Магнит для частников: как ФНБ может помочь ускорению российской экономики

Фото Андрея Любимова / RBC / TASS
Фото Андрея Любимова / RBC / TASS
Доступные для инвестиций средства Фонда национального благосостояния не так велики, поэтому вкладывать их стоит в проекты, способные стимулировать инвестиционную активность частного бизнеса, считает директор Центра структурных исследований Института Гайдара Алексей Ведев

Ключевой задачей российской экономической политики является достижение устойчивого роста. Мы уже забыли о нем, в последнее десятилетие рост в среднем не превышал 1%, что скорее напоминало статистическую погрешность. Правительство в качестве национальной цели выдвигает обеспечение темпов выше среднемировых, то есть выше 3%. Задача кажется невыполнимой — учитывая, что текущий потенциальный рост ВВП (на который способна российская экономика в ее нынешнем состоянии) составляет 1,7-2%. Очевидно, что, помимо оперативных антикризисных мер, перед правительством стоит и задача повышения потенциального ВВП, что невозможно без серьезного увеличения инвестиций.

Ручные инвестиции: как в Кремле пытаются подстегнуть экономический рост

Жесткость или помощь

Российское правительство рассчитывает (согласно прогнозу и проекту Единого плана по достижению национальных целей развития), что в 2021 году экономический рост будет обеспечен расширением внутреннего спроса. Переход на инвестиционную модель развития предполагается начиная с 2022 года — вплоть до 2030-го реальные темпы роста инвестиций должны превышать 5% в год. Такую динамику, по мнению правительства, обеспечит поддержка крупных частных инвестиционных проектов и инвестпрограмм компаний с госучастием. Иными словами, ключевая роль отводится государству и крупным игрокам.

Пока такой прогноз выглядит не слишком убедительным. Частный бизнес устойчиво обеспечивает примерно 70% всех инвестиций в России. Но в текущем году основным фактором для предпринимателей будет неопределенность, что, без сомнения, снизит их инвестиционную активность. Одновременно и государство фактически сворачивает антикризисные меры. Банк России уже повысил ключевую ставку и однозначно указал на ужесточение денежной политики. Министерство финансов также настроено на консолидацию бюджета, хотя уже сейчас видно, что доходы в 2021 году превысят запланированный уровень и дефицит будет минимальным (либо мы вернемся к профицитному бюджету). В такой ситуации государство должно как раз расширять бюджетную поддержку инвестиционных проектов.

Масштаб проблемы в целом понятен. В 2020 году инвестиции в российскую экономику составили в номинальном выражении около 22,3 трлн рублей, в 2021 году ожидается 24,4 трлн. С учетом инфляции реальный рост составит 3,7%. Чтобы достичь искомых правительством 5%, нужно еще 2,5-3 трлн рублей — итого свыше 27 трлн рублей.

Падение экономики России в 2020 году оказалось рекордным с 2009 года

Критерии поддержки

Можно ли найти недостающие средства в Фонде национального благосостояния (ФНБ)? До сих пор фонд практически не использовался для антикризисной поддержки экономики. К 1 марта объем ФНБ составил 13,5 трлн рублей, из которых лишь 8,7 трлн — пригодные для инвестиций ликвидные средства. По действующим правилам инвестировать можно часть ликвидных активов фонда, превышающих 7% ВВП, что составляет 600 млрд рублей. По оценкам Центра макроэкономического прогнозирования Института Гайдара, если в 2021 году цена на нефть составит $59,6 за баррель, а курс — 72,3 рубля за доллар, фонд пополнится еще более чем на 2 трлн рублей, однако использовать эти средства можно будет лишь в 2023-2024 годах.

Учитывая, что для роста инвестиций на 5% в этом году нужно свыше 27 трлн рублей, средства ФНБ могут составить не более 2,2% этой суммы. Сейчас идет дискуссия о том, как отбирать проекты для поддержки из ФНБ. На мой взгляд, такие инвестиции должны иметь ощутимый мультиплицирующий эффект, который обеспечивают, например, инфраструктурные проекты. Еще осенью 2020 года Счетная палата, в том числе на основе рекомендаций нашего Центра, предлагала активнее использовать ФНБ для развития инфраструктуры. Причем окупаемость проектов не должна быть главным критерием при принятии решений о поддержке. Более важными критериями следует признать улучшение бизнес-среды, создание рабочих мест и рост поступлений в бюджет в результате успешной реализации проекта.

Сейчас Минфин представил свой набор критериев. Его логика понятна и основана на желании уменьшить риски и повысить долю привлеченных средств из других источников. Предполагается, что доля средств из ФНБ в каждом проекте не должна превышать 25%. При этом ограничивается и доля кредитов — в проекте, который претендует на помощь из ФНБ, они не должны превышать 40%. То есть 35% компании должны вложить из собственных средств.

Инвестировать в экономику ликвидные средства ФНБ необходимо и желательно — тем более на фоне улучшающейся экспортной конъюнктуры. Предложенные Минфином ограничения несколько затруднят этот процесс, но не сделают его недоступным. И все же следует помнить, что средства ФНБ составят незначительную долю в общем объеме капитальных вложений. Не стоит надеяться на то, что этот механизм господдержки сам по себе решит проблему инвестиционной активности. Его задача — выступить в качестве магнита для частных инвестиций.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

От Мексики до Филиппин: где лучше всего поселиться на пенсии