Банки увидели риск роста ставок из-за новых правил банкротства бизнеса

Фото Андрея Махонина / ТАСС
Фото Андрея Махонина / ТАСС
Банки повысят ставки по кредитам для бизнеса, если законопроект Минэкономразвития о банкротстве юрлиц примут в текущей версии, говорится в материалах Ассоциации банков России, которые изучил Forbes. В крупнейшем российском банке — «Сбере» — также видят риски роста стоимости кредитов для заемщиков

Банки будут вынуждены поднять ставки по кредитам для бизнеса, если законопроект Минэкономразвития о банкротстве юридических лиц примут в текущей версии. Такое предупреждение есть в материалах Ассоциации банков России по поводу законопроекта, который организация обсуждала на своем совете 25 марта. Документ есть у Forbes, его подлинность подтвердили два участника совета.

Законопроект, который фактически вводит новые правила банкротства, Минэкономразвития внесло в правительство в январе 2021 года и обозначило его как «цивилизованный способ спасения бизнеса». Минэк, в частности, предлагал дать налоговой службе преимущественное право на залог банкрота, который находится у кредиторов, в случае если суд это одобрит. Плюс налоговая служба может получить право и на заложенное в банках имущество банкрота, если суд примет решение о недобросовестности со стороны банка. 

Бизнес тогда высказывался резко против: к примеру, президент РСПП Александр Шохин предупреждал, что из-за преимущественного права для налоговиков нарушится справедливое распределение конкурсной массы между кредиторами. В ФНС на это отвечали: оснований для беспокойства нет и право на залог могут потерять только связанные с должником лица, которые хотят спрятать от кредиторов имущество. 

Банки же до сих пор официально не представляли свою консолидированную позицию. Но из отзыва Ассоциации банков России, с которым ознакомился Forbes, следует, что у них тоже нашелся повод для беспокойства. В предыдущих версиях законопроекта кредитные договоры с банками не подпадали под новые правила о банкротстве, если на момент их заключения не было подтвержденной информации о требованиях налоговиков к должнику, говорится в материалах. Но затем Минэк это положение исключил. 

Как работает закон о банкротстве: банки лукавят, суды не торопятся, граждане не знают

Сейчас банки опасаются, что налоговая служба получит право на залог на имущество, в том числе заложенное в банках, если в ходе камеральной проверки (проверки соблюдения законодательства о налогах и сборах на основе налоговой декларации и документов, которые налогоплательщик самостоятельно сдал в налоговую инспекцию, а также документов, которые имеются у налогового органа. — Forbes) обнаружит долги по налогам. Это приводит к «необоснованному преимуществу» ФНС, указывается в документе. Кроме того, ассоциацию не устраивает, что банки не смогут оспорить излишне начисленные суммы налогов их должнику. 

В противном случае банки будут вынуждены проводить собственные дополнительные проверки клиента, оценивать риски возникновения у заемщика обязанности по уплате налога. Все это они будут закладывать в стоимость кредита. Ассоциация также пишет, что банки тоже хотят получить право на преимущественное удовлетворение своих требований за счет продажи залога.

Еще одна причина для роста стоимости банковских услуг — механизм управления залогом. Банки, как и другие кредиторы, не смогут сами назначать цену и порядок продажи имущества, которое находится в залоге, — это сделает оценщик. И если банк не устраивает назначенная цена, ему придется заплатить за повторную оценку. 

В результате большинство банков вовсе будут отказываться от сделок, обеспеченных залогом, считает ассоциация.

В Сбербанке также видят угрозу в росте стоимости кредитов для заемщиков. Преимущественное право залога у ФНС в отношении недоимок, выявленных в ходе камеральных проверок, значительно снизит привлекательность залога как обеспечительного инструмента и повысит процентные ставки для добросовестных заемщиков, сообщил Forbes через представителя директор департамента по работе с проблемными активами Сбербанка Максим Дегтярев. 

Forbes также направил запросы в ВТБ, Газпромбанк, Альфа-банк и Россельхозбанк, ожидает ответа. 

Новые правила потребуют повышения гарантий банков, но отходить от обеспечения залогом «не самая лучшая перспектива», уверен партнер KPMG Law в России и СНГ Алексей Абрамов. «Фактически залоговому кредитору предстоит оценивать: забирать предмет залога — и тогда самостоятельно нести расходы на продажу имущества, которое для банков является непрофильным активом, либо участвовать в распределении денежных средств, вырученных от реализации актива, со всеми кредиторами одной очереди», — добавляет он. 

Новые правила для банкротов: как они будут работать и почему не нравятся бизнесу

Что отвечают чиновники

В пресс-службе ФНС отказались от комментариев. Позиция экспертов, комментирующих положения разрабатываемых поправок в закон о банкротстве, никак не связана с текущей редакцией законопроекта, сказал источник, близкий к разработчикам законопроекта. «В случае принятия поправок пострадают только недобросовестные лица, которые вывели активы уже после предъявленных налоговых претензий, и кредитные организации, которые способствовали таким злоупотреблениям», — сказал он.

Заместитель министра экономического развития Илья Торосов передал Forbes через представителя, что законопроект разрабатывался с учетом замечаний банкиров. «Мы искали компромисс с ключевыми системными кредиторами», — пояснил он. 

В целом, по его словам, вся концепция законопроекта направлена на «максимально возможную» реабилитацию должника, а в случае, если спасти бизнес невозможно  — максимально быструю ликвидацию должника. Банк не может быть ущемлен в своих правах, если он действовал добросовестно при получении залога, считает Торосов. Лишение права залогодержателя назначать цену залогового имущества нужно, чтобы залогодержатель определял реальную цену продажи имущества, не завышая ее и «не откладывая необоснованно» продажу, объяснил замминистра. По словам Торосова, такое затягивание может ущемлять права «социально уязвимых кредиторов» первой и второй очереди, которым причитается часть выручки от реализации залога. 

Forbes направил запрос в ЦБ.