Первый онлайн-аукцион женского искусства: почему важно поддерживать современных российских художниц

21 декабря Forbes Woman и благотворительная организация VoBlago.club проведут первый онлайн-аукцион женского искусства. Для торгов были отобраны работы 40 современных российских художниц. Рассказываем про самые яркие лоты аукциона и разбираемся, почему в искусстве все еще существует гендерное неравенство

Forbes Woman и voblago.club проведут первый в истории онлайн-аукцион женского искусства. Цель аукциона — поддержать современных художниц и преодолеть гендерные стереотипы в отношении женщин в искусстве. Часть вырученных средств пойдет на оплату образовательных грантов для молодых онкологов.

В 2014 году агентство Artnet News опросило 20 самых влиятельных женщин в мире искусства на предмет того, существует ли в индустрии «гендерная пристрастность», и получило в ответ решительное «да». Согласно исследованию Ассоциации директоров художественных музеев (AAMD) того же года, женщины-управленцы художественных музеев зарабатывают существенно меньше, чем их коллеги-мужчины, при этом должности высшего уровня чаще всего занимают тоже мужчины. 

Невозможно игнорировать тот факт, что нынешнее время требует особого подхода к женщинам-художникам. Забытые историками искусств, не замечаемые крупными музеями, неизвестные для коллекционеров, художницы медленно, но верно возвращают себе заслуженные позиции в прошлом, будущем и настоящем искусства. Передовые музеи, галереи и аукционы идут в ногу с острой потребностью вовлекать все больше участников в художественный процесс. 

К примеру, шведская художница Хильма аф Клинт создавала абстрактные работы в то же время, что и Василий Кандинский, при этом ее первая ретроспективная выставка под названием «Картины для будущего» прошла в Музее Гуггенхайма только в 2018 году. Причем именно этот проект стал самым посещаемым в истории музея: его посмотрели более 600 тысяч человек. Примечательно также, что каталог этой выставки побил рекорд продаж каталогов выставки Кандинского, проходившей в 2009 году. 

В 2009 году Центр Помпиду решил устроить эксперимент: постоянную экспозицию сменили таким образом, что на ней были представлены только женские работы. В результате эксперимента посещаемость увеличилась на 25%. 

Согласно авторитетному отчету The Art Market 2020 от Art Basel & UBS, количество женщин-художников, которых представляют галереи на первичном рынке, выросло в этом году на 8%; на столько же увеличился объем продаж женского искусства, достигнув 40%. Из этого же отчета можно узнать, что количество женщин среди коллекционеров тоже заметно выросло.

Борьба за равноправие позволяет нам сегодня наслаждаться работами Луизы Буржуа, Никки де Сент-Фаль, Трейси Эмин, Барбары Крюгер, Нан Голдин и многих других. Но эта заслуга принадлежит не только самим художницам, но и критикам, которые запустили процесс пересмотра понимания того, что есть искусство и кто может им заниматься. На сегодняшний день поддержание этого фокуса — одна из основных задач институтов и рынка искусства. 

Важную роль в этом вопросе сыграло знаменитое эссе арт-критика Линды Нохлин «Почему не было великих женщин-художниц?», опубликованное в журнале ArtNews еще в 1971 году. Исследуя истоки неравенства в художественной среде, Нохлин писала, что величие в артистических достижениях всегда было зарезервировано для гениев-мужчин, таких как, например, Микеланджело. Она утверждала, что препятствием появлению женщин-художниц служили ограничения в образовании и множество социальных предубеждений.

«Мир современного искусства — это микрокосм, отражающий важные аспекты большего мира, в котором мы живем. В XXI веке все более сложными и проблематичными, но при этом имеющими фундаментальное значение кажутся вопросы идентичности. По мере того как женщины все больше становятся частью мира современного искусства, они находят множество способов выражения разных аспектов своей идентичности в творчестве. У художниц нашей галереи я наблюдаю очень интересный образец такого комплексного переплетения, который интересен и мне лично», — рассказывает владелица галереи Iragui Екатерина Ираги.

Основатели арт-платформы Cube Moscow Елена Белоногова и Надежда Зиновская считают, что искусство вообще не стоит делить на мужское и женское: «Есть хорошее искусство и есть все остальное, и не важно, какого пола художник. Тем не менее, в России, как и во всем мире, сложился исторический дисбаланс в сторону превышения числа художников-мужчин относительно женщин. Выравнивание гендерного неравенства наиболее заметно на рынке первичных продаж и в большей степени среди молодых художников. Я не думаю, что это связано с изменением качества искусства, которое выходит из-под женской руки. Скорее, это связано с тем, что технический прогресс и общее изменение восприятия роли женщины в обществе повлияли на ситуацию. Другими словами, у женщины появилась возможность заниматься тем, чем она хочет заниматься. Число женщин растет не только среди художников, но и среди коллекционеров, причем замечено, что в среднем женщины-коллекционеры тратят на искусство больше, чем мужчины, возможно, потому что мы более эмоциональны». 

Для России вопрос о женщинах-художниках и их месте в искусстве крайне актуален. Несмотря на то что история феминистской критики в нашей стране коротка, Россия всегда гордилась ролью, которую женщины играли в искусстве начиная с XX века. «Амазонки авангарда» задолго до большинства художниц своего времени стали работать наравне с мужчинами. Они реформировали пластические искусства и дизайн, предлагали новые концепции и стратегии для художественного творчества. Не менее важную роль играли женщины в «неофициальном» советском искусстве, являясь как независимыми авторами, так и участницами объединений и тандемов. 

Основательница галереи Girl Girl Girl Юлия Белоусова отмечает, что «женское искусство из России и Восточной Европы мало представлено на арене современного искусства, а соответственно, и на арт-рынке, который вторит институциональным тенденциям. Говоря проще, в глобальной арт-системе выигрывают представители тех стран, где политика поддерживает свободу творческого выражения на деле. Не зря хорошо известны немецкие художницы — госбюджет Германии через Goethe Institute, DAAD, iFa идет на поддержку международных проектов локальных авторов. Швейцария также любит свой народ, и благодаря частным меценатам, Swiss Institute и одноименной институции в Нью-Йорке художественные таланты этой страны успешно заняли свои позиции на мировом арт-рынке, чего не скажешь о России. Дополнительный барьер для локальных талантов нашей страны создает географическая дистанция, сложность транспортировки работ через таможню, визовые условия. Как следствие — действительно талантливым авторам сложно попасть в поле зрения международного арт-сообщества, заявить о своем существовании. Еще сложнее приходится художницам в нашем патриархальном обществе. Интересно, что в сложившихся обстоятельствах мне особенно бросаются в глаза сильные работы женских голосов России — женщины, многое повидавшие и прошедшие через жизненные перипетии, рефлектируют в своих работах свой опыт. Я питаю большое уважение и искренний восторг по отношению к творчеству Таус Махачевой, Иры Кориной, Оли Кройтор и многих других авторов. Их голос уникален, как нельзя актуален и выразителен. Как визионер и любитель создавать новое и менять мир, я поставила перед собой увлекательную и сложную задачу — помогать художницам из России и Восточной Европы развиваться и выставляться в Европе и за рубежом».

Основательница галереи современного искусства a-s-t-r-a Алина Крюкова рассказывает, что не ощущает какой-либо разницы в построении карьеры молодых художниц или в продвижении и продажи работ уже состоявшихся: «Я успешно сотрудничаю с такими художницами, как Оксана Мась, Алина Блюмис, Мария Агуреева, Jolie Alien.  Их проекты интересны как для институций, так и для прессы и коллекционеров.  Доказательством тому служат их CV и выставочный план.  Есть, конечно, сложности в некоторых процессах (женщины уже не такое меньшинство, как, к примеру, квир, трансгендеры или представители национальных коммьюнити), как и во многих аспектах того, что выстраивается в рамках новой этики. Также анализируя российскую арт-сцену, могу сказать, что в искусстве нет разницы, женщина ты или мужчина, если твои идеи, смысловые разработки и результаты художественных практик вызывают отклик и включают в диалог подготовленную аудиторию. Примером этого служат списки номинантов на премии Кандинского и «Инновация», победители грантов от различных институций и заголовки в прессе».

Однако основатель Borsch gallery Анна Большакова считает, что существует проблема с восприятием некоторых тем, в частности тем феминизма. По ее мнению, «на первый взгляд может показаться, что предвзятого отношения нет, но так или иначе, сталкиваясь с определенными кейсами, мы понимаем, что предубеждения до сих пор существуют. К счастью, мы можем наблюдать тенденцию ослабления гендерных предрассудков».

Куратор «Первого женского аукциона» Ольга Погасова замечает, что «когда начинается разговор о женском искусстве, то рядом сразу возникают понятия гендера и феминизма. Ошибочно ставить эти явления в синонимический ряд. Женское искусство — это искусство, созданное женщиной. Оно обращается к разным темам и не ограничивается темой защиты прав женщин или гендерной теорией. Работы нашего аукциона дают представление о том, чем живет и о чем думает современная женщина. С другой стороны, мы надеемся пошатнуть систему сложившихся гендерных иерархий на рынке современного искусства и показать, на что способны российские художницы». 

Предстоящий аукцион призван доказать, что женщины играют особую роль и в актуальном российском искусстве. Стереотип об особом женском искусстве уходит в прошлое. Среди участниц аукциона — создатели инсталляций, живописцы, авторы объектов, скульпторы, графики, керамисты, художники, занимающиеся перформансом. Важно также отметить, что среди них — представители разных поколений: как известные, давно работающие художники, так и молодые, но стремительно набирающие популярность авторы.