Инфляционная зависимость: что не так с политикой ЦБ по повышению ставки

Фото Антона Новодережкина / ТАСС
Фото Антона Новодережкина / ТАСС
11 июня ЦБ примет решение по ключевой ставке. Можно долго гордиться тем, как успешно в России контролируют инфляцию, но абсолютная стабильность не может быть стратегической целью развития экономики, уверен уполномоченный при президенте по защите прав предпринимателей Борис Титов

В центре внимания опять оказалась тема инфляции и динамики ставки Центробанка. В основном разговор идет о том, что инфляция явно превысила ожидаемые Банком России 4%, а ставка будет расти в рамках политики по таргетированию этой самой инфляции.

Вопрос только в том, повысят ли на заседании совета директоров ЦБ 11 июня ставку до 5,25% или сразу до 5,5%? Приводится множество самых разных аргументов, основанных на довольно сложных математических расчетах. Но практически во всех преобладают такие формулировки, как «неопределенность», «неожиданное», «нетипичное поведение» и т.п. Говоря простым языком, большинство аналитиков сейчас не очень понимают, что происходит в экономике на самом деле и как на нее повлияет изменение ставки.

Не слипнется: как инфляция съедает доходы россиян и что с этим делать

Прогнозный хаос

Почему уровень неопределенности столь велик? Отметим несколько основных причин:

  • Неожиданная и экстремальная ситуация карантинных ограничений сформировала немало факторов отложенного действия, способных повлиять на экономическую ситуацию. Это в краткосрочном периоде влияет как на спрос, так и на цены. Сейчас экономика пытается компенсировать понесенные во время пандемии потери как можно быстрее. 
  • «Разноскоростное» восстановление как отдельных секторов, так и разных стран, дополнительно повышает инфляционные ожидания как на глобальном, так и на национальном уровне. При этом и традиционные факторы, например сезонные, никто не отменял. 
  • В такое время формальная экономическая статистика превращается в своего рода одномоментный срез, который мало отражает более долгосрочные тенденции. 
  • Серьезное давление практически на все рынки начинает оказывать фактор неопределенных ожиданий, когда в цену товаров закладываются самые экстремальные инфляционные прогнозы.

 

 

Математическая логика

А теперь несколько слов, собственно, о ставке. С одной стороны, Центробанк понять можно. Там ориентируются на формальные показатели расчетной инфляции и стараются учесть в привычных формулах новые факторы. Но алгоритм действий остается старым: если растут цены, мы поднимаем ставку, деньги становятся дороже, спрос и «перегретая» экономическая активность снижаются — цены перестают расти. Все. Правда, при этом перестает расти и экономика, но это уже вне компетенции ЦБ. И по этому кругу мы уже проходили не раз и не два. Дело не в математической модели инфляции и ее формальном таргетировании, а в приоритетах и стратегических задачах.

Можно очень долго гордиться тем, как успешно мы преодолели пандемию и стабилизировали все, что могли. Но является ли такое «стабилизационное болото» нашей главной стратегической целью?

Ястребиное решение: почему ЦБ поменял свою политику

Инфляция сейчас растет во всем мире. И довольно резко. Прежде всего, за счет роста цен на сырье и долговой нагрузки, накопленной за прошлые годы. Многие видят в этом проблему. Но более мудрые видят в этом и шанс. Как для передела международных рынков, так и для изменения на более современном уровне структуры собственных экономик. Идут на формальные «инфляционные риски», не ограничивая экономике доступ к ресурсам.

В результате, согласно прогнозам Всемирного банка, уже в этом году рост ВВП США ожидается на уровне 6,8%, а Китая — 8,5%. Конечно, в последующем темп будет снижаться, но эти экономики многое смогут извлечь из достигнутой высокой базы развития. Для сравнения: ожидания роста от российской экономики за тот же период — 3,2%.

Если наша реальная цель — развитие экономики, обеспечивающей достойный уровень благосостояния граждан, то надо честно признаться, что хождение хороводом в рамках замкнутой математической модели «инфляция — ставка» достижению этой цели не сильно способствует.

Наверное, пора что-то «поправить в консерватории». Возможно, таргетирование инфляции — совсем не тот принцип, который должен определять ключевые для экономического развития решения.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции