Стойте, полиция! Как женщине путешествовать по Ирану в одиночку

Фото Ирины Сидоренко
Гробницы Накше-Рустам Фото Ирины Сидоренко
Самоизолировавшись в американской деревне, Ирина Сидоренко вспоминает о времени, когда путешествия были образом жизни. Исторические места древней Персии – Пасаргады и Пересполь, нефтяные месторождения на берегу Персидского залива и остров Киш, свободная экономическая зона в Иране

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина отправилась на юг Ирана в поисках паромной переправы в Индию, посетила культовый храмовый комплекс в Куме, попала в старинный дворец в Кашане и изучала знаменитую красную деревню в горах.

В каждой стране, где я уже успела побывать, так или иначе приходится подстраиваться под местный стиль вождения. Да что там, в разных городах одной страны они могут сильно отличаться. Иногда отмечаю для себя необычное поведение водителей. Но так и не смогла привыкнуть и принять одну иранскую «фишку». Каждый десятый водитель становится параллельно твоей машине, когда ты мчишься по трассе на скорости, и считает своим долгом сигналить, пока вы не повернете голову и не «заметите» наконец-то, что он вам сигналит. Потом еще долго будет махать рукой и кричать что-то на языке фарси, с надеждой, что вы ответите. Учитывая, что в Иране интенсивный трафик, а движение, мягко говоря, хаотичное, вы смотрите на дорогу, а не по сторонам. И вот такой любитель обратить на себя внимание может мчаться рядом достаточно долго. Пока не надоест. Или пока я сама не сверну на проселочную дорогу, чтобы увидеть исторические места древней Персии. 

Пашня
Пашня

Недалеко от Персеполя сохранились скальные гробницы Накше-Рустам, построенные в V-III веках до н.э. для царской династии Ахеменидов. Их видно еще издалека, а вблизи они поражают своими размерами и искусным исполнением. В Пасаргадах находится монументальный мавзолей царя Кира, правящего в VI веке до н. э. Когда-то здесь был огромный царский комплекс, он не сохранился до наших дней. Небольшие остатки его в виде древних камней можно потрогать руками и вообразить, какое это было великое сооружение. Но поразило меня место, в котором был построен дворец и поблизости с ним гробница Кира. Вдали от современной цивилизации, окруженное горами, оно как будто в центре Вселенной. Не знаю, как выглядит это место с высоты птичьего полета, но здесь, внизу, кажется, что вы находитесь посреди огромного эллипса.

гробницы Накше-Рустам
гробницы Накше-Рустам
Монументальный мавзолей царя Кира
Монументальный мавзолей царя Кира

Мой путь лежит на побережье Персидского залива, по красивейшей дороге через заповедник Аржан и Паришан. Большая ее часть проходит по совершенно дикой местности, через горы, где не видно населенных пунктов, а высокие скалы закрывают обзор. Размашистые серпантины устремляются вверх, пока неожиданно не появляется изумрудная долина с голубыми грядами гор на горизонте. В контрасте с безжизненно-серой пустыней это зрелище выглядит волшебным. Кажется, что вот-вот появятся воды Персидского залива. Но впереди еще два высоких перевала через южные склоны Загроса — величественного и древнего, хранящего в себе множество тайн.

Впереди два высоких перевала через южные склоны Загроса
Впереди два высоких перевала через южные склоны Загроса

В портовом Бушере я покупаю свежую рыбу на местном базаре. В этот день в Иране выходной. Пляжей, как таковых, в городе нет. Но на побережье собирается много людей, отдыхают целыми семьями или большими компаниями. Мы с Гретой пристроились рядом на теплом песке. Готовлю уху, наслаждаюсь волнами Персидского залива и яркими звездами бездонного неба.

Рыбный базар в Бушере
Рыбный базар в Бушере

К югу от Бушера простираются огромные промышленные территории, окутанные паутинами труб нефтеперегонных заводов и газораспределительных станций. Газовые факелы видны повсюду, смердящий дым от них растягивается на несколько километров. Радуюсь, когда техногенные пейзажи остаются за спиной, сменяясь помидорными плантациями. Сейчас идет сбор урожая, томаты собирают и упаковывают в ящики. Иранские помидоры — самые вкусные, а прямо с грядки они еще вкусней.

Иранские помидоры — самые вкусные
Иранские помидоры — самые вкусные

Какое-то невероятное геологическое чудо наблюдаю в десяти километрах от Персидского залива в районе Бандар Чарака. Горы имеют форму барханов, с ровными пологими склонами с одной стороны, и крутыми обрывами с другой. Будто здесь когда-то было море, сыграло с камнем свою стихийную игру и ушло, оставив в одиночестве.

Побережье Персидского залива
Побережье Персидского залива

К большой воде я повернула специально, чтобы попасть на остров Киш и обналичить деньги. Иран находится под санкциями и изолирован от мировой финансовой системы. Банкоматы не принимают международные карты, а все деньги, что у меня оставались, я потратила на ремонт машины. Остров Киш имеет статус свободной экономической зоны, и там есть финансовые лазейки. Достаточно объяснить в отеле свою цель, и тебе покажут куда идти. Кассовый аппарат сильно сопротивлялся, не торопясь соединиться с системой, все время выдавая предательское «нет связи». Я уже отчаялась, но с пятнадцатой попытки удалось отправить деньги с моей карты и взамен получить наличные иранские риалы. Чудеса.

Въезд на остров Киш для иностранцев похож на переход границы, разве что штампы в паспорт не ставят. Служба контроля тщательно осматривает содержимое автомобильного багажника, устраивает допрос с пристрастием. Паром набит битком легковыми машинами, грузовиками, вместился даже автобус с туристами и три велосипедиста. При этом место предусмотрено только для транспорта, пассажирского салона нет. Люди размещаются на палубе кто как приспособится, благо паром идет до острова не больше трех часов.

Я хотела остановиться на ночевку на берегу острова, но полицейский еще в порту строго настрого наказал: только в отеле, и никаких кемпингов. При выезде на контроле пришлось предъявить чек отеля, иначе могли бы быть серьезные проблемы. 

Хотя, в том же отеле не обошлось без конфуза. Женщина, которая путешествует в одиночку по исламской стране, на машине, да еще и с собакой, вызвала подозрение у администратора отеля. И он сообщил куда следует. Не успела уснуть, как меня вызвали в холл: «полиция». Там человек в штатском просит показать документы. Около получаса рассматривает мой паспорт с множеством штампов и виз не самых благополучных стран Африки и Ближнего Востока, безуспешно пытается прочитать незнакомые буквы на российском водительском удостоверении. «Я сейчас их заберу, сделаю копии и потом верну на стойку администрации». Человек в гражданском? Не рискую оставить документы без присмотра, приходится ехать с ним в полицейский участок. С досадой наблюдаю, как ксерокс медленно копирует страницы с историей моего путешествия, и молча злюсь: вечер испорчен. А что делать? В чужой стране не будешь доказывать правоту и лезть со своим уставом.

Практически каждый день, что я нахожусь в Иране, так или иначе приходится встречаться с полицией. Это могут быть длинные квесты или минутные эпизоды по проверке документов. Полицейские обращают внимание на российские номера или замечают собаку в салоне машины, что запрещено иранским законом. И только в Бандар-Аббасе у меня не спросили документы, а предложили помощь. К месту моей ночевки приехали люди в погонах и сказали ехать за ними в участок, потому что здесь не безопасно. Сопроводили, показали место, где я могу поставить машину, накормили бутербродами. Только и спросили, не из России ли я? Из России.

Иранцы искренне выражают симпатию к иностранцам, повсюду я встречаю уважительное и позитивное отношение. Люди гостеприимны, отзывчивы и всегда предлагают любую помощь. И чем глубже в провинцию, тем яснее это проявляется. Например, недалеко от Чехбехара меня приютили в иранской семье. Мне выделили жилище, похожее на юрту. Хозяева собираются в ней, пока гости пьют чай, и все время говорят, говорят, говорят без остановки, неведомо о чем. 

 В гостях у иранской семьи
В гостях у иранской семьи

Заехала в автосервис, пришло время заменить моторное масло. Сначала торговались по стоимости с мастером. А когда он закончил работу, говорит: не надо денег, езжай! Я удивилась, и трижды переспросила, почему? В ответ получила длинную эмоциональную речь на фарси, суть которой сводилась к любви к России. 

Деревня в пустыне
Деревня в пустыне

Бендер-Аббаса до Чехберхара почти  в 700 километрах. Ландшафты меняются от саванны до полупустыни и пустыни, а горы от острых пик до мягких округлостей. Неизменной остается только пастельная палитра серо-песочных тонов и неторопливая поступь встречных верблюдов. Да еще ветер иногда так дует, что поднимается песчаная буря. Пустыня. Часть пути похожа на пещерный город. Будто попадаешь в огромную Петру. Только ее не касалась рука человека. Камни правильной формы, колонны на скалах и причудливая резьба — все сотворено исключительно природой.

Камни правильной формы, колонны на скалах и причудливая резьба сотворены природой
Камни правильной формы, колонны на скалах и причудливая резьба сотворены природой

Паромов в Индию нет. И я решила брать пакистанскую границу штурмом – на авось. Другого способа проехать в Юго-Восточную Азию у меня нет. И поехала в приграничный город Захедан.

Ландшафты меняются от саванны до полупустыни и пустыни, горы от острых пик до мягких округлостей
Ландшафты меняются от саванны до полупустыни и пустыни, горы от острых пик до мягких округлостей
Неизменной остаётся только палитра серо-песочных тонов и неторопливо поступь встречных верблюдов
Неизменной остаётся только палитра серо-песочных тонов и неторопливо поступь встречных верблюдов