Суд в Лондоне отказал сыну Бориса Минца в компенсации в $20 млн от «Траста» и «Открытия»

Фото Владислава Шатило / RBC / TACC
Фото Владислава Шатило / RBC / TACC
Высокий суд Лондона отказал сыну основателя O1 Group Бориса Минца Игорю в его требовании получить от банков «Траст» и «Открытие» дополнительно $20 млн за отсутствие возможности распоряжаться имуществом. До этого Минц безуспешно пытался оспорить блокировку активов

Что произошло

Высокий суд Лондона отказал сыну бывшего участника списка Forbes Бориса Минца Игорю в его требовании получить от банков «Траст» и «Открытие» дополнительно $20 млн за отсутствие возможности распоряжаться имуществом, следует из судебных материалов от 30 апреля, которые изучил Forbes.

Лондонский суд фактически заблокировал имущество Бориса Минца и троих его сыновей — Александра, Игоря и Дмитрия — на $572 млн в июле 2019 года по требованию банков «Траст» и «Открытие». Эти два банка пытаются взыскать с Минцев более $700 млн. В материалах суда говорится, что «Траст» и «Открытие» ранее внесли обеспечительный залог на $2 млн на депозит в юридическую фирму Steptoe & Johnson LLP (представляет интересы «Траста») на случай отмены приказа о замораживании активов. Игорь Минц сначала потребовал разблокировать имущество, но в феврале 2020 года суд отказал ему, после чего он потребовал увеличить этот депозит с $2 млн до $22 млн. Именно в этом увеличении ему и отказал суд. 

Семейный исход: почему Борис Минц покинул список Forbes и Россию

Какие были аргументы у Минца

Минц утверждал, что компании Tylsoca Limited и EGCA Group, чьи счета были заморожены в рамках исполнения решения суда, понесли из-за этого убытки. Tylsoca принадлежит трасту семьи Минца c Каймановых островов MF Trust. 85% в EGCA Group напрямую владеют Игорь и Александр Минцы, следует из материалов дела. Замораживание счетов нанесло репутационный ущерб его компании по управлению активами EG Capital Advisors Group (входит в EGCA Group), в результате чего инвесторы начали досрочно выводить активы, а банки потребовали возвращения кредитов, говорится в материалах дела. Минц также утверждал, что из-за заморозки активов снизилась рентабельность инвестиций компании, что вынудило «распродать» его портфель. 

Однако судья не нашел прямых доказательств того, что банки, включая JPMorgan и Credit Suisse, прекратили свои деловые отношения с EG Capital из-за судебного иска. 

Банки не знали о деловых отношениях инвестиционных менеджеров, поэтому связь между постановлением о замораживании и проблемами в бизнесе «слишком слабая и отдаленная», приводятся в решении слова судьи. Суд также установил, что после решения заморозить имущество семьи Минцев активы их фонда выросли, а не уменьшились. Игорь Минц не смог доказать, что ущерба не было бы, не будь судебного запрета распоряжаться имуществом, следует из материалов дела.

«Траст» считает требования Игоря Минца необоснованными, банк удовлетворен решением суда, сказали Forbes в пресс-службе «Траста».

Игорь Минц отказался от комментариев. После публикации материала его представитель передал Forbes следующий комментарий: «Несмотря на то, что Игорь Минц огорчен решением суда, он уважает беспристрастность Высокого суда Лондона и отмечает, что на данном предварительном этапе, постановление, касаемое внесения обеспечительного залога не является компенсацией, которая все еще может быть выплачена банками на более позднем этапе после завершения слушания дела. Также стоит отметить, что банки признали, что в случае успеха семьи Минцев в данном судебном процессе в Высоком суде Лондона, российские суды, скорее всего, не будут исполнять вынесенные против них постановления. Более того, учитывая отсутствие у банков доступных ресурсов за пределами их собственной юрисдикции (России), будет очень сложно или невозможно привести в исполнение любое постановление Высокого суда против них».

Борис Минц пожаловался на жизнь на £10 000 в неделю и давление на его семью

Контекст

«Траст» и «Открытие» уже два года пытаются добиться в Лондонском суде возврата долга основателя O1 Бориса Минца и его сыновей — Александра, Дмитрия и Игоря. 

Перед тем как Центробанк отправил на санацию «ФК Открытие» и Рост банк в 2017 году, они купили облигации «О1 груп финанс» (структура O1 Group Минца) на 57 млрд рублей («Открытие» — на 35 млрд рублей, Рост банк — на 22 млрд рублей). 

На полученные деньги O1 Group, как утверждал «Траст», расплатился по кредитам, взятым ранее в  «ФК Открытие» и Рост банке, а на балансе банков вместо обеспеченных недвижимостью кредитов оказались неликвидные облигации. Срок погашения кредитов должен был наступить в 2017-2020 годах, а срок погашения облигаций — в 2032 году, у облигаций не было периодических выплат купона (основной купон выплачивался в конце срока), а также не было существенного обеспечения, утверждал «Траст».

Впоследствии из материалов судебных разбирательств в Лондоне выяснилось, что в самом «ФК Открытие» уже в момент покупки облигаций сомневались в целесообразности сделки, а сотрудники банка называли эти облигации «фуфлом» и «мусором». Но сторона ответчиков на суде настаивала, что сделка была рыночной, без признаков мошенничества, писал Forbes.  

Сам Борис Минц в заявлении для Высокого суда Лондона в декабре 2019 года утверждал, что потерял от $650 до $950 млн из-за действий руководства Банка России — первого зампреда Дмитрия Тулина, занимавшего тогда пост зампреда ЦБ Василия Поздышева, а также руководителей банков «Открытие» и «Траст» Михаила Задорнова и Александра Соколова. По словам Минца, руководители «Открытия» и Центробанк развернули кампанию против него и O1 Group с целью «нанести ущерб». «Траст» и «Открытие» все эти претензии отвергают. 

«По отношению ко мне Путин совершил огромное количество преступлений»: почему бывшие банкиры бегут из России