Обойти учителя: как Наум Бабаев поссорился с кузеном из списка Forbes и создал лидера по производству индейки «Дамате»

В далеком 2006 году Наум Бабаев ушел из компании «Черкизово», созданной его двоюродным братом Игорем Бабаевым, которого из-за разницы в возрасте почти в 30 лет он называл дядей. После ссоры с влиятельными родственником и потери позиции в крупной компании ему удалось построить крупнейшего в стране производителя индейки, компанию «Дамате», на которую приходится почти половина рынка. Что помогло компании вырасти и почему старший и младший Бабаевы не разговаривают уже почти 15 лет?
Фото Семена Каца для Forbes
Фото Семена Каца для Forbes

В мае 2006 года семья бизнесмена Игоря Бабаева собралась в Лондоне, чтобы провести IPO «Группы Черкизово». Это одна из крупнейших в России фирм, производящих мясо, известная своей курятиной «Петелинка» и колбасой «Черкизово». Размещение прошло успешно — акционеры получили более $250 млн. На традиционном фото с биржи счастливые лица: сам Бабаев, его жена Лидия Михайлова (бывший член совета директоров «Черкизово»), старший сын Сергей Михайлов (генеральный директор), племянница Людмила Михайлова (финансовый директор) и двоюродный брат Наум Бабаев (директор по стратегическому развитию), который из-за большой разницы в возрасте (28 лет) звал главу семьи дядей. «Это был действительно красивый, незабываемый опыт», — вспоминает Наум размещение акций на Лондонской фондовой бирже. Но в том же 2006 году его отношения с «дядей» закончились драмой: Наум ушел из компании и с тех пор с ним не общается. О причинах ссоры братьев Бабаевых долгое время не было ничего известно. Forbes восстановил череду событий, в результате которых в России появился новый лидер на рынке мяса индейки — группа «Дамате», которую Наум создал с еще одним выходцем из «Черкизово» Рашидом Хайровым.

«Группа Черкизово» провела размещение на Лондонской бирже в 2006 году и привлекла $251 млн. Игорь Бабаев (пятый справа) с женой Лидией Михайловой (шестая справа) и Наум Бабаев (четвертый слева).
«Группа Черкизово» провела размещение на Лондонской бирже в 2006 году и привлекла $251 млн. Игорь Бабаев (пятый справа) с женой Лидией Михайловой (шестая справа) и Наум Бабаев (четвертый слева).

«Он был мне больше чем родня»

«Наум был мне как сын», — вспоминает Игорь Бабаев. По его словам, в начале 1990-х его любимый дядя, отец Наума, сильно болел, и он перевез дядину семью из Кисловодска в Москву. Старшую сестру Наума Марину Игорь Бабаев устроил к себе на Черкизовский мясоперерабатывающий завод (ЧМПЗ) в бухгалтерию, где она выросла до заместителя главного бухгалтера. Наум пошел учиться в Финансовую академию при Правительстве РФ, которую окончил в 1999 году по специальности «финансы и кредит». На ЧМПЗ Наум начал работать еще студентом — в 1996 году был назначен на должность финансового аналитика. Его трудовая книжка оставалась на заводе до 2000 года, но параллельно он работал и на других предприятиях будущей группы, на последнем курсе института — на «Новгородском мясном дворе», который Бабаеву-старшему пришлось отдать за долги Автобанку после дефолта 1998 года.

В 2000 году Наума назначили первым заместителем генерального директора АПК «Михайловский», который позднее стал частью «Группы Черкизово». Молодой специалист занимался развитием основного предприятия АПК — «Петелинской птицефабрики». В 2002 году он вошел в совет директоров «Михайловского», а в 2005-м, когда АПК «Михайловский» и АПК «Черкизово» объединились в группу, стал ее директором по стратегии и развитию бизнеса.

Участники рынка вспоминают, что птицеводческий бизнес «Черкизово» строили два человека — это сам Игорь Бабаев и его кузен Наум. Позднее к ним присоединился сын Игоря Сергей. «У Наума был опыт в аграрном секторе, у меня — в переработке. Мы объединяли свои знания и вместе работали над стратегией группы», — говорил Сергей Михайлов в интервью «Ведомостям» в начале 2007 года, сразу после ухода Наума из компании.

При этом в отличие от сыновей Игоря Сергея и Евгения у Наума никогда не было доли в компании. По словам Наума, ему платили неплохую для того времени зарплату, а в 1998 году у него появился первый автомобиль, вазовская «десятка». Это была служебная машина, сам водить он тогда не умел и ездил с водителем.

Об уровне зарплат в «Черкизово» того времени можно судить по информации, предоставлен- ной в проспекте IPO. К моменту его проведения топ-менеджмент группы включал четверых человек: трех родственников — Сергея Михайлова, Людмилу Михайлову и Наума Бабаева, а также исполнительного директора группы Дмитрия Панкратова. За 2005 год трое из них, за исключением Сергея Михайлова, заработали в общей сложности $273 000 (в среднем $7600 в месяц). Там же, в проспекте, был предусмотрен опцион до 2,5% акций для ключевого менеджмента. Капитализация компании на момент размещения составила $904 млн, и, соответственно, 2,5% стоили почти $23 млн.

Однако Наум Бабаев долю в компании так и не получил. Большинство собеседников Forbes на рынке считают, что именно это стало одной из главных причин, подтолкнувших Наума к уходу из «Черкизово». Сам бизнесмен объясняет свое решение исключительно желанием строить самостоятельный бизнес. «В какой-то момент я почувствовал, что сам могу что-то сделать уже для себя. Не было ни одного дня, ни одной минуты, когда бы я об этом пожалел. Когда ты перерастаешь свой уровень, надо почувствовать этот момент. Почувствовал я его очень вовремя», — говорит он.

У Игоря Бабаева своя версия тех событий. Он говорит, что с Наумом пришлось расстаться, поскольку он, как менеджер, поступал непорядочно по отношению к акционерам. После потери «Новгородского мясного двора» он назначил Наума вторым человеком в АПК «Михайловский», а его сестру Марину сделал главным бухгалтером предприятия. «Наум работал под моим руководством. Это был, в общем-то, ребенок, который хорошо учился у своего «дяди», — рассказывает Forbes Игорь Бабаев. — Меня кредитовал Россельхозбанк. А он вместе с Мариной открыл посредническую компанию и прогонял через нее деньги Россельхозбанка, задерживая их на месяц-два-три. Он вывел из моего бизнеса различными способами миллионы долларов. Впоследствии это и стало для него стартовым капиталом для построения собственного бизнеса». Наум Бабаев не стал комментировать эти обвинения. Участники рынка вспоминают, что уход Наума из семейного бизнеса был очень неожиданным. «В ходе подготовки к IPO нам с другими аналитиками нужно было летать смотреть их фермы. С нами ездили Наум и Сережа Михайлов, вместе все показывали и рассказывали. Наум был очень вовлечен в процесс, и ничто не говорило о том, что он скоро уйдет из компании», — вспоминает директор по корпоративным финансам X5 Retail Group Наталья Загвоздина, бывший аналитик инвестиционной компании «Ренессанс Капитал», которая была одним из организаторов IPO «Черкизово».

Как бы то ни было, Игорь с Наумом не виделись 15 лет. Усугубил разлад в отношениях и переход части руководителей «Черкизово» в структуры Наума Бабаева, говорит их общий знакомый: «Нужно понимать, что квалифицированные люди — штучный товар, тем более в регионах». Вместе с Наумом Бабаевым из «Черкизово» в декабре 2006 года сразу ушло около десяти человек.

Санитары области

После ухода из «Черкизово» Наум Бабаев вместе с двумя юристами занялся продажей земельных участков в Пензенской области — партнеры скупали земельные паи, объединяли их и продавали с наценкой. Сделки им принесли более $15 млн, эти средства они инвестировали в создание «Русской молочной компании» («Русмолко»), которая выросла в крупного производителя молока. Бизнес начался с восстановления и реконструкции старых молочных ферм, находившихся на приобретенных сельскохозяйственных землях. Первым был комплекс в селе Татарский Канадей Пензенской области, его партнерам продал Россельхозбанк (РСХБ), получивший объект в начальной стадии строительства за долги.

Эта сделка во многом определила развитие «Русмолко» и впоследствии — «Дамате». РСХБ с тех пор стал основным кредитором бизнеса Наума Бабаева. Группа не раз выкупала у банка проблемные активы. «Так сложилось, что мы стали для Россельхозбанка каким-то санитаром Пензенской области», — смеется Бабаев.

Первое предприятие «Русмолко» заработало в 2009 году, а через год был построен еще один молочно-товарный комплекс, в три раза больше. В том же 2010 году у Бабаева появился партнер — Рашид Хайров. Он тоже ушел из «Черкизово», проработав там 12 лет и не получив доли в компании, хотя справедливо мог на нее рассчитывать. Ведь в 1998 году Хайров, директор мясоптицекомбината «Пензенский», просто отдал свои акции и акции всех сотрудников предприятия Игорю Бабаеву. «Пензенский» был включен в «Группу Черкизо- во», и Хайров остался директором предприятия в рамках группы.

Хайров, прежде чем отдать комбинат Игорю Бабаеву, ездил смотреть, как работают предприятия «Черкизово». «Возвращаясь из Новгорода с «Новгородского мясного двора», я позвонил на наше предприятие, сказал, что буду в 12 часов и чтобы всех собрали в актовом зале. Я объявил, что кладу свои акции на стол и призываю всех сделать то же самое. За три дня мы собрали все», — вспоминает Хайров. По его словам, Игорь Бабаев был крайне удивлен «такому подарку», но долю в головной компании Хайрову не предложил.

С Наумом Бабаевым Хайров познакомился в 1998 году в Новгороде, когда Наум посещал «Новгородский мясной двор», где тогда работал. Позже они часто общались по работе. И в 2006 году Наум Бабаев, по его словам, неслучайно выбрал Пензенскую область, чтобы начать собственный бизнес: «У меня было множество идей в голове, я ездил по разным регионам и общался с губернаторами.В том числе был в Пензе, все время консультировался с Рашидом и в финале выбрал Пензу».

В 2010 году Рашид Хайров ушел из «Черкизово», чтобы присоединиться к Науму Бабаеву. В «Русмолко» он получил 20% акций (в группе «Дамате» у партнеров равные доли). Весной того же года на бизнесменов вышла сингапурская компания Olam International с предложением о продаже доли в компании. Обратил внимание сингапурцев на «Русмолко» независимый член совета директоров Olam Андрей Даниленко, возглавлявший в то время Национальный союз производителей молока. Когда руководство Olam задумалось о выходе на российский рынок, то обратилось к нему с просьбой порекомендовать подходящий проект. «Для них было важно найти что-то лучшее из того, что есть на сегодняшний день. Я, естественно, знал всех, в том числе был хорошо знаком с Наумом Бабаевым и его проектом», — вспоминает Даниленко.

Стороны договаривались напрямую, без посредничества инвестбанков, и завершили сделку за год. Olam приобрела 75% с опционом на выкуп оставшихся 25% в 2019 году. На первом этапе сделки «Русмолко» была оценена в $100–120 млн, на втором — в два раза выше. В 2019 году Бабаев и Хайров окончательно вышли из капитала «Русмолко». Полученные в результате сделок деньги пошли на создание и развитие группы «Дамате», крупнейшего с России производителя индейки.

Ставка на ЗОЖ

В периметр сделки с Olam вошли не все активы партнеров. На базе оставшихся в 2012 году была создана компания «Дамате». Бизнесмены вложили в нее около $40 млн. И здесь они снова выступили в роли санитаров, подобрав рухнувшее предприятие корпорации «Евросервис», занимавшееся производством индейки. Так получилось, что партнеры выбрали новое направление бизнеса. «Индейка появилась через проблемный актив, нас попросили рассмотреть его и помочь», — вспоминает Наум Бабаев. История классическая: предыдущий владелец начал проект в Пензенской области, не смог расплатиться по кредитам, и предприятие перешло к РСХБ. На Бабаева и Хайрова в поисках инвестора вышел тогда губернатор региона Василий Бочкарев. Они согласились. В РСХБ к тому времени по- менялось руководство — пришла новая команда во главе с Дмитрием Патрушевым. «Мы тогда сделали самую большую глупость — забрали компанию со всем долгом, но при этом получили большую кредитную линию на развитие проекта. Я не могу сказать, что в дальнейшем мы пожалели, но больше мы так не делали», — вспоминает Наум Бабаев.

В 2020 году предприятие представляет собой вертикально интегрированную структуру с полным циклом: производство кормов, инкубаторий, площадки подращивания и откорма, завод по убою и переработке индейки. Производство растет: в 2013 году комплекс произвел 15 000 т мяса индейки в убойном весе, в 2014-м — 30 000 т, а по итогам 2019 года — 131 000 т. Продукция продается под брендом «Индилайт», в ассортименте около 400 позиций. В 2019 году «Дамате» ввела в эксплуатацию в Пензенской области новый завод, ставший крупнейшим по переработке индейки в Европе. В состав группы также входит крупнейший переработчик молока в области — молочный комбинат «Пензенский» («Молком»).

Суммарные инвестиции «Дамате» в проект по производству индейки составили 60,8 млрд рублей. Группа — крупнейший инвестор в регионе. «У нас сложились хорошие партнерские отношения: совместными усилиями в Пензенской области были запущены крупные, очень значимые для региона предприятия с большим количеством рабочих мест и высокой заработной платой», — ответил на запрос Forbes губернатор региона Иван Белозеров. Средняя зарплата в Пензенской области в 2019 году составила 30 760 рублей, на предприятиях «Дамате» — 41 000 рублей. «Компания «Дамате», где работает более 7000 человек, полностью прозрачная, абсолютно легальная, платит безумное количество налогов, — говорит президент консалтинговой компании Agrifood Strategies Альберт Давлеев. — Я знаю много компаний в пищевом секторе, у которых проскальзывают серые схемы, есть какого-то рода уход от налогов, оптимизация. А у них, насколько я вижу, все транспарентно».

Бабаев и Хайров верят в рынок, где Россия пока сильно отстает от развитых стран: потребление индейки на душу населения в России — около 2 кг в год, в Европе—6кг, вСША—около 10 кг, в Израиле — 13 кг. Все больше людей проповедуют ЗОЖ, все больше людей отказывается от свинины, поскольку мусульманское население растет. Партнеры утверждают, что их индейка и продукты из нее полезны для здоровья. Они сами ее едят три раза в неделю.

Из Пензы в Ростов

Долгое время крупнейшим производителем индейки в России была компания «Евродон», основанная ростовским бизнесменом Вадимом Ванеевым. В 2016 году «Дамате» впервые обошла ростовского конкурента — произвела 60 800 т индейки против 59 900 т. В конце того же года на заводе «Евродона» была зафиксирована первая вспышка птичьего гриппа. Всего их было три, в результате чего компания лишилась всей птицы и отошла главному кредитору — ВЭБ. В июле 2019 года «Евродон» был признан банкротом и перешел от ВЭБ в собственность РСХБ. В июне донской губернатор Василий Голубев сообщил, что «Евродон» и «Донстар» (входивший в группу «Евродон» комплекс по производству утки) отойдут в управление «Дамате». Компания взяла предприятия в аренду и стала одним из основных кандидатов на покупку, сделку планируется окончательно структурировать и закрыть до конца года, сообщили Forbes в РСХБ.

На мощностях «Евродона» Бабаев с Хайровым рассчитывают в 2021 году произвести около 47 000 т индейки и 17 000 т утки. «Мы никогда не ставили себе задачу стать крупнейшими. Мы ставили себе задачу стать самыми эффективными. И это получилось. А титул крупнейшей сам пришел за нами», — говорит Бабаев.

На «Дамате» приходится 46% рынка мяса индейки. Выручка «Дамате» в 2019-м выросла на 49%, до 26,3 млрд рублей, по итогам 2020 года, по прогнозам компании, составит около 36 млрд рублей, а к 2023–2024 году партнеры рассчитывают увеличить ее до 75–80 млрд рублей. Большую часть выручки, 50–55 млрд рублей, должно обеспечить производство индейки, говорит Бабаев, еще 8–9 млрд рублей — производство молока и молочных продуктов, оставшееся добавят баранина и утка. Их планам может помешать снижение цен, считает Николай Лычев, управляющий партнер Agrotrend.ru: «Со следующего года конкуренция будет расти, участникам рынка придется опускать цену. Если тройка лидеров продолжит развиваться такими же темпами, то уже в ближайшие два года они столкнутся с насыщением или перепроизводством. В этом смысле «Дамате» молодцы, они это прекрасно понимают, и их действия с «Евродоном» — это захват доли рынка».

Дополнительные материалы

10 богатейших семейных кланов России — 2020