Одна вокруг света. Дорога в Дамаск и вкус сирийского хлеба

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
56-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: праздник на иордано-сирийской границе и сирийский хлеб

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге «Вокруг света». В предыдущей серии Ирина безуспешно пыталась проехать через Саудовскую Аравию и провела уикенд на горе Моисея.

Поездка в Сирию — яркий пример того, как сила намерения открывает границы, а тотальное доверие миру вовлекает в твою жизнь события, которым, казалось бы, невозможно произойти. И если эти две составляющие — сила намерения и тотальное доверие — идут в паре, и ты позволяешь им занять место рядом с тобой, происходит именно та магия жизни, которую без преувеличения можно назвать управлением реальностью. Правила просты. Оставайся верным своей цели и прими доверие как часть своей жизни. Просто делай, что должен, и знай, что все происходит наилучшим для тебя образом.

Теоретически я не должна была попасть в Сирию. Где-то в глубине души я, конечно, думала о том, как было бы здорово проехать из Африки в Азию по сухопутной дороге через Сирию и, затем, в Турцию. Но границы закрыты в связи с арабским конфликтом, и перспективы их открытия не было видно.

Изучая (уже в который раз!) все возможные маршруты и пути, чтобы попасть в Азию, я прочитала в интернете статью о русских путешественниках, приехавших на корабле из Турции в Ливан. Нашла ее автора, Ваню Леонова, в соцсетях и написала ему. Да, корабль ходит. Осталось только понять, как попасть в Ливан. Сухопутная дорога туда идет только через Сирию, где идет война. И я закрыла для себя эту возможность и забыла о ней. Но вновь возникла цепочка случайных совпадений. Ваня познакомил меня с военным журналистом Романом Сапоньковым, а он, в свою очередь, уже с Сами Шиха.

Сами Шиха — сирийский генерал в отставке. Он помогал многим российским военным журналистам работать в Сирии непосредственно в местах боевых действий, Роман был в их числе. Это благодаря Сами журналисты оперативно и достоверно передавали репортажи из раздираемой войной страны. Знание русского языка, а он учился в свое время в Советском Союзе, связи с командованием сирийской армии и понимание темы способствовало этому. Будучи уже в Иордании от Сами я и узнала, что совсем скоро должен быть открыт контрольно-пропускной пункт «Назиб» на иордано-сирийской границе. И я решила проехать в Ливан через Сирию. Транзитом, хотя бы за два дня.

«Зачем транзитом? — сказал Сами, — в Сирии сейчас спокойно и ты должна увидеть страну».

Кто хоть однажды прошел границу арабской страны, тот познал дзен. Если учесть, что Сирия — шестая страна арабского мира в моем путешествии, то я близка к просветлению. Главный вывод: не торопиться и все будет складываться как надо.

На иорданской стороне настоящий праздник. Пограничный КПП вновь получил статус транзитного окна между портами Средиземноморья и странами Персидского залива. На границе много журналистов и телекамер, экипаж экспедиции #сГретойВокругСвета засветился на местных телеканалах. Повод подходящий — я стала первой иностранкой, которая проехала по сухопутной границе на своем автоомобиле.

В Сирии все гораздо скромней. Процесс еще не отлажен, сотрудники паспортный службы и таможни извиняются за то, что все происходит очень медленно. «Это первый день работы», — виновато разводят руками и очень стараются побыстрее провести все формальности.

Главный начальник таможни мне сказал: жди, и приставил штатного «помогателя» блондинкам-путешественницам. И я, как послушная восточная женщина, терпеливо ждала, пока тот ходил туда-сюда с моими бумагами, к которым постепенно прибавлялись страховка, разрешение на проезд по сирийским дорогам, и еще другие, назначение которых мне совершенно не понятно. Что такое логистика и как можно упростить таможенные процедуры, здесь неведомо, а потому соблюдаю главные рекомендации: спокойствие и еще раз спокойствие.

Я вовремя успела пройти сирийскую границу — до большого скопления транспорта. Уже на следующий день, если верить СМИ, выстроились огромные многочасовые очереди из траков с грузами. Но переход из одной страны в другую, даже с помощниками, занял у меня почти весь световой день. Не решаюсь отправиться в Дамаск по темноте и останавливаюсь на ночлег рядом с погранконтролем.

Очень странно, подумала я, провожая солнце, что здесь совершенно иное небо, чем в Иордании. А ведь не такое большое расстояние я проехала из Аммана до пограничного КПП «Насиб» — всего 80 километров, но как сильно оно поменялось. Глубокое, насыщенное. Настолько бездонное, что в нем можно утонуть.

Затихли генераторы, погасли прожекторы и все вокруг погрузилось в непроглядную тьму. Хотя рядом со мной военные и полиция, все равно жутко. Инфраструктура КПП еще восстанавливается. Некогда солидные здания службы иммиграции и таможни стоят пустые и полуразрушенные, там еще идут ремонтные и восстановительные работы. На бетоне сохранились следы от пуль и разорванных снарядов.

Дорога в Дамаск мне показалась пугающе тихой. Вот справа целый поселок из сложенных, как карточные домики, бетонных построек и жилых домов. Укоризненно возвышается остов колеса обозрения — это все, что осталось от парка развлечений. И тишина. Говорящая тишина. Как будто ее здесь боятся нарушить. Некогда огромный автозаправочный комплекс сейчас стоит пустой, работает только одна бензоколонка. «Эта машина из России?», — удивляется заправщик, заливая топливо в бензобак моей «Элантры». Уходит, подав мне знак чтобы подождала, и тут же возвращается с лепешками сирийского хлеба: «Угощайся, еще горячие!».

Действительно горячие и вкусные. С солоноватым вкусом, потому что я не могу сдержаться и слезы мои почему-то падают на эту лепешку, такую же горячую, как сердце этого сирийца.

Новости партнеров