Baring Vostok и Аветисян заключили мировое соглашение: отпустят ли теперь Майкла Калви

Фото Сергея Бобылева / ТАСС
Фото Сергея Бобылева / ТАСС
Самый громкий корпоративный конфликт последних лет завершается мировым соглашением. «Восточный» получит 2,5 млрд рублей в качестве компенсации ущерба, а Baring Vostok надеется, что таким образом удастся выкупить сидящего под домашним арестом основателя фонда Майкла Калви и его коллег. Так ли это?

«Когда мы обсуждаем стратегии и идеи по развитию <...> мы более-менее одинаково смотрим на будущее» — так основатель фондов Baring Vostok Майкл Калви описывал свои отношения с бизнесменом Артемом Аветисяном в интервью Forbes. Было лето 2016 года, Baring Vostok договаривался об объединении контролируемого им банка «Восточный экспресс» с Юниаструм Банком Аветисяна. Сделка завершилась в начале 2017 года — Baring Vostok остался контролирующим акционером банка, переименованного в «Восточный» с пакетом в 52% акций, у Аветисяна и его партнеров было 40%, они также получили опцион на 9,9% акций. Вскоре отношения между партнерами разладились, Майкл Калви с коллегами угодил за решетку, а суды по всему миру оказались завалены взаимными исками.

В среду, 28 октября, Baring Vostok и компания «Финвижн» Артема Аветисяна заявили, что корпоративный конфликт исчерпан — компания Evision, через которую фонды владеют долей в «Восточном», и «Финвижн» подписали мировое соглашение и в ближайшее время отзовут все иски из российских и зарубежных судов. Одновременно «Восточный» сообщил, что получит 2,5 млрд рублей — возмещение по делу, в рамках которого Калви находится под арестом. «Акционеры заложили крепкую основу для поддержания и выстраивания будущих отношений. Акционеры будут продолжать направлять свои совместные усилия и ресурсы на дальнейшее развитие банка «Восточный», — говорится в сообщении Baring Vostok. Впрочем, договоренности не касаются уголовного дела в отношении Майкла Калви. 

С какой расстановкой сил завершается одна из самых громких корпоративных войн последних лет и что теперь ожидает Майкла Калви?

«Случай вопиющей несправедливости»: миллиардер Леонид Богуславский призвал прекратить дело Майкла Калви

Суть конфликта

В конфликте вокруг «Восточного» три группы дел. Майкл Калви и его коллеги были арестованы в феврале 2019 года по заявлению, с которым в Следственный комитет и ФСБ обратился партнер Аветисяна и миноритарий «Восточного» Шерзод Юсупов. Заявление касалось кредитов почти на 2,5 млрд рублей, выданных «Восточным экспрессом» в декабре 2015 года связанному с ним «Первому коллекторскому бюро» (ПКБ). В феврале 2017 года банк получил по этому кредиту отступное — долю в инвестфонде IFTG, владевшем акциями ряда компаний. Поводом для заявления стали сомнения Юсупова в том, что стоимость пакета акций IFTG эквивалентна сумме долга ПКБ. По версии следствия, на момент сделки с акциями IFTG их стоимость не превышала 600 000 рублей. По версии Юсупова, Калви и менеджеры Baring Vostok обманом убедили его и других членов совета директоров «Восточного» голосовать за отступное. Уже после задержания Калви «Восточный» подал к нему и другим менеджерам Baring Vostok иск на 2,5 млрд рублей. Общая сумма требований Аветисяна и Юсупова к Baring Vostok еще выше — в 2018 году компания Finvision (прежнее название «Финвижн» до того, как она была зарегистрирована в России) заявила в Лондонский арбитраж встречные требования к фондам на 22 млрд рублей, обвинив их в выводе денег из «Восточного« и массовых злоупотреблениях.

Суд Лондона поддержал Baring Vostok в споре с совладельцем банка «Восточный»

Сам Калви на судебных заседаниях после своего ареста говорил, что кредит ПКБ был выдан, чтобы погасить некие обязательства, возникшие у «Восточного экспресса» еще до того, как Baring Vostok стал контролирующим акционером банка. Он также говорил, что его уголовное преследование инициировано, чтобы усложнить разбирательство в Лондонском международном арбитражном суде (LCIA), куда Baring Vostok обратился почти за год до ареста своего основателя. Поводом для этого иска стали сделки, совершенные летом 2016 года, накануне сделки между Baring Vostok и Аветисяном. Тогда BOC Russia (прежнее название Finvision Аветисяна) выкупила за 5,4 млн рублей миноритарные пакеты акций у ряда компаний, а затем продала их «Юниаструму» уже за 1,6 млрд рублей. Все компании были связаны с участниками «Клуба лидеров» — неформального объединения предпринимателей средней руки, одним из основателей которого был Аветисян. «Юниаструм» также кредитовал участников «Клуба лидера». Убытки от сделок с акциями и кредитования «Клуба лидеров» Baring Vostok оценил в 19 млрд рублей и в апреле 2018 года подал к Finvision иск на эту сумму в LCIA. 

Наконец, третья линия судебных споров связана с опционом на 9,9% акций «Восточного». Срок его исполнения истекал 31 марта 2018 года. Тогда отношения между Калви и Аветисяном уже были испорчены и последний не смог получить акции из-за того, что кипрский офис Evison не принимал уведомление об исполнении опциона. Baring Vostok позже заявлял, что был против исполнения опциона из-за подозрительных сделок с компаниями участников «Клуба лидеров». В марте 2019 года Finvision через суд потребовала исполнить опцион.

«Восточный» оценил спорный пакет из дела Baring Vostok в 6000 раз выше следствия

Спустя почти два с половиной года судебных разбирательств перевес в конфликте вокруг «Восточного» на стороне Аветисяна. Еще в мае 2019 года Арбитражный суд Амурской области обязал Evison исполнить опцион по продаже 9,9% акций «Восточного». Сегодня Аветисяну и его партнерам принадлежит больше 50% банка, доля Baring Vostok — порядка 42%. Летом 2020 года «Финвижн» Аветисяна (бизнесмен перерегистрировал свою компанию в российском «офшоре» — на острове Русский) выкупила с баланса «Восточного» доли в компаниях, из-за которых разгорелся конфликт. Сумма сделки составила 1,6 млрд рублей, кредит на эту сумму предоставил сам «Восточный». Кроме того, «Восточный» и Аветисян неоднократно добивались заморозки пакета акций банка, которым владеет Baring Vostok. Недавно решение о заморозке принял суд Кипра — по иску на €7 млн.

Будущее Калви

С апреля 2019 года Майкл Калви находится под домашним арестом. 28 октября Генпрокуратура утвердила обвинительное заключение по его делу. Калви обвиняют в растрате (ст. 160 УК РФ, изначально он был задержан по подозрению в мошенничестве, ст. 159 УК). Фигурантами дела также выступают топ-менеджеры Baring Vostok Филипп Дельпаль, Ваган Абгарян, Иван Зюзин, бывшие руководители «Восточного» и ПКБ Алексей Кордичев и Максим Владимиров, а также экс-сотрудник «Восточного» Александр Цакунов. Сегодня Baring Vostok опровергает, что арест его основателя и менеджеров связан с корпоративным конфликтом вокруг «Восточного». «Мировое соглашение урегулирует все юридические споры и претензии между акционерами, в том числе в рамках арбитражных дел, и не может касаться и, соответственно, не касается уголовного дела в отношении бывших членов совета директоров банка «Восточный». Акционеры подтверждают, что корпоративный спор между ними и уголовное дело — не связанные процессы. Акционеры решительно отрицают и опровергают информацию, прошедшую в российских и/или зарубежных СМИ, о якобы связанности корпоративного спора с уголовным делом», — говорится в сообщении Baring Vostok. 

Источник, знакомый со сторонами конфликта, считает такое решение фонда вынужденным. «Иначе они бы все получили большие сроки, хотя никаких доказательств в деле нет и быть не может, — говорит он. — Трудно вести переговоры, когда над тобой угроза сесть в тюрьму на 8 лет при условии, что реально это обычная операция, причем письменно согласованная с Аветисяном».

В сообщении «Восточного» также говорится, что после возмещения ущерба в 2,5 млрд рублей (выплату осуществит ПКБ) банк отзовет именно гражданский иск. Как после этого может развиваться уголовное дело? Старший партнер адвокатского бюро «Коблев и партнеры» Кирилл Бельский говорит, что в подобных делах, в которых обвинителем выступает государство, подход «помирились, и забрал заявление» не работает. «Позиция потерпевшего здесь будет учитываться, но она не является определяющей, — рассуждает Бельский. — То, что Baring Vostok решил возместить ущерб, будет смягчающим обстоятельством для суда, и оно должно быть учтено при назначении наказания на стадии приговора. На практике с учетом примирения и возмещения ущерба у Калви и его коллег в случае признания их виновными велики шансы получить мягкий приговор — «за отбытым». Это означает, что суды назначают такой срок, чтобы с учетом времени, проведенного в СИЗО и под домашним арестом, подсудимые были освобождены. Является ли согласие на возмещение ущерба признанием вины — достаточно сложный вопрос. В зарубежных юрисдикциях существуют даже формулировки «вину не признаю, но согласен возместить ущерб». В России же процессуально согласие возместить ущерб не означает, что подсудимый признал вину. Но на практике суды и следствие зачастую воспринимают это именно так». 

Задержание Калви заставило менеджеров «Восточного» поработать с вкладчиками в субботу

С Бельским согласен еще один адвокат, согласившийся обсудить дело Калви на условиях анонимности. По его словам, возмещение ущерба не является причиной для закрытия уголовного дела. «Ранее следствие переквалифицировало обвинение подсудимым по делу Baring Vostok с мошенничества на растрату. А возмещение ущерба фактически означает, что растрата прекращена, ее больше нет. А значит, нет и дела», — поясняет собеседник Forbes. Судья, скорее всего, будет смотреть на возмещение ущерба как на смягчающее обстоятельство, но гарантий, что суд закроет уголовное дело, нет, добавляет он, но напоминает, что суд много раз продлевал всем подсудимым меру пресечения. «То есть у следствия и суда сложилось мнение об их виновности», — заключает собеседник.

Источник, знакомый со сторонами конфликта, считает, что окончательное решение, учитывая утвержденное прокуратурой постановление СК, полностью зависит от суда. Так как ущерб устранен, а истец, вероятно, отзовет свое заявление, продолжает он, суд, скорее всего, переквалифицирует обвинение «и все они получат такие сроки, чтобы им всем выйти в зале суда». «Вариант «будут оправданы» я рассматриваю как маловероятный, так как наши суды таких решений не принимают. Вариант «все равно всадят по 5-8 лет» также рассматриваю как маловероятный теперь», — считает он.

В конце сентября Financial Times писала, что влиятельные российские бизнесмены и чиновники пытались добиться смягчения приговора Майклу Калви, но их усилия натолкнулись на сопротивление силовиков и первого вице-премьера Андрея Белоусова. Оправдание Калви «означало бы, что придется объяснять [президенту России Владимиру] Путину, что дело было ошибкой, и никто не хочет этого делать», — говорил один из собеседников FT. Financial Times отмечала, что Аветисян считается «протеже» Белоусова. В прошлом году в интервью FT Аветисян описывал Белоусова как своего близкого друга и рассказал, как они вместе ходили в экспедиции в горы и к Южному полюсу. При этом и Аветисян, и Белоусов всегда отрицали участие последнего в деле Калви. 

Сколько на самом деле стоит компания, из-за которой арестовали Майкла Калви

Адвокаты Майкла Калви и его коллег — Тимофей Гриднев и Станислав Пугинский — надеются, что компенсация ущерба станет поводом для прекращения уголовного дела. Об этом они сказали РБК. По статье «Присвоение или растрата» (все составы) всего в первом полугодии осуждено 2656 человек. Из них только у одного дело прекращено из-за возмещения ущерба, еще 581 человеку назначили судебный штраф, следует из статистики судебного департамента Верховного суда.

Артем Аветисян и Шерзод Юсупов не ответили на вопросы Forbes на момент подготовки материала. Представитель банка «Восточный» не предоставил дополнительных комментариев. В Baring Vostok отказались от комментариев.

Дополнительные материалы

«Чрезвычайная ситуация для экономики»: Кудрин, Греф и Тиньков о деле Baring Vostok