«Первую зарплату я потратил на Библию»: участник списка Forbes Дмитрий Волков о бизнесе, знакомствах будущего и сотруднике из Кремля

Гостем нового «Forbes Клуба» стал основатель SDVentures, Dating Group Дмитрий Волков (№126 в списке богатейших людей России по версии Forbes). Кого лучше нанимать — «технарей» или гуманитариев, почему первую зарплату потратил на Библию и что изменят сервисы знакомств в будущем? История миллионного бизнеса Волкова от первого лица.

О самоизоляции и пандемии

Я практически не заметил вот этого локдауна. Несколько недель, когда только началось, был в Москве, работал, как обычно, удаленно, а после этого улетел в Швецию, потому что там была хорошая погода. Они там не слышали про коронавирус. Ну, точнее так – хозяйка, которая сдавала дом, сказала: «Знаете, нам государство предписало соблюдать социальную дистанцию. Но вы вообще мои гости в доме, поэтому идите сюда, я вас обниму». Вот так она меня поприветствовала и так продолжалось все мое время в Швеции. Потом я прилетел в Черногорию, после – в Латвию. У меня там и офис, и резидентство, и гражданство. С какого-то времени я перестал чувствовать себя привязанным к одной стране. Появились резидентства, паспорта. В общем, я чувствую себя гражданином мира.

О философии в бизнесе

На самом деле меня в детстве волновали вопросы, которые всех волнуют. Но они меня просто волновали болезненно. Ну, существование бога, смысл жизни. Потом я увлекся восточными единоборствами, меня стал интересовать буддизм и в частности дзен. В общем, это вот все вот такие юношеские увлечения – они у меня как-то проросли. Но сейчас я занимаюсь совсем другой философией – это скептический взгляд, это критическое отношение к действительности. Подвергать сомнению устои – свойственно философствующим людям. В бизнесе это необходимо, потому что все крупные бизнесы на самом деле занимаются разрушением шаблонов. 

Кто круче: «технари» или гуманитарии? 

Я в принципе предпочитаю нанимать «технарей». И даже в топ-менеджмент нанимаю людей, которые умеют программировать. «Технари» не так развивают свои коммуникативные навыки, не так понимают мотивацию других людей. Бизнес – это ж все вокруг людей. Вы можете сами сделать продукт и быть бизнесменом, вы можете сделать с другими людьми продукт и быть успешным. Универсальной модели нет. Я думаю, что если вы «технарь», вы можете сегодня сделать свой продукт, и он может выстрелить. Но если вы гуманитарий, то вы можете найти людей, мотивировать их на то, чтоб они сделали что-то великое. И то, и другое будет предпринимательским опытом.                              

О первом бизнесе 

Впервые я попробовал себя в бизнесе в 14 лет. Это была авантюра, как и все то, что я делал лет до 20, наверное. Я с другом организовал детскую биржу труда. Даже, скорее, у него возникла идея, а я поддержал. Мой друг сказал: «Вот смотри, тут такая ситуация. У всех взрослых есть работа и деньги. А нам – мы маленькие, и нам деньги нужны больше, чем им, взрослым. Потому что у нас этих денег нет. Поэтому нам нужна работа, – и он говорит, – Есть куча детей, которые не работают. Смотри, вот у нас в школе никто не работает, мы сейчас им всем найдем работу и будем с этого зарабатывать». Это была гениальная идея, мы собрали анкеты у всех детей в школе. Кто-то умел петь, кто-то считал, кто-то танцевал. Нам стали звонить. И у нас этот бизнес развивался месяцев шесть, пока мне мама не сказала: «Почему ты школу прогуливаешь?». А я говорю: «Я получаю в 2 раза больше денег, чем ты. Почему ты ходишь на работу?». Так я заработал свои первые 400 или 500 рублей.

Первая инвестиция

В 13 лет я снимался в кино, в театре играл. У нас был первый мюзикл в МТЮЗе, народу было битком. Однажды ко мне пришел режиссер и предложил поучаствовать в кастинге на главную роль в фильме «Чтобы выжить». Роль я получил, а вместе с ней и гонорар в пять или шесть тысяч рублей, по-моему, тогда это были немыслимые деньги. Вот это была первая моя суперзарплата. Половину этой зарплаты я потратил на Библию 17-го века, она стоила в антикварном магазине 2300 рублей. Вот как мне мама разрешила купить это, я не знаю. 

«Миллионером я стал в 24 года»

Я работал на всех работах, которые были возможны. На втором курсе я работал переводчиком, у меня был хороший английский. Однажды один из моих клиентов обратился ко мне с просьбой перевести с Cold Fusion на ASP (прим. языки программирования). Я услышал слово «перевести». Что такое Cold Fusion и ASP я не знал. Я попросил за работу 3000 долларов. Для меня это была гигантская сумма, потому что на тот момент я зарабатывал пять долларов в час. По объявлению в газете я нашел программиста, который, как позже выяснилось, был полковником ФАПСИ, работал программистом за не очень большую зарплату. Я предложил ему тогда 500 долларов и он согласился. Но самая большая проблема была в том, что он не знал Cold Fusion и ASP. В общем, мы нашли каких-то студентов из МАДИ и сделали этот проект, но в итоге не за три тысячи долларов, а за десять. Таким образом, у меня образовался коллектив из программистов, которые хотели работать, а я уже знал, как ими управлять. Связав свой бизнес с IT, в 24 года я стал миллионером.

О рисках в бизнесе 

Я считаю, что предприниматель – это человек, который способен принимать разумные риски. Предпринимательство – это умение рационально, последовательно рисковать. Рационально, потому что просто наобум рисковать  – очень опасная черта. Она заканчивается долгами или самоубийствами, или депрессией и так далее. В общем я за умеренный риск, взвешенный. И еще за продолжение всего начатого. То есть я считаю, что нельзя, если вы сегодня занимаетесь изготовлением пиццы, начать бизнес в области нанотехнологий. Вам нужно строить бизнес вокруг пиццы. Или где-нибудь рядом с пиццей. Либо это клиенты, либо это ваша экспертиза, либо это ваши ресурсы, сотрудники. То есть что-то, что отличает вас от других людей и является преимуществом. Вот на этом надо строить бизнес. 

«Знакомства в барах — дикость»

За рынок дейтинга я в принципе не боюсь. В штатах уже более 70% пар нашли друг друга с помощью каких-то онлайн приложений. Остальной мир еще подкатывается к этому. Раньше это было чем-то таким неприличным, что ли. Сейчас это становится общепринятым и будет еще более общепринятым. В баре знакомиться – дикость какая-то. Подходишь, говоришь «привет»? Ну и что ты знаешь об этом человеке? Да, наверное, можно знакомиться как- то по-другому. Но на самом деле, вот лично мне очень важно приватное пространство. Если я где-то нахожусь, например, в баре, я думаю о том, о чем я хочу думать, и не факт, что кто-то в этот момент нужен. 

В общем, онлайн-знакомства, мне кажется, перспективны и будут еще более перспективны. В принципе самые крупные бизнесы сейчас – это тоже сайты знакомств. Возьмите LinkedIn. Это такой же сайт знакомств. Там просто знакомятся люди не для того, чтобы встречаться и жениться, а для того, чтобы встречаться и работать. В Facebook знакомятся для того, чтобы следить друг за другом и ставить лайки. 

О мире после эпидемии: «мы становимся частью матрицы»

Фактически я зачеркиваю понятие офис вот как нечто физическое и превращаю это в нечто виртуальное. Это мессенджеры, это среды за контролем, за поручениями, это среды для проектирования, это среды для аналитики. И все это полностью живет в онлайне. Я еще сам лично пересмотрел отношение к недвижимости. То есть для меня недвижимость сейчас – это хороший интернет, прекрасный вид и комфортные условия просто для работы, но не для встреч. Со многими людьми, которых давно не видел, я встретился в Zoom. В пандемию стало глупым просто ждать, когда кто-то куда-то приедет. Я думаю, что это тренд. Да, мы становимся частью матрицы какой-то, мы ее сами сегодня создаем. И с моей точки зрения это не плохо и не подрывает ничего.