Одна вокруг света. Война и мир в Алеппо

Ирина Сидоренко Forbes Contributor
Фото Ирины Сидоренко
58-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: добыча мрамора и завтрак у придорожного танура

Бывшая сотрудница агентства элитной недвижимости Kalinka Group после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге «Вокруг света». В предыдущей серии Ирина посетила самый древний город на земле, приняла участие в приготовлении знаменитого сирийского мороженого и побывала в мечети Омейядов в Дамаске.

Чтобы увидеть настоящую Сирию, надо жить среди сирийцев. Мне посчастливилось побывать в гостях у семьи Сами Шиха, сирийского генерала в отставке, и его лучшего друга Али. Сами и Али встретили меня в Латакии, взяли надо мной шефство и показали свою хлебосольную, гостеприимную страну. По-восточному мудрую, по-человечески добрую и открытую.

Сами Шиха, сирийский генерал в отставке, и его друг Али встретили меня в Латакии, взяли надо мной шефство и показали Сирию своими глазами – хлебосольную, гостеприимную. По-восточному мудрую, по-человечески добрую и открытую

Латакия — удивительная провинция, или, как здесь называют по-арабски, мухафаза. С одной стороны ее омывает Средиземное море, с другой закрывают горы, сохраняя уникальный климат плодородных равнин и теплых пляжей. Мы едем вглубь провинции по ее горным дорогам. Навстречу тянутся тяжелые грузовики с огромными глыбами природного камня. «Это мрамор, — объясняет мне Сами Шиха, — его везут на обработку». Натуральный мрамор — одно из главных достояний Сирии. Под тенью деревьев дымится танур, открытая хлебная печь. Хозяйка придорожной лавки тут же, при гостях, раскатала тонкое тесто и напекла лепешек. С сыром и перцем. Сытный горячий завтрак.

Латакия, западная мухафаза Сирии

Фото: Танур, открытая хлебная печь. Хозяйка придорожной лавки раскатала тонкое тесто и напекла лепешек

Танур, открытая хлебная печь. Хозяйка придорожной лавки раскатала тонкое тесто и напекла лепешек

Цитадель Салах-ад-Дина находится в одном из самых живописных мест Сирии. Добираться до древних укреплений замка нужно на машине по извилистым серпантинам, а потом еще подняться пешком вверх по крутой каменной лестнице. В очередной раз убеждаюсь, насколько мудро умели в древности выбирать места для строительства крепостных сооружений. Замок стоит на самой высокой точке, окружен хвойным лесом и глубокими оврагами. Мощные стены скрывают огромную территорию, высокое ущелье делает их неприступными. Раньше попасть в замок можно было только по навесному мосту, который поддерживала монолитная каменная колонна. Она до сих пор стоит перед замком и напоминает скорее памятник, чем результат инженерной мысли строителей того времени. На территории крепости сохранились башни, часовня и мечеть. Все строения принадлежат различным эпохам, возводились они по мере захвата крепости сначала воинами Византийской империи, франками, крестоносцами. Войска легендарного султана Салах ад-Дина завоевали ее в XII веке, с этого времени она носит его имя. Мы приехали в цитадель в преддверии грозы, запах от хвойного леса стоит потрясающий, а с башен крепости открываются восхитительные виды.
Фото: Цитадель Салах-ад-Дина находится в одном из самых живописных мест Сирии

Цитадель Салах-ад-Дина находится в одном из самых живописных мест Сирии

Фото: В цитадели Салах-ад-Дина сохранились башни, часовня и мечеть, все строения имеют принадлежность к различным эпохам

В цитадели Салах-ад-Дина сохранились башни, часовня и мечеть, все строения имеют принадлежность к различным эпохам

Фото: Мы приехали в цитадель Салах ад-Дина в преддверии дождя, запах от хвойного леса стоит потрясающий, а с башен крепости открываются восхитительные виды

Угарит, древний торговый город, где, как утверждают историки, возникла первая письменность на земле. Поселение появилось здесь за шесть тысячелетий до нашей эры. Найденные во время раскопок угаритские записи подтверждают описание библейских событий. Среди развалин был обнаружен огромный царский дворец, свидетельствующий о существовании в то время водопровода и канализации. Археологи нашли роскошные украшения и убранство царских залов. Исследования еще не закончены, раскопки приостановлены на время гражданской войны. Судя по всему, здесь еще «копать и копать», ведь изучена только шестая часть территории древнего города.


Фото: Угарит, древний торговый город, где, как утверждают историки, возникла первая письменность на земле

Угарит, древний торговый город, где, как утверждают историки, возникла первая письменность на земле

Приграничный город Кесаб находится по соседству с Турцией, на северо-западе провинции Латакия. Много раз за свою историю он переходил в руки правителей разных государств, переживал нападения и страшные погромы. Много раз армяне, издавна обосновавшиеся здесь и считающие Кесаб родным, покидали город и его окрестности и вновь возвращались в свои дома. Не обошла стороной Кесаб и последняя гражданская война, весной 2014-го город стал мишенью для боевиков. Во время атаки террористами была разгромлена старинная армянская церковь.


Фото: Приграничный город Кесаб стал мишенью для боевиков во время гражданской войны

Приграничный город Кесаб стал мишенью для боевиков во время гражданской войны

Из Латакии в Алеппо сейчас можно добраться только по объездной дороге, сделав крюк в сотни километров. Прямая скоростная трасса закрыта для автомобильного транспорта. Я и не поняла сначала, почему Сами Шиха настоял, чтобы в Алеппо я ехала не одна, а в сопровождении его друга. И я ждала два дня, когда Али уладит свои дела в Латакии и сможет поехать со мной.

На трассе встречается разбитая и сожженная техника: бензовозы, бронетранспортеры, автомобили. «Колонна с российским конвоем была расстреляна», — сухо объяснил мне Али. В кювете — пассажирский автобус. Проезжаем мимо сельских поселений. Вернее, остатков деревень. Большинство домов стоит в руинах. Я увидела конусные глинобитные постройки, хотела подойти и сделать фото. Али остановил меня. Здесь сейчас военные, фотографировать нельзя, а вокруг могут быть заминированные поля.

О безопасности освобожденных территорий можно судить по наличию блок-постов сирийской армии, они обозначены цветами национального флага и портретами президента страны. По дороге в Алеппо таких блок-постов много. Очень много.

Самый крупный сирийский город больше всего пострадал от военных действий. Он еще долго будет устранять последствия разрушительного вторжения и зализывать раны. Мы идем по узким улочкам Аль-Сактыя, некогда бывшим центральным городским рынком. Они аккуратно расчищены, обломки обрушенных зданий сложены ровными рядами вдоль пустующих торговых лавок. С высоты крепостных стен Цитадели Алеппо можно увидеть и оценить масштабы последствий обстрелов и бомбардировок.

Фото: Алеппо, самый крупный сирийский город, больше всего пострадал от военных действий

Алеппо, самый крупный сирийский город, больше всего пострадал от военных действий

Фото: Улицы центрального городского рынка аккуратно расчищены, обломки обрушенных зданий сложены ровными рядами вдоль пустующих торговых лавок

Улицы  центрального городского рынка аккуратно расчищены, обломки обрушенных зданий сложены ровными рядами вдоль пустующих торговых лавок

Фото: С высоты крепостных стен Цитадели Алеппо можно увидеть и оценить масштабы последствий войны

С высоты крепостных стен Цитадели Алеппо можно увидеть и оценить масштабы последствий войны

И все же город со старинной каменной архитектурой и угловыми балконами восстанавливается. Расчищаются завалы, ремонтируются здания, площади, дороги. Вечером работает иллюминация, люди гуляют, отдыхают, в ресторанах почти нет свободных мест. Во время ужина слышу раскаты, похожие на гром. Но дождя нет, и он не собирается. Это армия громит боевиков в пригородах Алеппо, пояснил Али. Минутная пауза. Такие раскаты я слышала еще несколько раз ночью из открытого окна отеля.

«Спасибо богу за безопасность», — это были первые слова Али, когда мы вернулись в Латакию.

Фото: Город со старинной каменной архитектурой и угловыми балконами восстанавливается. Расчищаются завалы, ремонтируются здания, площади, дороги

 Город со старинной каменной архитектурой и угловыми балконами восстанавливается. Расчищаются завалы, ремонтируются здания, площади, дороги

Самый частый вопрос, который мне задавали, пока я находилась в Сирии: «А где война? По твоим фотографиям и отчетам в социальных сетях не видно войны». И все-таки война здесь. К сожалению, она еще продолжается. Я не ищу разрушений, в мои задачи не входит показать, как все плохо. Я вижу жизнь, я вижу огромное желание сирийцев жить в достатке и в радости, я вижу изобильную землю и гостеприимный народ. Я вижу мир.

Туда, где сейчас идут военные действия, не пустят ни туристов, ни мирных жителей. Система безопасности и контроль над мирными территориями налажены, и настал тот самый период, когда можно и нужно вести переговоры Как, например, договорились открыть сирийско-иорданскую границу или создать условия для беженцев, возвращающихся на свою родину. Но за этим всем стоит большая кропотливая работа военных, дипломатов, политиков, инженеров, строителей, врачей, миротворцев и простых людей, которые продолжают жить, несмотря ни на что, строить дороги и жилье, восстанавливать дома и храмы, учить детей и печь хлеб, возделывать сады и собирать урожай на плодородной земле.

Новости партнеров