«Общество забирает наше личное пространство». Правнучки Зигмунда Фрейда — о плюсах одиночества

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Добровольное одиночество помогает принять ответственность за свою жизнь, понять свои истинные желания и потребности, считает психотерапевт Мишель Фрейд

Мы постоянно пытаемся занять себя, чтобы только не оставаться наедине со своими мыслями. Ищем партнера, чтобы не остаться одному. Но так ли плохо одиночество? Почему его не стоит бояться, объясняет психотерапевт Мишель Фрейд в своей книге «Примирить душу и тело. Телесные практики для жизни без болезней и стресса».  Перевод книги выходит в конце июня в издательстве «Бомбора», Forbes Woman публикует небольшой отрывок.

Общество забирает наше личное пространство и не дает спокойно провести время наедине с самим собой. Постоянно включенные телевизоры и компьютеры, вечно болтливое радио не дают побыть в тишине. Нужно во что бы то ни стало загрузить себя информацией, заботами, активной деятельностью! У большинства людей тишина вызывает тревогу, ощущение пустоты, которую нечем заполнить, они не способны ей противостоять. Поэтому они всячески ее избегают.

Раньше наше детство было наполнено мечтами. Сегодня мы занимаем каждую свободную минуту своих детей обучением, изобилием товаров потребления, думая, что помогаем их процессу становления. Но происходит обратное: мы делаем детей более зависимыми. А ведь ребенку необходимо время, чтобы насладиться одиночеством, исследовать свой внутренний мир и опробовать эту внутреннюю силу, чтобы однажды сепарироваться от родителей. Способность оставаться одному учит нас взрослеть и познавать присутствие себя. Чтобы выстроить свой внутренний мир, одиночество — необходимый опыт. Оно делает нашу жизнь более интенсивной, позволяет исследовать новые ресурсы и находиться в постоянной связи с собой.

Вынужденное одиночество

Когда мы говорим об одиночестве, то подразумеваем, что нас бросили, забыли, отодвинули в сторону. Есть очень болезненные виды одиночества, например у пожилых людей, которые чувствуют себя брошенными. Бывает так, что люди постоянно на что-то жалуются, чего-то требуют и тем самым создают вокруг себя пустоту. Такое одиночество отрезает от мира и  вызывает тоску, тягостные размышления, депрессию. Некоторые люди сталкиваются с одиночеством из-за болезни, разрыва отношений, смерти близкого или по профессиональным причинам (увольнение, пенсия). К счастью, для всех форм одиночества: материальных, социальных или психологических,  — какими бы болезненными они ни были, есть лекарство, решение и помощь. Многие люди не могут пережить такое одиночество. Они убеждены, что, проведя несколько часов наедине с собой, они отнимают себя у других. Поэтому считают себя обязанными отдаваться целиком. Но в большинстве случаев ими движет не забота о других, а страх быть покинутым и забытым.

Из страха перед одиночеством многие продолжают жить со своими партнерами, чтобы чувствовать себя в безопасности. Есть пары, которые считают, что лучше все делать вместе. Такие отношения удушают, особенно когда один пытается раствориться в другом, угадывая все его желания. В итоге партнер, связанный по рукам и ногам, задыхается под грузом псевдозаботы. Дельфин не может жить без своего спутника: «Когда его нет, я скучаю, я не могу обходиться без него, он мой наркотик, моя половинка. Когда он уходит на работу, я чувствую тревогу, мне необходимо его слышать, и я нахожу любой предлог, чтобы ему позвонить».

«Я боюсь пустоты, боюсь, что меня бросят, забудут, отвергнут, мой спутник меня успокаивает. На самом деле я не решаюсь остаться в тишине, я так сильно паникую, что наполняю себя присутствием этого человека», — признается Андрей.

Эти два примера — не признания в любви, а признания в зависимости. Это то же самое, что зависимость от еды, сигарет, алкоголя или работы. Любовь — это выбор, а не заточение в тюрьме. Слишком удушающая близость вызывает равнодушие или даже ненависть у партнера. Из-за страха одиночества некоторые бросаются в любовные приключения, в которых разочаровываются. Другие ищут забвения в отношениях на одну ночь. Каждый по-своему пытается избавиться от одиночества, но эта потребность обязательно быть вдвоем только усугубляет чувство одиночества.

Так жизнь рискует превратиться в неутолимый и иллюзорный поиск спутника, отца, любовника, прекрасного принца, который станет источником счастья. Но важно понять — другой человек никогда не удовлетворит наших потребностей, так как в большинстве случаев мы просим его компенсировать то, чего нам не хватило в детстве. Страх одиночества порождает привязанность, чувство собственности, потребность манипулировать людьми и все контролировать. Мы становимся то палачом, то жертвой, то спасителем или игрушкой. Эта цепочка разрушает нас как личность. Все зависимости имеют один источник: избежать чувства одиночества.

Зависимый человек не может быть самодостаточным, он всегда цепляется за другого. Под маской зависимости чаще всего скрывается страх внутренней пустоты. Именно потому, что наша внутренняя жизнь лишена устойчивости и безопасности, мы отчаянно цепляемся за свое окружение. Сначала нужно пережить близость с самим собой. Встретиться лицом к лицу с одиночеством — значит победить свои страхи. До тех пор, пока мы цепляемся за других, — продолжаем жить со своими страхами. Речь идет не о том, чтобы замкнуться в себе. Нет. Нужно использовать это время, проведенное в тишине, чтобы понять самого себя и подумать, как выйти из тупика противоречий. Такой трезвый анализ поможет вывести отношения на другой уровень. Настоящая эмоциональная безопасность появляется в результате встречи с самим собой и умения слушать свой внутренний мир.

Одиночество — это состояние, когда лучше всего ответить на вопросы: чего вы ждете от других? Какие страхи вас одолевают? Зачем нужна эта отчаянная погоня за любовью и вечной занятостью? Какие травмы детства прячутся за завышенными требованиями к вашему партнеру? Добровольное одиночество Часто к  одиночеству мы относимся как к  проклятию. Мы забываем, что оно дает шанс для самореализации, дарит свободу и настежь открывает дверь в наш внутренний мир. Одиночество не всегда является синонимом тревоги. Скорее, это переходный этап к надежде и возрождению.

Такое одиночество побуждает относиться к своей жизни более внимательно, укрепляет независимость и помогает сосредоточиться на себе. Одиночество позволяет достичь качества тишины, когда можно открыть свои внутренние резервы, развивающие силу, смелость, ясность ума и выносливость. А также качества, позволяющие жить в гармонии с собой без одобрения других, оставаться открытым и терпеливым с окружающими и придерживаться выбранного направления своей жизни. Добровольное одиночество помогает принять ответственность за свою жизнь, понять наши истинные желания и потребности.

Встретиться с тишиной, с самим собой, приблизиться к своей глубинной сути, чтобы научиться жить с другими, — это жизненная необходимость. Быть наедине с собой, даже если рядом кто-то есть, — путь к внутренней свободе. Задача мужа и жены состоит как раз в  том, чтобы жить вместе, оставаясь при этом двумя разными людьми, не одним целым и  не двумя половинками. Необходимо, чтобы каждый имел свое личное пространство, свою комнату, место, где он мог бы уединиться. Немного дистанции между двумя любящими людьми будет только поддерживать желание и удовольствие от встречи. «Нужно закрепить за собой отдельную комнату, в которой мы будем чувствовать себя свободно и которая станет нашим основным пристанищем и местом уединения, поскольку самая главная вещь на земле — это умение быть собой», — учит нас Монтень. И тогда из тишины рождается другое присутствие, интимное, внутреннее, к которому мы получаем свободный доступ.

Стать собой — это значит перестать держаться за других людей. Во всех духовных традициях Востока и Запада делается акцент на необходимость одиночества. Оно является началом основания внутреннего мира человека. Те, кто пережил этот опыт, знают, что одиночество укрепляет дух. Карл Юнг считает, что поиск принципа «Познай себя» происходит через уход в  себя. Этот этап полезен для нас и нашего окружения, так как он воздействует на межличностные отношения и затрагивает всю нашу жизнь. Подобное уединение могут себе позволить не только мудрецы или мистики, но и любой человек, стремящийся к настоящей жизни. Великие философы и писатели, от Паскаля до Кьеркегора, включая Руссо и Виньи, настаивают на важности опыта подобного одиночества.

Руссо призывает мечтать, так как это дает возможность побыть наедине с собой: «Я ощущаю прекрасное чувство наполненности, удовлетворения и мира в этом спокойствии. Каждый день моей жизни с удовольствием напоминает мне предыдущий, и я не желаю ничего иного для завтрашнего дня». Ницше упоминает в своих записях о тесной связи одиночества с любовью и творчеством. Он рассматривает его как выздоровление от различных болезней жизни и воспевает как добродетель в  своих работах.

«О, одиночество! Ты отчизна моя, одиночество!» — восклицает пророк Заратустра. Чтобы создать произведение, необходимо одиночество, оно открывает двери для воображения. Любой творец, философ, писатель, музыкант или артист нуждается в одиночестве. В нем он черпает свои творческие силы. Любое размышление, поиск нужной фразы предполагает и требует тишины и уединения, чтобы открыть в себе новые возможности. Иногда к этому приводят болезни, потери, разрывы отношений. Тогда мы замечаем, что черпаем силы в таком самоанализе.

Умение принимать одиночество как друга делает нас сильнее, свободнее перед лицом трудностей. Это время уединения помогает нам осознать присутствие нас самих. Когда мы ощущаем присутствие в себе, больше не боимся тишины, одиночества и чувствуем себя наполненными. Это ощущение себя позволяет лучше воспринимать других и окружающий мир. «Испытывать внутреннюю свободу  — значит освободиться от любого ожидания и всех наших страхов», — пишет Матье Рикар.

В повседневной жизни эта новая свобода больше открывает нас другим и позволяет наслаждаться простотой настоящего момента, освободившись от прошлого, не думая о будущем. Мы можем непринужденно смеяться с людьми, которых ценим, и при этом не привязываться к ним эмоционально. Таким образом рожденные и освобожденные, мы становимся более креативными в  своей деятельности и получаем больше удовольствия. Мы можем изменить тревогу одиночества, приручив ее. Для этого нужно согласиться на уединение, чтобы принять свои страхи, понять их и преодолеть. И тогда одиночество переживается как возможность для углубленного изучения, почти метафизического открытия своей сущности, одновременно потерянной и находящейся на связи. В жизни есть все необходимое, чтобы нас просветить, но мы не тратим время на включение света, — говорят нам мудрецы. Умейте признать потребность в одиночестве, не только свою, но и нашего окружения. Дарите себе моменты, когда каждый уважает тишину и пространство другого, чтобы встреча стала еще прекрасней. Научитесь превращать тревожное одиночество в прирученное, комфортное уединение, когда вы спокойно остаетесь наедине с самим собой.