Как молодой юрист оставила Москву и уехала под Брянск руководить фермой и пастбищами в 5 000 Га

Фото из архива пресс-служб
Надежда Майер Фото из архива пресс-служб
Надежде Майер 34 года. Она переехала из Москвы в Брянскую область, где руководит фермой «Мираторга» с поголовьем скота в 4 000 особей и пастбищами площадью 5 000 гектаров

Успешная женская карьера может состояться не только в красивом офисе. Надежда Майер работает на ферме «Хоромное» практически с самого ее основания и отвечает за все процессы производственного цикла и команду, в основном состоящую из мужчин — операторов-животноводов и механизаторов. Мы поговорили с ней о том, легко ли отказаться от городской жизни ради руководства фермой и добиться уважения в коллективе, а также как построить эффективную экономику на предприятии.  

Чем вы занимались до того, как пришли в аграрную сферу? Как оказались на ферме? 

До прихода в «Мираторг» я была директором по продажам в московской компании и одновременно училась на юридическом факультете. В 2009 году я ушла в декретный отпуск, и мы с мужем приняли решение уехать из мегаполиса поближе к природе. В декрете я окончила высшее образование, и у нас была мысль вернуться в Москву, однако мы ждали второго ребенка и решили остаться. В нашей местности тогда не было работы по моему профилю, но мы узнали, что в Климовском районе очень стремительно начали строить фермы «Мираторга». Масштабно разрабатывали земли, стали завозить крупный рогатый скот. На селе появилась работа. Муж первый устроился в компанию, позже присоединилась и я. Решила попробовать для себя что-то новое. Начинала я как администратор. 

Как из администратора вы доросли до руководителя фермы? 

В отсутствие руководителя на меня автоматически ложилась организация работы на ферме: распределение техники и сотрудников, планирование ветеринарных мероприятий. От предыдущей работы у меня остался опыт управления персоналом, и мне несложно было организовать рабочие процессы. Я вместе с операторами объезжала пастбища. Если видела, что где-то заканчивается корм для животных, — оперативно вызывала технику для подвоза. Выявили больное животное — организовывала транспорт, чтобы забрать его с поля для лечения. И моя работа была замечена начальством. Первое предложение занять руководящую должность поступило через шесть месяцев после того, как я пришла на ферму. Но тогда я отказалась: посчитала, что моих знаний в животноводстве слишком мало, чтобы управлять таким большим поголовьем. В итоге я приняла предложение после трех лет работы в компании. Этому поспособствовал карьерный рост моих руководителей: они переходили на высшие должности, и время от времени мне приходилось самостоятельно вести работу на ферме и получать необходимый опыт.                                               

Чем конкретно занимается ваша ферма? Какое место занимает в компании? 

«Хоромное» построили в 2013 году. В феврале 2014, когда здесь появился первый скот, на ферме работали всего 15 человек, а поголовье составляло 2 100 коров. Сейчас у нас 4000 коров, а в период отела поголовье вместе с телятами достигает 8000. 

Ферма «Хоромное» по специализации маточная: здесь происходит воспроизводство стада и выращивание молодняка. Она входит в число лучших в компании — и по выполнению плана получения приплода, и по упитанности молодняка. Основной элемент в производственной цепочке — это материнское стадо. Именно оно дает товарное поголовье для откорма, убоя и переработки, а также телок, которые идут на пополнение стада. В производственный цикл фермы, за который я отвечаю, входят процессы по осеменению коров, отелу, откорму на летних пастбищах и дальнейшему зерновому откорму на специализированных площадках-фидлотах, благодаря которому мясо в будущем приобретает мраморность. 

Как устроена экономика фермы? 

Нам необходимо организовать уход за животными с минимальными затратами. Ведь снижение затрат на содержание работает на оптимизацию себестоимости готовой продукции — стейков из мраморной говядины, делая их более доступными для потребителя. Мы максимально выдерживаем животных на вольном выпасе: большую часть года они находятся на пастбищах, где питаются сочной травой — вкусно, полноценно и в то же время «бюджетно». Корма на зимний период — сено, сенаж, кукурузный силос — не закупаем, а заготавливаем сами.

С экономической точки зрения очень важен выбор породы. Мы разводим абердин-ангусскую породу, которая обладает высоким иммунитетом, хорошо акклиматизируется и легко переносит как жару, так и холод. Животные этой породы круглый год содержатся под открытым небом, а значит, не требуется вложений в постройку зданий, связанных с этим дополнительных затрат на электроэнергию и так далее.

Управление фермой, конечно, имеет свою специфику. Это огромные масштабы земель, обработка почв и пересевы трав, большое количество животных. Специфика нашей работы заключается в применении современных технологий во всех направлениях — от выращивания кормов до ухода за животными.

«Мужчины, с которыми я работаю, — это коллеги, а не мужчины-поклонники, с которыми могут возникнуть сложности»

Кто основные работники фермы, ваша команда? Правда ли, что ферма — это в основном мужской коллектив? 

На сегодняшний день у меня 35 сотрудников, преимущественно мужчины. Работа нелегкая, и физическая сила тут играет очень большую роль. Штат операторов у нас молодой, они эмоциональнее воспринимают информацию. Механизаторы-трактористы более взрослые, от 35 лет и выше, с ними немного полегче работать. Я ценю всех сотрудников и к каждому стараюсь применять индивидуальный подход. Это коллектив, в котором я выросла до уровня руководителя, и я это ценю. 

Мои непосредственные задачи как руководителя заключаются в организации и контроле всех рабочих звеньев фермы. От меня требуется полное участие во всех направлениях работы. 

Есть ли сложности, связанные с работой в мужском коллективе? Приходилось вам сталкиваться с тем, что к вам не прислушивались в силу пола или возраста?

Мужчины, с которыми я работаю, — это коллеги, а не мужчины-поклонники, с которыми могут возникнуть сложности. Я требую выполнения работы, а их обязанность — предоставить мне результат, и по-другому быть не может. Мужчины ко мне относятся как к руководителю и беспрекословно выполняют поставленные задачи. Все ситуации с трактористами и операторами мы обсуждаем. Я даю возможность сотрудникам самим подумать, как выполнить работу с наименьшими затратами, и если их мнение совпадает с моим, то я поддерживаю это решение — чтобы сотрудник ощутил свою значимость. Мы действуем согласно общим ценностям и ориентирам, поддерживаем друг друга. Свою репутацию у сотрудников я завоевала, еще когда работала на должности администратора, а теперь чувствую просто большую значимость для них.

Что бы вы назвали главной сложностью своей работы? Какие есть перспективы развития для руководителя фермы? 

Непреодолимых сложностей в своей работе я не вижу. Есть ситуации, которые требуют больше времени для их решения. Перспективы есть всегда, вопрос в том, есть ли у человека стремление идти дальше. Есть возможность стать ведущим зоотехником, управляющим подразделения, директором по животноводству... На мой взгляд, все зависит от желания человека, понимания им всей структуры компании, в которой он работает.

Как получается совмещать работу с семьей? Легко ли далось решение растить детей вдали от города? 

С мужем мы работаем на разных объектах, поэтому подстраиваем свои выходные и отпуска друг под друга. Летом выбираемся всей семьей на море. Мы часто устраиваем семейные пикники, плюс, если есть желание, можем выбраться в город, чтобы сходить в кино или цирк. Иногда я детей беру с собой на работу, особенно им это нравится в летний период, когда я провожу осмотр животных по летним пастбищам. Не каждый городской ребенок имеет возможность быть так близко к природе, а тут она окружает со всех сторон, и это дополнительное развитие ребенка. Мысли о том, что работа не стоит ограничений, связанных с жизнью вдалеке от Москвы, не возникала. Нужно уметь находить и получать плюсы от того, чем занимаешься.