Время раскаиваться: чем грозят бизнесу новые правила ФНС

Фото PhotoXPress.ru
Фото PhotoXPress.ru
Федеральная налоговая служба разрабатывает новую инструкцию по борьбе с уклонением от налогов с помощью фирм-однодневок: бизнесу будет предложен вариант «деятельного раскаяния» в обмен на смягчение наказания. О том, что означает предложенная новация для предпринимателей и следует ли им поспешить с «раскаянием», рассказывает управляющий партнер консалтинговой компании Topline Наталья Ненашева

Согласно информации, просочившейся в прессу, ФНС разработала инструкцию по борьбе с некоторыми популярными схемами ухода от налогов. Окончательный вариант документа пока не утвержден и не опубликован, а потому подробный его анализ с юридической точки зрения проводить преждевременно. Однако общие контуры новшества состоят в том, что бизнесу будет предложена опция «деятельного раскаяния» в обмен на смягчение наказания — в этом случае налоговики смогут переквалифицировать сделки и провести налоговую реконструкцию. 

Одним из самых распространенных поводов для претензий налоговиков является необоснованное получение налоговой выгоды с помощью компаний-однодневок и технических компаний. Налоговая доказывает, что деятельность таких компаний существует лишь на бумаге с целью оформления вычетов по НДС или наращивания расходов, и доначисляет налоги.

Признаки такого недобросовестного поведения закреплены в ст. 54.1 Налогового кодекса в 2017 году. До этого налоговая и бизнес ориентировались на постановление пленума Высшего арбитражного суда (ВАС), принятое в 2006 году. Общий принцип этих документов таков: экономия на налогах не должна быть основной целью сделки.

ФНС рассказала о наказании за использование новых схем мошенничества с НДС

Теперь налоговая готова изменить жесткую позицию. Речь идет о налоговой реконструкции для компаний, которые раскроют подробности настоящих сделок и данные об их реальных исполнителях. Для таких компаний налоговики готовы пересчитать расходы и вычеты по НДС, исходя из реальных операций, а не просто доначислять налоги, а также учесть издержки, кроме затрат на скрытую оплату труда. Но не несет ли раскрытие данных о сделке дополнительных рисков для бизнеса и способны ли новые рекомендации защитить бизнес от необоснованных претензий?

Опасная открытость

Многолетняя практика отстаивания интересов малого и среднего бизнеса перед налоговой говорит о том, что раскрытие данных о сделке может обернуться дополнительными рисками. Обычно налоговые консультанты не рекомендуют принимать предложения ФНС о добровольном раскрытии информации о сделках. Компании, которые пойдут на такой шаг, собственными руками уничтожат возможность для оптимизации и уменьшения налоговой нагрузки.

Объективно говоря, ФНС и не сможет предложить никаких конкретных послаблений в обмен на раскрытие информации, поскольку бизнес-процессы уникальны и общий механизм «налоговой реконструкции» описать невозможно.

По нашему мнению, новые рекомендации не защитят бизнес от претензий — напротив, теперь эти претензии станут более обоснованными, поскольку ФНС получит доступ к информации, которая может быть использована для обвинений в уклонении от уплаты налогов, в том числе и в предыдущие налоговые периоды.

«Они продали три капучино, эспрессо и латте. Один — вам»: Мишустин показал FT, как Россия воплощает мечту налоговика

Сейчас инспекторы порой выходят за пределы своих полномочий — задают вопросы, которые не относятся к их компетенции, например составляют коммерческую тайну. Расчет фискальных органов прост: многие предприниматели просто не знают, на какие вопросы ИФНС они обязаны отвечать, а на какие не обязаны. Зачастую они добровольно сообщают лишнюю информацию, на которой потом основываются конкретные налоговые претензии.

Встречаются также требования, которые явно выходят за пределы компетенции налоговых органов. Например, к одному из наших клиентов налоговая компания направила требование пояснить, по каким причинам ООО закупает запасные части для транспортных средств у разных поставщиков, а не у одного.

По сути, предприниматели поставлены перед выбором — начинать платить в бюджет по полной, согласно требованиям налоговой, либо находиться в постоянной готовности доказывать законность своих действий по уменьшению налоговой нагрузки. 

Надежды тают

По всем признакам долгосрочная стратегия ФНС состоит в том, чтобы взять под жесткий контроль все возможности оптимизации налогообложения и обеспечить максимальную прозрачность бизнеса для налоговиков. Не приходится надеяться на то, что разрабатываемая инструкция пойдет против этого тренда.

С 2021 года ФНС получит автоматический доступ к банковской тайне. Раньше для такого доступа нужно было разрешение вышестоящих инспекций и серьезные обоснования, но теперь следить за движением средств по счетам станет гораздо проще.

Списали со счетов: чего не учитывает законопроект о контроле за иностранными кошельками

Кроме того, со следующего года ужесточится мониторинг за движением средств на счетах юридических и физических лиц, особенно на счетах в иностранных банках. Будет гораздо больше возможностей для блокировок и выдвижения требований по доказыванию происхождения средств.

Ужесточается администрирование сбора НДС. Одним из примеров стало введение электронных транспортных накладных и путевых листов (ЭТрН и ЭПЛ), необходимость которых объясняется сокращением временных и финансовых затрат бизнеса. С 1 октября 2020 года Росавтотранс проводит эксперимент по внедрению электронной транспортной накладной и электронного путевого листа в сфере автомобильных грузоперевозок в шести регионах (Москва и область, Краснодарский край, Калужская и Рязанская области, Татарстан). По сути, речь идет о том, что государство усиливает контроль за прозрачностью хозяйственных операций. Для бизнеса цифровизация в сфере грузоперевозок может обернуться тем, что станет сложнее доказывать реальность сделок, связанных с движением товара. Недочеты в виде несвоевременно оформленной электронной накладной могут обернуться проблемами в ходе проверок и налоговыми доначислениями.

Что делать

На самом деле у компаний уже сейчас есть законные механизмы для защиты от необоснованных претензий. Рассмотрим некоторые из них.

Механизм № 1: ограничение права ФНС снимать вычеты по НДС по спорным основаниям. Специальное постановление Верховного суда, которое вышло летом 2020 года, ограничивает ФНС в правах снимать вычеты по НДС по спорным основаниям. Тем самым полномочия фискальных органов немного урезаны. На практике наиболее оспариваемыми причинами снятия вычета были: 

— «неосмотрительность в выборе контрагента», когда, по мнению ФНС, фирма-продавец работает с нарушениями;

— «отсутствие у контрагента ресурсов для выполнения договора»: доводами ФНС являются отсутствие входного НДС у получателей платежа, недостаток оборудования и сотрудников и т. д.;

 — «неуплата налога контрагентом-продавцом»: ФНС считает, что приобретатель товаров и услуг должен был быть уверен, что продавец добросовестно перечисляет НДС в бюджет.

Почва для подобных выводов часто была субъективной, что приводило к многочисленным судебным спорам бизнеса с фискальными органами. 

Вот ключевые выводы из постановления Верховного суда:

1. Всесторонняя проверка контрагента нужна не всегда. В большинстве случаев достаточно проверить регистрацию в ЕГРЮЛ и полномочия работающего по сделке сотрудника. 

2. Более глубокая проверка, например, данных об оборудовании, количестве сотрудников и т. д., должна проводиться при заключении длительных договоров на большие суммы (или при сложных видах работ). Желательно проводить ее и в тех случаях, когда стоимость товаров-услуг значительно ниже рыночных или если этот вид деятельности для контрагента непрофильный. 

3. Сам по себе недостаток материальных, финансовых и трудовых ресурсов еще не говорит о фиктивности контрагента. Заключив договор на предоставление товаров или услуг, предприниматель имеет полное право исполнять де-факто роль посредника — привлекая подрядчиков и поставщиков со стороны. Такой вид выполнения обязательств по договору в соответствии с НК РФ входит в число критериев, определяющих право на вычет НДС и учет расходов фирмой-покупателем. 

4. Достаточными признаками реальной деятельности контрагента (и, как следствие, подтверждения расходов и вычета по НДС) являются заключение и исполнение договоров, сдача отчетности. Покупатель не обязан проверять наличие собственности у продавца. 

5. Если фирма-продавец не платит НДС в бюджет, у ее клиентов есть презумпция невиновности. Чтобы не принимать к вычету НДС покупателя, ФНС обязана доказать, что покупатель заранее знал о том, что контрагент не собирается исчислять и платить налоги. Весомыми аргументами могут быть взаимозависимость и аффилированность. Если таких фактов нет, то снимать с вычета НДС покупателя нельзя. 

ФНС обязана учитывать позицию ВС РФ, в том числе и при проведении проверок. Рекомендации Верховного суда полезно изучить субъектам МСП и ИП. У предпринимателей появится больше оснований для успешного оспаривания решений ФНС в судебном порядке.

Механизм № 2: налоговые долги можно возмещать прямо в ходе суда. В конце октября 2020 года вступили в силу новые поправки в Уголовно-процессуальный кодекс. Теперь обвиняемые в уклонении от налогов смогут возмещать ущерб в ходе судебных разбирательств. Предыдущая редакция закона требовала погасить ущерб от преступной деятельности до момента назначения первого судебного заседания по делу.

Верховный суд считает, что поправки помогут снизить число обвинительных приговоров по делам, связанным с платежами в бюджет. Приоритетом правоохранителей становится возмещение ущерба, а не наказание нарушителей.

Для бизнеса это означает возможность оценить аргументы и доказательства, собранные ФНС. Если собственная доказательная база окажется слабой, теперь можно признать ошибки в расчетах и заплатить в бюджет. Но при этом нет необходимости в спешном погашении налоговых претензий в досудебном порядке.

Как налоговые онлайн-проверки помогают бизнесу

Механизм № 3: регулярный налоговый аудит. Добровольный и регулярный налоговый аудит снизит вероятность претензий со стороны ФНС. Не стоит экономить на бизнес-диагностике.

Одна из ключевых проблем бизнеса в 2020 году — это разрывы в цепочках НДС, возникающие в ходе экономического взаимодействия между компаниями. В ходе налогового аудита разрыв в цепочке НДС мы регулярно выявляем почти у каждой третьей компании. В «проблемной зоне» может быть до 10% документооборота, но есть много компаний, где недочеты имеют уже критическую массу. Задача налогового аудита — увидеть уязвимости, которые могут быть потенциально опасны с точки зрения общения с налоговой.

Подтверждение сделок — еще один ключевой момент, на котором заостряет внимание налоговая в этом году. Такие проверки стали часто напоминать допрос: с кем общались, по какому номеру телефона, как выглядит контрагент, где познакомились. Используются любые способы для проверки реальности сделок. Перед предпринимателем встает актуальная проблема — доказать, что сделка реальна. Для этого нужно в первую очередь правильное документальное сопровождение сделки, заполнение белых пятен в документообороте.

Если реальность сделки удалось доказать, можно опротестовать и налоговые доначисления. Даже если в цепочке сохраняется разрыв НДС и велик риск оказаться в статусе выгодоприобретателя, предприниматель может биться хотя бы против доначислений налога на прибыль.

Таким образом, уже сейчас у предпринимателей есть полезный набор механизмов, позволяющих защищаться от необоснованных претензий. Проект новой инструкции ФНС в его нынешнем виде в большинстве случаев не слишком обогатит этот инструментарий. Поэтому наши рекомендации таковы: не спешите с «раскаянием». Не бойтесь выяснять обоснованность претензий налоговой в суде — это как минимум позволит вам оценить качество собранных доказательств. Будьте готовы защищать свою позицию, а в крайнем случае оплатите сумму претензий на основе решения суда. 

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

Кто из миллиардеров хочет платить больше налогов