«Ударом в подбородок вряд ли можно вырубить мужика». Кто и как учит российских женщин самообороне

Фото DR
Фото DR
Единственная в России женщина-эксперт по системе самообороны крав-мага Лия Панцалашвили рассказала Forbes Woman, может ли девушка с нулевой спортивной подготовкой защитить себя от агрессора при помощи боевых приемов, что не так со стереотипом о чувстве «ложной безопасности» и как можно совмещать уроки самозащиты с помощью жертвам насилия

Лия Панцалашвили занимается боевыми искусствами с детства. Восемь лет назад она освоила новое для себя направление крав-мага и стала первой женщиной-инструктором по этой системе боя в Москве, куда переехала из Самары. Сейчас у нее около ста учениц, среди них подопечные правозащитных организаций, помогающих столкнувшимся с насилием женщинам. Она иронично назвала свой филиал Female mafia. Панцалашвили тесно сотрудничает с НКО и проводит с ними совместные программы, чтобы страдающие от насилия женщины могли защитить себя и почувствовать себя увереннее. 

Давайте начнем с того, что это вообще такое — направление крав-мага и почему именно оно лучше всего подходит для самообороны женщин?

Крав-мага — это израильская система самозащиты, рукопашного боя. Это не спорт, а именно прикладная система, которая подготовит любого — девушку, мужчину, ребенка — к тому, что может произойти на улице. То есть, если произойдет нападение: как вести себя тактически, как защититься технически и, соответственно, быть психологически к этому готовым.  

Это действительно очень хороший инструмент самообороны, потому что здесь нет никаких правил. Все, что в спорте запрещено, — удары в глаза, в горло, в пах, по всем суставам, использование подручных средств — это все здесь разрешено. Понятно, что девушка ударом в подбородок вряд ли сможет вырубить мужика. Но она вполне может поразить его в пах, горло или в глаза, потому что эти части тела никаким образом не защищены. Это даст ей время убежать. Соответственно, эта система очень хорошо подходит именно для тех, кто проигрывает в росте, в весе, в физической массе. 

Как давно вы сами занимаетесь этим направлением?

Я преподаю крав-мага около 8 лет. Вообще у меня спортивный бэкграунд, и в единоборствах я уже очень давно: с 11 лет занималась карате. 

Я жила в Самаре, там вообще такого слова не знали — «крав-мага». Но потом появился человек, который привез эту систему в Самару, и мне предложили попробовать стать инструктором. Мне показалось это интересным именно с точки зрения преподавания, потому что это система, которую можно, да и нужно, преподавать взрослым. Много людей хочет заниматься, но не каждый может прийти именно в спортивную секцию, потому что там немножко другие правила и условия. А метод преподавания крав мага  создан в том числе и для людей с низкой физической формой — тех, кто, возможно, никаким спортом не занимался в жизни. И их все равно научат бить, научат защищаться, научат быть уверенными и выходить из состояния жертвы. Сейчас это достаточно актуально. 

Я правильно понимаю, что даже если женщина не занимается спортом и не может похвастаться физической подготовкой, она все равно сможет научиться приемам и воспользоваться ими на практике?

Конечно. В зал и приходит как раз 99% таких девушек. Те, кто спортом не занимались вообще или занимались очень давно, не находятся в физической форме, много работают, не имеют времени на спорт и так далее. Средний возраст учениц около 30 лет. Но вообще возрастной разброс может быть очень большой. Самой взрослой моей ученице на данный момент 57 лет, а в одной с ней группе занимается девочка, которой 15 лет. 

Существует стереотип, что обучение самозащите дает женщинам так называемое ложное чувство безопасности. Речь идет о том, что нужно учить женщин не защищаться физическим способом, а, например, убегать, потому что в прямом противостоянии у них все равно нет шансов. Есть ли в этой логике рациональное зерно?

Есть такой стереотип, что самооборона — это драка, физическое воздействие. Но на самом деле учиться надо начинать с гораздо более ранних этапов: с  развития внимательности, способов избежать конфликта и так далее. Это нужно понимать и отрабатывать. Потому что физическое противостояние девушки с мужчиной действительно не равноценно. И гораздо проще его избежать, чем потом выполнять какие-то техники, наносить удары. Убежать, поговорить либо успокоить гораздо проще, чем вступать в рукопашную схватку. Наша система предусматривает все этапы, которые происходят до боя и после него. Потому что, конечно, можно чувствовать себя уверенней, но нужно головой понимать, что если мужчина захочет, он, скорее всего, сможет навредить.

Вы упомянули, что в крав-мага нет ограничений в плане мест удара. С законодательной точки зрения, удары в глаза, пах не превышают норму допустимой самообороны?

В целом, чтобы навредить сильно, нужно приложить очень много усилий, а те, кто приходит к нам заниматься, вряд ли смогут так сильно ударить. Но, опять же, в целях самозащиты в первую очередь стоит думать именно о своей безопасности. И иметь номер телефона хорошего адвоката. Я об этом тоже говорю своим ученицам: номер должен быть в телефоне каждой девочки на всякий случай. 

Сейчас есть организации, в которые можно обратиться за юридической помощью. Мы даем их контакты.

В целях самозащиты в первую очередь стоит думать именно о своей безопасности. И иметь номер телефона хорошего адвоката

Вы единственная в России женщина-эксперт по крав-мага. Почему так сложилось: это не популярное направление у женщин или просто оно новое?

В Москве крав-мага развивается около 17 лет. Это очень мало для системы. Пока я не переехала в Москву, инструкторов-девушек здесь не было. 

Что такое вообще эксперт в крав-мага? Здесь есть уровни технической квалификации, которые систематизируют программу от простого к сложному. Все начинают с уровня P — Practitioner. Потом ученики каждый год могут повышать свой уровень: он характеризует и степень готовности, и психологическое состояние, и технический арсенал. Инструктора в основном у нас уровня G — это Graduate. Далее идут уровни экспертов, и каждый инструктор сам выбирает, как ему развиваться. 

Я в какой-то момент поймала волну и очень много готовилась, ездила в Израиль и сдавала экзамены. В итоге я не с первого раза, но сдала на уровень эксперта. Экзамены можно сдавать только в Израиле или когда инструктора оттуда приезжают в Россию. 

У нас в Москве всего три эксперта: директор нашей школы, наш старший инструктор и я. То есть экспертов в принципе мало, не только девушек. В России есть три города с центрами крав-мага, это Питер, Новосибирск и Москва. И в каждом по два-три эксперта. 

Сейчас вы работаете в рамках школы, но у вас собственный зал?

Да, у нас есть центральный зал, Московский центр крав-мага. И у меня есть свой зал, его филиал, где у нас группы девчонок. Я назвала наш филиал Female mafia. Этот зал появился у меня год назад. Это, мне кажется, мечта каждого тренера — иметь свой зал, со своими группами. И я ее осуществила.

Вы работаете с разными НКО: «Ты не одна», «Сестры» и так далее. Как началось это сотрудничество?

Все началось с Центра «Сестры», они на меня вышли через мою ученицу, которая им меня порекомендовала. Они устраивали благотворительный забег под названием #DressDoesntSayYes. Это было в парке «Сокольники», все бежали в юбках, причем мужчины тоже. После забега  «Сестры» хотели сделать разные активности и предложили мне провести мастер-класс по самозащите и крав-мага. Это был мой первый мастер-класс, на который пришло так много людей, человек 65-70. И с тех пор пошло-поехало. 

Потом на мероприятиях «Сестер» мы познакомились с Аленой Поповой, Аней Ривиной (руководитель центра «Насилию.net». — Forbes Woman). Тема самозащиты весьма актуальна, потому что многие психотерапевты советуют девчонкам заниматься самозащитой или единоборствами. Об этом говорят и «Сестры», и  ученицы, которые идут к нам. 

Также мы делали разные активности с кризисным центром «Китеж». Мы с ними целый год работали в совместной программе по президентскому гранту.  В программе могли принимать участие девушки, страдавшие от любого рода насилия. Они могли к нам приходить бесплатно тренироваться и параллельно получать юридическую и психологическую помощь в «Китеже». 

Сейчас мы готовим проект с «Насилию.нет». Планируется, что я напишу для них курс специальный курс, на который они смогут присылать своих подопечных, и мы будем запускать такой курс раза два в год. 

Плюс, когда я сама делаю мастер-классы, я приглашаю «Сестер» читать лекции про насилие и то, какую роль играет самозащита. И еще мы устраиваем благотворительные мастер-классы, собранные на них деньги идут тем же «Сестрам» или «Китежу».

Это мастер-классы именно по крав-мага? 

Я стараюсь делать их комплексными. Сначала идут несколько лекций, например, по юридической помощи в самозащите, психологической, там психологи рассказывают что-то интересное. Мы разные темы выбираем. Можем поговорить о работе с голосом в самозащите. И потом все заканчивается моим уроком по самозащите. То есть есть и лекционная, и практическая часть. И мы приглашаем на эти мероприятия как раз психологов из «Сестер», специалистов «Китежа» Алену Попову. 

В будущем вы планируете расширять список НКО, с которыми сотрудничаете?

Да, конечно. Я вообще всегда открыта для любого сотрудничества, потому что, чем большему количеству женщин мы поможем, тем лучше.

Большинство ваших учениц — это девушки, которые хотят себя обезопасить в будущем, или там все-таки достаточно велик процент тех, кто в реальной жизни уже сталкивался с насилием?

Большинство, скажем так, на будущее. Есть несколько категорий девушек, которые к нам приходят. Кто-то приходит просто, чтобы стать увереннее и научиться защищаться или чтобы подтянуть физическую форму. И кто-то приходит именно по рекомендациям, допустим, психотерапевтов, либо если у них есть какие-то триггеры, которые они хотят проработать. Таких девчонок с каждым годом становится все больше. Они стали чаще приходить, когда мы начали сотрудничать с благотворительными организациями в сфере насилия. Но все равно это небольшой процент.

А вам самой в реальной жизни приходилось использовать защитные приемы? 

Да, было и физическое применение, но по большей части, конечно, я стараюсь придерживаться тактических знаний, чтобы избежать этого. Несколько раз в стрессовых ситуациям мне удавалось избегать прямого конфликта. Я понимаю, что в физическом противостоянии даже мне с моей подготовкой, с моей скоростью, реакцией, все равно будет сложно. Поэтому я стараюсь придерживаться все-таки тактического поведения.

Сколько времени нужно девушке, если она пришла с нуля, без какой-то особой физической подготовки, чтобы получить минимальный уровень, смочь хоть что-то сделать, если не удастся избежать физического противостояния?

Чем больше, тем лучше. Минимум полгода, чтобы иметь базу, чтобы было понимание всех этапов самозащиты, понимание, как и от чего можно защититься. 

На ваш взгляд, интерес к самообороне среди женщин растет? Сейчас более открыто говорят на темы насилия, чем несколько лет назад, вызывает ли это дополнительный интерес у женщин к обучению самозащиты?

Интерес растет, и на моих занятиях это также отражается. Когда я только начала преподавать, была одна группа из трех человек, а сейчас у меня, наверное, четыре группы по 20 человек примерно. Всего обучается около ста человек. Народ идет, и народ стал более осознанно к этому подходить. Они приходят на тренировки, потому что понимают, для чего им это нужно. Это очень здорово.