Российская экономика лишилась основных драйверов роста

Фото Никеричева Андрея  / Агентство «Москва»
Фото Никеричева Андрея / Агентство «Москва»
Главными драйверами роста российской экономики в январе-марте были банковский сектор, торговля и обрабатывающие производства, сообщил в среду Росстат. Две отрасли из трех пережили обвал уже в апреле, после объявления нерабочих дней, следует из обнародованных ранее данных.

Рост российского ВВП в январе-марте 2020 года замедлился до 1,6% в годовом выражении с 2,1% в IV квартале 2019-го, следует из данных Росстата. Статслужба подтвердила свою предварительную оценку экономического роста.

Самый большой вклад в рост экономики внесли:

  • Банки, чьи комиссионные и другие доходы выросли благодаря повышенному спросу на онлайн-операции (оплату товаров и услуг, перевод денег и другие): валовая добавленная стоимость в финансовой и страховой деятельности увеличилась на 9,8% в годовом выражении. Вес этой отрасли в расчете индекса ВВП составляет около 4%, отмечает главный экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец.
  • Торговля, в которой валовая добавленная стоимость увеличилась на 4,9% – в основном за счет оптового направления. Совокупно на оптовую и розничную торговлю приходится около 12,5% индекса ВВП.
  • Обрабатывающие производства, увеличившие валовую добавленную стоимость на 3,6% за счет роста выпуска продуктов питания, металлических изделий, химических веществ и нефтепродуктов.

Какие отрасли упали в январе-марте:

  • Транспорт: валовая добавленная стоимость упала на 4,4%, в основном — из-за снижения авиаперевозок.
  • Энергетика: из-за аномально теплой погоды валовая добавленная стоимость снизилась на 3% в годовом выражении.
  • В добыче полезных ископаемых она также снизилась — на 0,5%.

Обвал в апреле

Два драйвера экономического роста из трех уже в апреле пережили обвал: из-за распространения эпидемии коронавируса и введения периода нерабочих дней обрабатывающее производство упало на 10% в годовом выражении, в мае — на 7,2%. Оборот розничной торговли в апреле рухнул на 23,4%, оптовой — на 11,3%.

Зато финансовый сектор даже в нерабочий месяц мог увеличить валовую добавленную стоимость, считает Донец: косвенно об этом говорит слишком оптимистичная по сравнению с ожиданиями оценка апрельского падения экономики от Минэкономразвития (министерство считает, что ВВП в нерабочий месяц сократился на 12%). Экономику мог поддержать рост в том числе валовой добавленной стоимости в финансовом секторе — благодаря увеличению охвата населения онлайн-операциями, считает Донец.

Во втором квартале опрошенные Bloomberg экономисты прогнозируют падение ВВП на 8,8% к апрелю-июню 2019 года.