, потому что у России относительно высокий ВВП на душу населения (мы в верхних 25% стран, если брать по паритету покупательной способности), и таким странам уже сложнее расти так же, как Индии. Среди стран БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) мы самые «богатые», поэтому план выглядит очень сильно. Многие аналитики оценивают потенциальный рост ВВП в России скорее в 1–2% из-за невысокого роста населения, относительно низкой нормы накопления капитала (инвестиции составляют в среднем около 21% ВВП) и низкого темпа изменения производительности.
  5. «Обеспечение темпа устойчивого роста доходов населения и уровня пенсионного обеспечения не ниже инфляции». Эта задача выглядит относительно несложной. С пенсиями ситуация проще, потому что их индексирует государство, хотя отсутствие увеличения в кризис 2015 года несколько снизило их уровень по сравнению с потенциально возможным. А вот с реальными доходами населения и их распределением все немного сложнее, потому что за последние 10 лет они почти не изменились. Технически это и означает рост примерно на уровне инфляции, но обычно при росте реального ВВП в 1–2% и реальные доходы должны бы постепенно увеличиваться.
  6. «Реальный рост инвестиций в основной капитал не менее 70% по сравнению с показателем 2020 года». А вот это выглядит очень амбициозной задачей. Если реальный ВВП будет расти в среднем на 2% за десятилетие, то он увеличится примерно на 22%; рост на 3% в среднем будет обозначать увеличение ВВП на 35%. Рост инвестиций на 70% в таком сценарии будет обозначать существенное увеличение их доли в ВВП, а это может произойти только за счет других частей ВВП. Что должно будет снизиться — потребление, госрасходы или чистый экспорт, пока не полностью понятно.
  7. «Увеличение численности занятых в сфере малого и среднего предпринимательства, включая индивидуальных предпринимателей и самозанятых, до 25 млн человек». По состоянию на 2019 год оценки Сбербанка давали примерно 18,3 млн человек, занятых в МСП и ИП. Многие люди в последние годы постепенно уходили из корпоративной среды в неформальный сектор, включая МСП. Продолжение текущих трендов вполне может привести к этим числам.
  8. «Увеличение вложений в отечественные решения в сфере информационных технологий в четыре раза по сравнению с показателем 2019 года». Некоторые отечественные компании, такие как 1С, «Касперский», «Яндекс» или Mail.ru, вероятно, будут рады этому пункту. Хотя придется проверять, насколько именно их деятельность сможет рассматриваться как IT, а не как реклама или что-то подобное.

Выводы

В целом поставленные цели выглядят вполне достижимыми, но с отдельными исключениями (например, чересчур большой рост инвестиций и строительства). Пока остается вопрос, какие численные показатели будут сформулированы на основе президентского указа правительством, на которое и возлагают роль управляющего целями. Некоторые числа из предложенных к целям-2024 выглядели чересчур смело и в итоге едва ли могли быть достигнуты. Если сейчас удастся зафиксировать набор достижимых показателей, выполнимость указа станет более вероятной.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции