Цифровой прорыв: как компании привлекают женщин в ИТ

Фото Getty Images
Крупнейшие технологические компании предпринимают усилия, чтобы увеличить количество женщин в штате. За этим стоит простой расчет: исследования показывают, что гендерный баланс положительно сказывается на бизнес-показателях

Расслоение общества — это естественное явление, и ни одна страна не может преодолеть его до конца. Разрыв есть и в цифровом пространстве: имущественный, образовательный, территориальный, культурный и гендерный. Хотя интернет задуман как средство доступа к информации для всех на равных условиях.

По данным аналитического центра IDC, гендерный разрыв в использовании интернета составлял 12% в 2016 году. В численном соотношении — 250 млн (на столько женщин меньше, чем мужчин, подключено к сети). И этот дисбаланс только увеличивается. В Европе подключены к сети 76% женщин, а в Африке — 22%.

Гендерное цифровое неравенство развилось не на пустом месте. Оно базируется на структурном неравенстве в грамотности, образовании, трудовой деятельности, уровне доходов.

В России ситуация такова: женщины активно участвуют в развитии информационного общества и цифровой экономики. Они являются активными пользователями информационных технологий, но реже их производят. Уже в 2015 году интернет использовали 77,1% женщин и 78,4% мужчин. Разница невелика, но явный дисбаланс есть в кадровом составе отрасли электросвязи. Владеть техникой — еще не значит использовать все или хотя бы часть возможностей, которые она предоставляет. Руководящие посты, особенно в секторе технологий, занимают в большинстве своем мужчины.

Среди крупных технологических компаний только три из них возглавляют женщины. Это IBM, Oracle и Xerox. Разработчики мобильных приложений и программных обеспечений — мужчины более чем в 94 % случаев. В России доля женщин-программистов составляет 17%.

Зачем преодолевать гендерный разрыв?

Анализ многочисленных компаний показывает: примерно равное число женщин и мужчин в их штате увеличивает долю на рынке до 45%. А вероятность выхода на новые рынки достигает 70%. По данным исследования 2016 года в институте Петерсона, рентабельные компании, использующие принцип diversity и предоставившие женщинам почти треть руководящих должностей, отметили увеличение прибыли на 15%.

Робототехника и искусственный интеллект сокращают занятость населения. И на женщинах это отразится существеннее. По прогнозам ВЭФ, до 2020 года мужчины потеряют 4 млн рабочих мест и получат 1,4 млн новых мест работы. Тогда как женщины потеряют 3 млн, а получить смогут только 550 тысяч. Это наглядно видно на примере Сбербанка России. В 2008 году в системе работали 3300 бухгалтеров, в 2015 их осталось 1600, а год назад было достаточно уже только 600 человек.

Что делают международные организации?

«Будущее, которое мы хотим» — так называется последний документ, принятый Международным Союзом Электросвязи (МСЭ). Союз активно развивает цифровое общество, внедряет информационно-коммуникативные технологии и ратует за сокращение цифрового гендерного разрыва. МСЭ предлагает и активно проводит ежегодные мероприятия. Среди которых международный день «Девушки в ИКТ» — каждый год в четвертый четверг апреля. Все мероприятия расширяют возможности девушек и поощряют их обучение и работу в этой сфере. Это создание клубов и для девочек, в которых они получают знания в области робототехники, электроники, кодирования; бесплатные учебные курсы по созданию веб-приложений. МСЭ сотрудничает с «ООН-женщины», создав EQUALS — структуру по вопросам гендерного равенства. Включает правительства, частные компании, гражданское общество. Женевская сеть борцов за гендерное равенство объединяет высокопоставленных руководителей, которые в своих учреждениях предоставляют большие возможности женщинам проявить себя.

8 марта 2017 года в России утверждена Национальная стратегия действий в интересах женщин до 2022 года. Чтобы они могли успешно интегрироваться на рынок труда с технологическим укладом, планируется поощрять женщин-инноваторов на участие в грантах и профессиональных конкурсах.

Было бы неплохо увеличить количество девушек среди студентов технологических специальностей, например, ввести для них квоты. Еще очень живучи культурные стандарты «женских» и «мужских» профессий, и девушки больше ориентированы на гуманитарные и социальные специальности.

Нужно создавать государственные и негосударственные фонды поддержки педагогов, мотивирующих девочек на овладение цифровыми навыками, обеспечить качественное гендерное образование педагогов и студентов. У девушек практически нет примеров для подражания в области цифровой экономики.

Крупные компании на страже

Создание искусственного интеллекта тоже почти целиком лежит на плечах мужчин. Женщины занимают в этой области меньше четверти рабочих мест. И в ВЭФ (Всемирном Экономическом Форуме) обеспокоены тем, что процесс создания и работы алгоритмов не будет отражать потребности населения в равной мере.

Но начнем с гендерной принадлежности самих виртуальных помощников: Alexa, Алиса, GoogleNow — они все говорят приятными женскими голосами. И в этом эксперты усматривают угрозу укрепления стереотипа о покорности и услужливости, как об исключительно женских качествах. Люди на подсознательном уровне воспринимают информацию по-разному, если ее сообщает женский или мужской голос.

Но гораздо важнее то, что порой непредсказуем результат работы обучаемых нейронных сетей. Ведь детали создания алгоритма — это запатентованная, тщательно охраняемая информация. Очень сложно увидеть внутреннюю часть работы алгоритма и понять, как он приходит к решению. Многие эксперименты по обучению чат-ботов оканчиваются неудачно не только из-за эффекта «черного ящика». Они анализируют и все наши предубеждения тоже. Поэтому и всплывают заново в цифровой среде исторические дискриминации, на борьбу с которыми уходили века. Предвзятость реального мира неизбежно формирует и предвзятость алгоритмов.

Запущенный Microsoftчат-бот Тау выучился женоненавистническим репликам. В Amazon нейросеть, отбирая на работу новых сотрудников компании, отдавала предпочтение мужчинам, несмотря на поправки и усовершенствования алгоритма. Google чаще демонстрирует рекламу низкооплачиваемой работы женщинам.

Но даже если женщина и начала успешно работать в сфере информационных технологий, очень часто она покидает из-за заработной платы (ниже, чем у мужчин (в среднем на 12%), постоянного сравнения с коллегами-мужчинами, скептического отношения к ее компетенциям и опыту, медленного продвижения по карьерной лестнице, отсутствия сети профессиональных контактов и менторов.

Американские компании пытаются планомерно решить эти проблемы. Например, проект GirlsWhoCode, поддерживаемый IBM, ставит своей целью к 2020 году обучить программированию более миллиона девушек от 13 до 17 лет. Так появится новое поколение женщин–программистов, востребованных в сфере облачных технологий. У Facebook и Twitter похожий проект — WomenWhoCode. А Google проводит мероприятия WomenTechmakers, кампанию Made With Code.

Коучинг, менторы и спонсоры для начинающих специалистов-женщин крайне необходимы. Такие программы реализуют Intel, Texas Instruments. Хакатон — марафон для программистов-девушек каждый год проводит Linkedln.

И результаты не заставляют себя ждать. В два раза увеличилось количество вакансий, занимаемых женщинами в компаниях Google, Ebay, Microsoft.

Цифровые технологии предполагают создание новых производственных процессов, они развиваются с помощью коммуникаций, часто в больших, сложных коллективах. Если при этом соединятся последовательность мужчин и эмпатия женщин при общем профессионализме и инициативности, развитие компании пойдет в гору. И если работа будет приносить женщине вдохновение и высокий доход, не нужно будет искусственно выравнивать цифровой гендерный разрыв.

Новости партнеров