К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Как зарабатывать состояния во время войн и мировых кризисов: советы гуру инвестиций

Напротив Нью-Йоркской фондовой биржи, 24 октября 1929 года. (Фото AP / TASS)
Создатель аналитического подразделения Morgan Stanley Бартон Биггс предсказал пузырь доткомов, создал собственный хедж-фонд на несколько миллиардов долларов и написал ставшие культовыми среди всех начинающих инвесторов книги, такие как «Вышел хеджер из тумана». Вот что он советует делать в периоды масштабных глобальных кризисов на основе опыта Второй мировой войны

Легендарный инвестиционный стратег и автор бестселлеров об устройстве фондового рынка «Вышел хеджер из тумана» и «Дневник хеджера» Бартон Биггс в 2008 году написал книгу Wealth, War and Wisdom  («Богатство, война и мудрость») об инвестициях и сбережениях во время войны. Для этого он изучил, как развивались события на фондовых рынках до, во время и после Второй мировой войны, составил сравнительные таблицы и сопоставил разные инвестиционные стратегии. 

Помимо акций и облигаций Биггс рассмотрел и консервативные инструменты, такие как золото и недвижимость — особенно популярные в периоды глобальных потрясений и кризисов. Эта книга Биггса, умершего в 2012 году, на русском языке до сих пор не выходила. Издательство «Альпина PRO» выбрало январь 2022 года для публикации перевода — в русском варианте книга называется «История инвестиционных стратегий». Forbes публикует отрывок. 

Акции против облигаций: что лучше сохраняет богатство во время войны? 

Можно ли считать, что публичные акции и государственные облигации были менее заметными и лучше сохраняли и преумножали богатство в опасной первой половине XX века? Ответ заключается в том, что это зависит от временных рамок. В течение всего столетия акции в странах со «счастливой стабильностью», выигравших войны (Австралия, Канада, Ирландия, Швейцария, Швеция, Великобритания и США) имели годовую реальную доходность в размере 6,5%, а государственные облигации этих удачливых стран принесли 1,8% реальной прибыли. Даже векселя имели положительную реальную доходность. Это впечатляющие цифры! Несмотря на ошеломительный рост мировой экономики и большой технологический прогресс, столетие было омрачено двумя большими кровопролитными войнами, эпизодами гиперинфляции и двумя глубокими медвежьими периодами рынков акций, от которых пострадали как счастливчики, так и неудачники. 

 

Что касается стран-неудачников (Бельгия, Дания, Франция, Германия, Италия, Япония, Нидерланды, Испания), учитывая все обстоятельства, годовая реальная доходность акций в размере 4,2% за целое столетие была более чем приемлемой. В конце концов, в течение 100 лет акции повышали покупательную способность капитала даже в таких странах, как Япония, Германия и Италия, переживших продолжительные национальные катастрофы. Но это было в течение целого столетия. Во многих странах в первой половине века, особенно в тех несчастных нациях, которые проиграли войны и были оккупированы, акции обеспечивали минимальную или отрицательную реальную доходность, а в течение катастрофического десятилетия 1940-х годов — двузначные отрицательные реальные годовые доходы. 

Фактом является и то, что только в четырех из 15 исследованных стран (США, Австралия, Канада и Швеция) реальная доходность была положительной в каждом 20-летнем периоде в первой половине века. В остальных 11 потеря покупательной способности за их 20-летние периоды падения была, как правило, минимальна, но это не очень утешает, если эти 20 лет пришлись на тот период вашей жизни, когда вам хотелось тратить. Однако, учитывая их ликвидность, вы должны сделать вывод, что акции — лучший способ хранения основной части вашего состояния. Если суммировать эти доходы, то результаты для акций во Франции, Германии, Италии и Японии за полвека были ужасающими, а за десятилетие 1940-х годов — катастрофическими. Спад за эти печальные 10 лет был настолько сильным, что полностью уничтожил результаты 40 лет умеренного роста. 

Доходность государственных облигаций — это бедствие. И 10 лет в 1940-х годах, если вы жили во Франции или странах оси (страны, входившие в нацистский блок. — Forbes) и держали свое состояние в бумагах, которые теряли большую часть покупательной способности и к тому же были довольно неликвидными, были долгим сроком. Не утешало то, что другие формы хранения капитала также снижались в цене. К 1944 году практически никто не платил арендную плату за землю и здания. По крайней мере, вы могли попытаться выращивать еду на своей ферме или обменивать на еду золото и драгоценности. 

Эти цифры, хотя и являются академически правильными, почти наверняка неточны, потому что рынки акций в Германии и Японии на протяжении большей части 1940-х годов были управляемыми или закрытыми; в течение длительных периодов они едва функционировали. После войны инфляция взлетела до 30% во Франции, более 40% в Италии и 50% в Японии. Хотя официально этот показатель был ниже, его, вероятно, невозможно было измерить в Германии. В двух оккупированных странах, Дании и Голландии, акции в реальном выражении в 1940-х годах выросли незначительно, отчасти потому, что ни в одной из этих стран не было серьезной инфляции. В любом случае, публичные акции в основных странах-неудачницах потеряли огромные суммы реальной стоимости в годы войны и сразу после нее. Для сравнения, во время Первой мировой войны с 1914 по 1918 год мировые акции от пика до впадины потеряли только 12% их покупательной способности, хотя немецкие акции потеряли 66%.

Остерегайтесь инвестировать в акции-«хранители»: ничто не вечно! 

Еще один урок истории заключается в том, что даже в счастливых странах капитал, вложенный в акции, должен быть диверсифицирован. Нет и никогда не было волшебных долгосрочных акций — «хранителей», которые можно, единожды купив, отложить навсегда, потому что ни одна компания никогда не имела устойчивого, вечного конкурентного преимущества. Превосходства, сохраняющегося в течение нескольких десятилетий, практически не существует. Некоторые преимущества длятся дольше других, но все они временные. Более того, существует огромное количество доказательств, что продолжительность действия корпоративных конкурентных преимуществ сократилась, что неудивительно в мире, где темпы изменений ускоряются. Такова природа эволюции бизнеса. Также следует помнить, что войны, как сказал экономист Йозеф Шумпетер, являются «штормами созидательного разрушения»: технологический прогресс после них ускоряется. 

 

Корпоративная эволюция, по-видимому, состоит в том, что компания развивает конкурентное преимущество, использует его и становится успешной. Затем цена ее акций взлетает, и вскоре о ней узнают, после чего она становится одним из лидеров роста. По мере того как компания растет и становится больше, она привлекает конкурентов и неизбежно становится менее проворной и креативной. Затем, по мере старения, ее рост замедляется, и в конце концов она застывает или устаревает. Исследования организационной экологии показывают, что, хотя в мировой экономике происходит множество инноваций, поскольку новые компании создают новые предприятия, в крупных, зрелых компаниях инноваций гораздо меньше. Если выразить ту же концепцию по-другому, компании не внедряют инновации; это делают предприниматели. IBM и Intel когда-то были великими инновационными компаниями, но теперь они являются корпоративными исследовательскими лабораториями. Новатором был Билл Гейтс, а не компания Microsoft. 

В 1917 году Forbes опубликовал список 100 крупнейших американских компаний. За следующий 71 год были Великая депрессия, Вторая мировая война, инфляция 1970-х годов и впечатляющий послевоенный бум. Когда в 1987 году Forbes пересмотрел первоначальный список, 61 компания уже прекратила свое существование по тем или иным причинам. Из оставшихся 21 компания все еще продолжала свою деятельность, но уже не входила в первую сотню. Остались только 18 и, за исключением General Electric и Kodak, все они снижали рыночные индексы. С тех пор у Kodak возникли серьезные трудности, поэтому GE — единственное действительно успешное выжившее предприятие. В 1997 году Фостер и Каплан проверили на прочность фондовый индекс Standard & Poor’s 500 с момента его создания 40 лет назад. Только 74 компании из первоначального состава все еще входили в индекс 500, и эта группа компаний отстала от общего индекса на 20%. 

Уоррен Баффет — сертифицированный бессмертный небожитель, но даже инвестиционные ясновидящие могут ошибаться в оценке конкретных компаний. 11 лет назад я слушал, как он расхваливал Coca-Cola как неприступную растущую франчайзинговую компанию, акции которой можно, единожды приобретя, надежно запереть и владеть ими вечно. Затем акции были проданы со значительной скидкой. Он неправильно оценил различные социальные, отраслевые и персональные болезни, поразившие компанию и обрушившие цену ее акций.

В другом исследовании Роберт Виггинс и Тим Руфли создали базу данных о результатах деятельности 6772 компаний из 40 отраслей промышленности в послевоенный период. Они отсортировали компании на предмет превосходных, устойчивых показателей в бизнесе, а не на фондовом рынке, продолжительностью 10 лет и более, по отношению к отрасли, в которой работала компания. Они обнаружили, что не существует безопасной отрасли. Темпы изменений были быстрее в высокотехнологичных группах, чем в более обыденных, но скорость изменений со временем увеличивалась во всех отраслях. Они также обнаружили, что только 50% компаний достигли периода превосходства продолжительностью 10 лет и более, и лишь половина одного процента компаний сохраняла конкурентные преимущества в течение 20 лет. Только три компании, American Home Products, Eli Lilly и 3M, достигли 50-летнего рубежа. 

Диверсификация богатства в акциях на протяжении десятилетий или поколений означает либо покупку индексных фондов, либо поиск уникальной фирмы по управлению инвестициями, способной с мудростью и дальновидностью создать диверсифицированный портфель, который, по крайней мере, будет идти в ногу со средними показателями, а в перспективе превзойдет средние показатели после уплаты налогов и сборов. Два важных преимущества индексного фонда заключаются в том, что он минимизирует налоги и транзакционные издержки благодаря низкой оборачиваемости и мизерной комиссии за управление инвестициями. В настоящее время можно приобрести индексный фонд, воспроизводящий практически любой сектор рынка акций. Ряд недавних исследований показывает, что со временем средний американский инвестор, покупает ли он отдельные акции или активные взаимные фонды, получает доходность значительно ниже, чем S&P 500. 

 

Мне больно писать это, но у профессиональных инвесторов, по статистике и с поправкой на риск, дела обстоят ненамного лучше. Данные свидетельствуют о том, что публичные акции в долгосрочной перспективе (если воспользоваться пресловутой фразой) с высокой вероятностью принесут доход, значительно превышающий инфляцию. Если вы живете в стабильной стране и знаете с высокой степенью уверенности, что можете получить долгосрочный реальный доход в размере 400–700 базисных пунктов в индексном фонде, то зачем беспокоиться о  чем-то еще? Возможно, если вы все еще верите в фей и являетесь опытным профессиональным инвестором, то сможете добиться большего, но не рассчитывайте на это. Прежде всего, не держите яйца в нескольких больших корзинах. Старая поговорка «Положите все яйца в одну корзину, а потом следите за ней» — это брокерская басня. Риски при хранении недиверсифицированного портфеля астрономические. 

Здравый смысл и опыт прошлого говорят о том, что возврат к среднему значению является сверхмощной гравитационной силой во всех аспектах инвестирования, но особенно в акциях. Не существует сверхдоходных классов активов! Высечено в граните, что исключительная доходность привлекает чрезмерный капитал, а размер — враг эффективности. Ни у кого не должно быть никаких иллюзий, что частный капитал или хедж-фонды будут чем-то отличаться.

Золото, искусство и облигации 

С третьей стороны, история Европы во время Второй мировой войны показывает, что золото и ювелирные изделия довольно хорошо работают для защиты небольшого капитала. Думайте о них как о «бешеных деньгах». Однако история Второй мировой войны предупреждает, что не стоит хранить их в сейфе в другой стране. Завоеватели потребуют ключ, и ваш банк отдаст его. Держите дома собственный сейф или спрячьте ценности в надежном убежище. Прежде всего, никому не говорите об этом. Когда дети вашего соседа голодают (как многие в беззаконные зимы 1945 и 1946 годов), родители готовы на все. Если варвары в следующий раз появятся в виде террористического нападения или чумы, вы захотите иметь деньги под рукой. 

Предметы искусства тоже не особенно хороши. Они уязвимы для огня, легко повреждаются, быстро расхищаются, и их трудно спрятать. В конце войны только в Варшаве было обнаружено 13 512 пропавших произведений искусства того или иного рода. Тем не менее, некоторые европейцы успешно снимали ценные картины с рам, тайно вывозили холсты из своих домов и переправляли их в безопасные места. Правда, когда они пытались их продать, им удавалось получить лишь малую часть истинной стоимости. 

Если судить по прошлому столетию, инвестиции с фиксированным доходом ничуть не лучше акций. Даже в странах, которым повезло, они обеспечили доходность гораздо ниже, чем акции, хотя и обеспечили гораздо меньшую волатильность. В разных странах стандартное отклонение облигаций было примерно в два раза меньше, чем у акций, а волатильность векселей составляла примерно четверть от волатильности акций. С точки зрения ликвидности они были безупречны. Рынки ценных бумаг с фиксированным доходом оставались относительно ликвидными в Лондоне и Нью- Йорке на протяжении всех военных лет. 

 

В странах-«неудачниках» фиктивный доход имел резко отрицательную доходность, и, хотя государственные бумаги обычно считаются относительно безрисковыми, немецкие вексельные инвесторы потеряли все в 1923 году, а инвесторы, державшие немецкие облигации, после Первой мировой войны потеряли более 92% в реальном выражении. Следует признать, что в раздираемом войной мире инфляция была очень сильной, и не приходится ожидать фиксированного дохода в такой обстановке. В хаотичной, беспорядочной обстановке военных лет в неудачливых странах вы не могли продавать облигации или обналичивать векселя, как и торговать акциями. Однако был период в 1930-х годах, когда из-за дефляции облигации повсеместно были самым выгодным активом. 

Самодовольство — смертельный враг! 

Как прошлое, так и настоящее говорят о том, что, если вы являетесь в стране частью процветающего меньшинства, особенно религиозного меньшинства, вы всегда должны оглядываться через плечо. Не успокаивайтесь. Ваше богатство, ваше благополучие неизбежно вызывает зависть, а зависть ведет к ненависти. Выведите серьезный капитал из страны. Иметь деньги за пределами своей страны равнялось спасению жизни, если вы были европейским или азиатским гражданином неудачливой страны во время Второй мировой войны. 

Сложность заключается в том, чтобы вывезти свое состояние и при этом не пострадать от его жестокого уменьшения. Наличие денег где-то в другом месте, безусловно, помогало восстановиться после окончания войны. С другой стороны, заграничное состояние не принесет вам много пользы, если вы оказались в стране, пытающейся выжить в годы войны. Имейте лазейку, черный ход для побега, убежище для себя. Это не лучшая ситуация, если у вас много денег за пределами страны, но сами вы застряли на родине в голоде, тюрьме или в концентрационном лагере. Многие богатые французы, как евреи, так и не евреи, имели деньги в Швейцарии, но вынуждены были переносить невыносимые тяготы оккупации во Франции. 

Записи и приведенные интервью говорят о том, что богатые люди почти всегда становятся самодовольными и самоуверенными, слишком самоуверенными — преуспевающими дураками. Многие из немецких евреев, блестящих, культурных и космополитичных, были слишком самодовольны. Они так долго прожили в Германии и так хорошо в ней устроились, что просто не могли поверить в реальность угрожавшего им погрома. Им было слишком комфортно. Они думали, что знают всех нужных людей и играют слишком важную роль в деловой жизни Германии. Они считали антисемитизм нацистов мелким эпизодом и полагали, что Гитлер лает страшнее, чем кусается. Их предприятия, банки, универмаги, магазины были настолько хороши, что они не могли смириться с их продажей по бросовым ценам, уплатой возмутительных трансфертных налогов, а затем хранением ужасающе уменьшившихся доходов на стерильных банковских счетах в Цюрихе. 

В результате немецкие евреи имели относительно небольшие капиталы за пределами Германии и вяло отреагировали на приход Гитлера по совершенно понятным, но трагически ошибочным причинам. События развивались гораздо быстрее, чем они могли представить. Не успели они опомниться, как их правительство и соседи превратились в варваров, а их богатства, коллекции произведений искусства, поместья, а зачастую и сами их жизни исчезли. Принадлежавшие им произведения искусства и антиквариат еще и сейчас внезапно обнаруживаются в частных руках. 

 

Сценарии финансового преследования евреев, армян, китайцев и других успешных меньшинств повторялись бесконечное число раз. В Ираке богатые иракские евреи, жившие там веками, неправильно оценили, насколько быстро и безжалостно Саддам Хусейн, придя к абсолютной власти, будет экспроприировать их богатства. При первом же намеке на экспроприацию цена, по которой они могли продать свою собственность и произведения искусства, рушилась, так как потенциальные покупатели сразу же чувствовали их отчаяние. Такая же беда постигла индонезийских китайцев, которые не смогли предвидеть стремительность падения Сукарно

Достижение диверсификации путем перевода денег из прибыльных инвестиций внутри страны в бесплодные активы в безопасной гавани — это изнурительно и очень дорого, но его следует рассматривать как страховку от катастроф. Независимо от того, насколько безопасной и надежной кажется ваша родная страна, даже если это Соединенные Штаты Америки, каждый по-настоящему состоятельный человек должен быть уверен в том, что его деньги будут в безопасности. История показывает, что ничто не вечно. Экстремальные политические изменения, террористическая атака, крах финансовой системы могут произойти где угодно. Валютная диверсификация также очень важна. Тщательно продумайте, в какой валюте хранить ваши сбережения, чтобы они имели покупательную способность. 

Некоторые состоятельные люди предпочитают владеть недвижимостью в относительно безопасном месте за пределами их родной страны. Новая Зеландия недавно стала «Шангри-ла» для параноидальных американских гроссмейстеров хеджирования. В настоящее время богатые россияне скупают жилую недвижимость в Лондоне, Нью- Йорке и на юге Франции. Они знают, что покупают ее по завышенным ценам, но их основной мотивацией является не сама недвижимость, а возможность вывести деньги из России и получить некоторую диверсификацию. Как сказал один российский олигарх: «Я надеюсь, что делаю плохую покупку», то есть он надеется, что такого рода страховка окажется ненужной. 

В то же время богатые жители развивающихся стран открывают банковские и инвестиционные счета в финансовых центрах мира. Это не только российские олигархи. То же самое можно сказать и о предпринимателях и инвесторах, сделавших большие деньги в таких странах, как Бразилия, Аргентина, Индонезия, Филиппины и Китай. Направления в порядке убывания — Нью- Йорк, Лондон, Сингапур, Цюрих и Женева. 

Если вы богаты, просто помните — ничто не вечно, и следите за рынками. Они знают больше, чем могут сказать.

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+