Глобальные рынки уронила неподтвержденная информация

Василий Кашин Forbes Contributor
Восприятие корейской проблемы изменилось: Ким Чен Ир стал главным «медведем»

Сегодняшний день глобального обвала фондовых индексов начался в Азии с сообщений о том, что северокорейский лидер Ким Чен Ир привел свою армию в состояние полной боеготовности. Новость стала одной из главных причин падения Nikkei на 3,1%, Hang Seng на 3,3%, а южнокорейской воны — до 10-месячного минимума. По мере движения обвала на Запад среди его причин начинали преобладать вполне рациональные опасения относительно будущего европейской экономики. Тем не менее тень Ким Чен Ира присутствовала сегодня и на рынках США.

Сообщение о том, что Северная Корея привела свои войска в состояние повышенной боеготовности в ответ на обвинения в потоплении южнокорейского корвета «Чхонан», пока что не подтверждено никакими официальными источниками и, вполне возможно, является фальшивкой. Об этом событии изначально сообщила газета South Korea Economic daily, источником которой являлись проживавшие на юге политэмигранты из КНДР. Представители южнокорейской армии и разведки, то есть те, кто обязан осуществлять мониторинг ситуации в КНДР, пока что по данному вопросу не высказались.

То, что такая неподтвержденная информация могла спровоцировать глобальное падение фондовых индексов, само по себе гораздо интереснее приведения армии КНДР в боевую готовность, даже если таковое на самом деле состоялось. Ибо для Северной Кореи объявление о приведении армии в боевую готовность — рутинное политическое телодвижение, предпринимаемое регулярно в ответ на регулярные американо-южнокорейские военные маневры либо просто для демонстрации свой обиды на окружающий мир.

Например, предыдущее приведение северокорейской армии в боеготовность имело место в марте 2009 года в ответ на совместные учения американского флота и морпехов с южнокорейскими коллегами. Напряженность в отношениях между Северной и Южной Кореями была тогда связана с готовящимся испытанием новой северокорейской баллистической ракеты «Тепходонг» (по версии КНДР — запуском спутника). Тем не менее ни к какому военному столкновению не привели ни приведение армии в готовность, ни пуск ракеты.

Политика КНДР основана на чередовании провокационных действий с демонстрацией готовности к диалогу в надежде выторговать у партнеров политические уступки и экономическую помощь. До сих пор такая политика более или менее работала, обеспечивая выживание северокорейского режима за счет экономической помощи со стороны США, Южной Кореи и КНР. Северокорейцы не хотят и никогда не хотели воевать, они хотят зарабатывать деньги, пусть и путем вымогательства.

Однако с утоплением южнокорейского корвета «Чхонан» они перешли черту, за которой рутинно продолжать старую политику будет трудно. В отличие от атомных взрывов, ракетных пусков, приведений войск в боевую готовность убийство 46 человек (столько моряков погибло на «Чхонане») меняет правила игры. Пространство политического маневра для южнокорейского правительства и его союзников сужается.

Восприятие проблемы в мире изменилось, о чем говорит воздействие всего лишь слухов о приведении армии КНДР в боеготовность на финансовые рынки. Китай и Россия по-прежнему призывают стороны к примирению, но угроза новых санкций против КНДР в результате предстоящего заседания Совета безопасности становится вполне реальной. КНДР реагирует на ухудшение ситуации традиционно — заявлением о прекращении всех связей с Южной Кореей и закрытии совместной экономической зоны в Кэсоне. Пхеньян пока предпочитает повышать ставки, но на этот раз, скорее всего, проиграет.