«Я заработал 173%»: как инвесторы смогли получить прибыль от отрицательных цен на нефть

Фото Андронова Алексея / ТАСС
Фото Андронова Алексея / ТАСС
Падение до отрицательных значений майских фьючерсов на нефть принесло серьезные убытки инвесторам, которые считали, что цены будут расти. Но были и те, кто получил прибыль. Два инвестора рассказали Forbes, как смогли заработать на рекордном падении нефтяных цен

20 апреля биржевая цена майского поставочного фьючерса на американскую нефть WTI по итогам торгов провалилась почти до минус $38. «Когда нефть начала резко снижаться в цене, мои клиенты звонили мне и просили купить фьючерс. Просто никто не мог поверить, что цена на него станет отрицательной. Мне пришлось их отговаривать», — вспоминает события 20 апреля управляющий крупной инвесткомпании. «Сам я, к сожалению, не шортил (то есть не зарабатывал на падении цены)», — добавляет он в разговоре с Forbes. 

В тот день Мосбиржа ограничила диапазон торгов фьючерсами на WTI $8,84 за баррель. В итоге после того, как цены на нефть достигли этой границы и опускались ниже, инвесторы не могли ничего предпринять — система перестала принимать заявки. На следующий день биржа на полдня приостановила торги нефтяными фьючерсами, объясняя это неготовностью своих клиринговых и брокерских систем работать с отрицательными ценами. При этом биржа объявила, что поставки по заключенным нефтяным контрактам будут производиться по цене закрытия на Нью-Йоркской бирже 20 апреля — то есть минус $37,63. Сколько в тот день потеряли российские инвесторы, рассчитывающие на рост цены на нефть, неизвестно. Брокерская компания «Алор Брокер» оценивала возможный убыток в сумму до 1 млрд рублей. В России несколько инвесторов собираются подать в суд на Московскую биржу, сообщил Forbes Сергей Шакиров, партнер юридической фирмы Milton Legal, которая готовит коллективный иск к бирже.  

Но были те, кто заработал на рекордном падении цены на нефть. Как им это удалось?  

История первая: «Я заработал около 95%»

Владимир Цупров, управляющий директор по инвестициям «ТКБ Инвестмент Партнерс»:

«Я заработал около 95% (на 22 апреля. — Forbes). Открыл «шорт» через ETF после того,  как рынок среагировал на твит президента США Дональда Трампа о том, что он убедил Саудовскую Аравию и Россию заключить новую сделку о сокращении добычи. Это было 2 апреля. Я предполагал изначально, что Россия и Саудовская Аравия не договорятся, а будут тянуть время. Но я ушел в минус, когда оказалось, что Трамп реально смог продавить это решение, особенно впечатлило письмо сенаторов США кронпринцу Саудовской Аравии (речь о письме 13 американских сенаторов наследному принцу Саудовской Аравии Мухаммеду бин Салману 16 марта с призывом предпринять действия по улучшению ситуации на нефтяном и газовом рынках, о нем в частности, сообщал Bloomberg). Трудно себе представить аналогичное письмо из Совета Федерации, к примеру, и особенно, что оно сработает. Встал вопрос, закрывать убыток или нет. Но анализ ситуации показывал, что фактически ОПЕК+ способен всего лишь выдать вынужденное снижение добычи, на которое им так или иначе пришлось бы пойти, за заключенную сделку. Но полностью она не компенсировала снижение спроса. Поэтому я решил не фиксировать убытки, а оставить позицию. 

Вышел в плюс 14 апреля, но решил держать ее и дальше, так как увидел ажиотажный спрос на ETF Нефтяного фонда США (USO ETF), который вкладывался в длинные позиции в коротких фьючерсах на легкую нефть (то есть с расчетом на рост цены). Я предполагал, что растущая разница в цене между апрельским и майским контрактом может «дорого» обойтись финансовым инвесторам на фоне простого как три копейки факта: спрос уже «обнулился», а решение ОПЕК+ действует только с 1 мая. 20 апреля из сообщений в Telegram узнал, что цена катится к нулю, а потом и в минус. 

Было принято решение сохранить позицию. Когда я вышел в +100% от цены покупки, решил продать половину. Таким образом вторая, незакрытая часть позиции, стала полностью прибылью по сделке. Сейчас ищу, когда будут закрывать позицию, так как как будет развиваться ситуация на нефтяном рынке в мае, абсолютно не понятно». 

История вторая: «В прямом эфире были видны эмоции человека, который видит, что нефть опускается ниже нуля»

Виктор Серченя, эксперт по инвестициям и основатель проекта HighSystems.org: 

«Я заработал 173% «без плеча». 20 апреля я продал пять контрактов — фьючерсов на нефть. Открывал позицию по $51,39, закрывал — на минус $37. Получилась разница в цене по каждому контракту $88,39. Один фьючерс — это 1000 баррелей нефти.

Моя история известна в узких кругах. 6 февраля в Москве прошел первый вечер инвестиционных идей Клуба управляющих хедж-фондами, который организовал Moscow hedge fund managers club, на котором мы делились разными идеями. Моя идея была покупать акции индийской нефтехимической компании Reliance Industries и продавать майский фьючерс на нефть. Тогда нефть стоила чуть больше $50. Идея продавать нефтяные фьючерсы вызвала просто бурю негатива у собравшихся, все говорили: «Зачем уже продавать, она и так стоит $50!» Но я объяснил это так — распространение коронавируса приведет к падению цены на нефть. Уже в феврале на рынке было «лишних» 3 млн баррелей, технический комитет ОПЕК рекомендовал увеличить сокращение добычи, но Россия рекомендацию не поддержала. Я подумал, что все это приведет к срыву сделки. То есть с моей стороны это была не случайность, а здравый расчет, что нефть будет дешеветь. Но, конечно, я не ожидал, что будет такое сильное падение. 

Сейчас на карантине я записываю для подписчиков ролики на YouTube-канале с комментариями по рынку и инвестиционными рекомендациями. 20 апреля я допоздна задержался на работе и собирался записать ролик про фьючерсы на нефть, еще когда она стоила $3. Я записал ролик в прямом эфире, когда фьючерсы стоили около $1. И собирался уже уходить. А нефть все продолжала падать. И я подумал, что нужно записать еще, когда нефть упадет до нуля. В итоге мне пришлось делать несколько дублей. Я начал записывать ролик в прямом эфире, когда нефть стоила около 17 центов, и уже по ходу цена фьючерса опустилась ниже нуля. То есть в прямом эфире можно было увидеть мои эмоции — эмоции человека, который видит, что нефть опускается ниже нуля. Я демонстрировал экран терминала Bloomberg и там было видно, как цена фьючерсов все падает и падает.  

Идея «шорта» нефтяных фьючерсов у меня остается. До того момента, пока страны не выйдут из полноценного карантина, спрос на нефть не восстановится. Проблема избыточных запасов нефти не решена, а нефтехранилищ по-прежнему мало. Так что идея еще актуальна».