К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

«Сделки в российском ретейле еще будут»: президент «Магнита» о консолидации на розничном рынке

Фото Александра Кряжева / РИА Новости
Российская розница проходит фазу консолидации. Для отрасли это не первая волна сделок. В чем ее отличие от предыдущих M&A и какие могут быть последствия, в колонке для Forbes рассуждает президент и генеральный директор «Магнита»

Меньше чем за месяц в России объявлено о нескольких крупных сделках в ретейле: «Магнит» готовится приобрести магазины «Дикси», «Лента» — российские супермаркеты Billa. СМИ также сообщили об интересе «Яндекса» к супермаркетам «Азбука вкуса» (впрочем, компании это официально не подтверждали).

Слияния и поглощения в российском ретейле неизбежны: мировой опыт показывает, что розница всегда на определенном этапе развития проходит эту стадию. В странах Европы разный уровень консолидации в рознице, но в среднем в большинстве стран у топ-5 торговых сетей как минимум 50% рынка, не меньше. Такая низкая доля, меньше 30%, только в России.

Эффекты масштаба 

Почему я ориентируюсь на европейский опыт? Российский ретейл очень молод — ему чуть больше 20 лет. А в Европе ретейлу уже около 140 лет. И есть ряд причин, почему такая структура рынка оптимальна, в том числе для покупателей.

Реклама на Forbes

Первое: множество небольших бизнесов не позволяют создать критическую массу для синергии. Потребители очень чувствительны к цене. А если вы небольшой бизнес, вы можете оказаться в ловушке. При небольших объемах закупок вы не сможете получать лучшие цены и начнете терять покупателей. Чтобы оставаться прибыльным, вам придется повышать цены. Это работает до определенного предела.

Укрупнение участников рынка дает ту самую синергию — преимущества в сокращении затрат, по административной части, в закупках и др. Если вы не жадны и не хотите получить неадекватно высокую маржу, вы сможете дать самые выгодные цены вашим покупателям.

«Смотрели все варианты»: зачем миллиардеру Алексею Мордашову убыточные супермаркеты Billa

Второе: консолидация позволяет торговым сетям более ясно определить свое позиционирование, своего покупателя и свое место на рынке. Сейчас россияне ходят за продуктами в несколько сетей. Лояльность конкретным магазинам довольно низка. Есть лояльность к определенным брендам, но к магазинам — куда меньше, если сравнивать с ведущими европейскими рынками.

Когда в Великобритании пять крупнейших сетей делят 85% рынка, у потребителя есть четкое представление, что из себя представляет каждая сеть и чем отличается от конкурентов. Если сетей очень много, покупателю сложно понять, чем один ретейлер отличается от другого, почему лучше идти в тот магазин, а не в этот.

Экономия на масштабе

Третий фактор: при определенных условиях покупка конкурента выгоднее самостоятельного роста. Например, «Магнит» уже давно старался открывать больше магазинов в Петербурге, Ленобласти, Москве и области — важных регионах, где мы исторически слабо представлены. И у нас это получалось. Но чтобы стать здесь реально заметным игроком, потребовалось бы 5-7 лет. В отсутствие других возможностей мы бы так и поступили. Но если есть возможность не тратить на это несколько лет, то это стратегическое и очень логичное поглощение.

Торговцы необходимым: как «Почта России» попала в список крупнейших ретейлеров

Усилив присутствие и получив перечисленные выше эффекты синергии, «Магнит» также получает и другие возможности, в том числе в e-grocery, который особенно активно развивается сейчас в Москве и Петербурге. Но если вы слабо представлены офлайн, это сказывается и на возможностях онлайн-развития. Зачем я пойду покупать что-то в интернете у компании, которую я не очень знаю?

Технологичные деньги

Что отличает нынешний этап консолидации рынка — это возможности участия технологических компаний.

Например, «Магнит» — это традиционный ретейлер, который также развивает онлайн-продажи. Мы уступаем в части технологий IT-компаниям. Но у нас есть трафик и самое важное — людям нужна еда. А у IT-гигантов есть технологии и клиенты, которые совершают покупки реже, чем у нас. Им нужна та критическая масса, которая есть у нас.

Посткризисные покупки: к чему приведут слияния торговых сетей и ждать ли новых сделок

У российских интернет-компаний есть сервисы доставки еды, но их основной партнер — ретейл. Стратегическая покупка такого партнера дала бы им выход на рынок, с которым они и так уже работают, а потенциально — и новые возможности роста. Поэтому интересно, увидим ли мы в России крупные сделки или альянсы IT-компаний и традиционного ретейла, как мы уже это видим на американском рынке.

Новый подход к инвестициям

Сделки в российском ретейле еще будут. Но сейчас, принимая решение об инвестициях, бизнес больше не сосредоточен только на самих магазинах. Если у ретейлера широкая сеть, но нужен более близкий контакт с клиентом, он может инвестировать в медиаресурсы, чтобы лучше коммуницировать с покупателем. Вертикальная интеграция, собственное производство позволяют давать более привлекательное предложение клиенту, поэтому это может быть также привлекательной целью инвестиций.

Дело времени: почему «Магнит» и «Лента» решились покупать конкурентов именно сейчас

В центре — покупатель и все, что с ним связано. Поэтому подход бизнеса меняется от фокуса на просто магазине в сторону того, какие ингредиенты нужны, чтобы быть успешным: это и доступ к клиенту, закупки и логистика, и, конечно, сами продажи.

Реклама на Forbes

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Темный «Перекресток». Как в России осваивают формат дарк-сторов

Темный «Перекресток». Как в России осваивают формат дарк-сторов

Фотогалерея «Темный «Перекресток». Как в России осваивают формат дарк-сторов»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021