Одна вокруг света: вымогательства на таможне и коллега по путешествиям

Фото Ирины Сидоренко
Рыбацкая деревня на берегу Меконга Фото Ирины Сидоренко
90-я серия о кругосветном путешествии москвички Ирины Сидоренко и ее собаки Греты: Камбоджа. Древний храм Ват Нокор в Кампонг Самое, рыбацкие деревни на берегу Меконга, потрясающие закаты в Юго-Восточной Азии и встреча с легендой-мотопутешественником в Пномпене

Бывшая сотрудница московского агентства элитной недвижимости после нескольких тренировочных автопутешествий решилась на кругосветку в автомобиле и в компании с собакой. О ее передвижениях в режиме реального времени можно следить в блоге Вокругсвета. В предыдущей серии Ирина  пересекла Лаос, побывала в Будда-парке, искупалась в каскадном водопаде, познакомилась с лаосскими пионерами и приняла участие в деревенских празднествах. 

Впервые я задумалась о том, что хочу в эту страну, когда в 2013 году организовывала в Камбоджу поездку журналистов для встречи с известным российским бизнесменом, проводившем там время в местах не столь отдаленных. Идея зародилась, сохранилась и осуществилась, правда не совсем так, как мечтала.

Я и сейчас уже готова была развернуться на границе и объехать Камбоджу. Слишком труднопроходимой мне показался переход границы. До сих пор я считала, что самые хитроумные таможенники — африканские и арабские. Я заблуждалась. На выезде из Лаоса мне долго не ставили штамп в паспорт. «Ты сначала договорись с камбоджийской стороной, разрешат ли тебе въехать на машине». Что делать, пошла договариваться. Особых переговоров не получилось. Мне оформили разрешение на въезд за 30 минут, без лишних вопросов. Но потребовали за него 50$. Как 50$, разве этот документ не бесплатный? Хорошо, давай $25. Или хотя бы $20.

Я бы и $50 заплатила, если бы не знала наверняка, что документ этот выдают бесплатно. Все дело в том, что раньше разрешение на въезд в страну иностранного автомобиля или мотоцикла надо было оформлять в Пномпене, столице Камбоджи. Для этого путешественники оставляли свой транспорт на границе, добирались на перекладных автобусах, оформляли все документы и возвращались обратно. На всю процедуру уходило два, а то и три дня. Власти изменили условия и перенесли оформление документов непосредственно на приграничную таможню. Но предприимчивые сотрудники пользуются незнанием туристов и берут за такое удобство деньги нелегально.

Границы, границы, границы. Это неотъемлемая часть любой кругосветки. Конечно, если вы не на самолете собираетесь обогнуть земной шар. Каждая граница — это стресс, это человеческий фактор, бюрократия, часто — откровенное вымогательство и все из этого вытекающее. Но это еще и отличный тренажер, чтобы оттачивать навык переговорщика, получать опыт общения и находить возможности договариваться. 

Во время переговоров с людьми в погонах я решила, что уже готова объехать Камбоджу и отправиться из Лаоса сразу в Тайланд. Но таможенник на приличном русском языке сказал «езжай», и махнул рукой в сторону открытых ворот.  И вот я и Грета в Камбодже, а на сэкономленные деньги я купила в первом же городе новый аккумулятор для своей Элантры.

Камбоджийский Меконг. Вдоль реки тесная застройка. Прямо у воды дощатые домишки стоят чуть ли не друг на друге. Нехитрые дворы рыбацких деревень жмутся к дороге, коровы жуют сено на обочине, куры снуют под колесами. Женщины жарят бананы, мужчины разбирают сети, дети играют. Жизнь.

Нехитрые дворы рыбацких деревень жмутся к дороге
Нехитрые дворы рыбацких деревень жмутся к дороге

В Юго-Восточной Азии потрясающие закаты. Рассветы тоже красивые, но они быстро заканчиваются, буквально вспышкой: озарило солнце небо, и моментально наступил день. Закат дольше живет и дольше радует глаз. Я люблю именно такие закаты. Когда огромный ярко-красный диск солнца лежит на горизонте, кучевые облака освещаются им, и по мере того, как меняется угол падения солнечных лучей, меняется и их расцветка. От нежно лиловых и розовых оттенков, до ярко желтых и оранжевых. Сердце выпрыгивает из груди от восторга, и смотреть на это можно вечно. 

В Юго-Восточной Азии потрясающие закаты
В Юго-Восточной Азии потрясающие закаты

Древний храм Ват Нокор спрятался подальше от людских глаз на окраине Кампонг Чама в Камбодже. Вход сюда свободный, но туристов практически нет совсем. Можно бродить не спеша и полностью погрузиться в атмосферу стен, много повидавших за восемь столетий. Никто не мешает и не нарушает тишину. Сохранились нетронутые временем дворы с увлекательными архитектурными постройками, переходы с резьбой на стенах и каменные здания.

Внутри главного храма, построенного из камня, находятся высокие колонны и свод, украшенные цветными фресками. Создается ощущение, что одно святилище поместили внутрь другого. Получился удивительный контраст между камнем ангкорского периода и яркими красками, присущими буддийским храмам. Ват Нокор является действующим местом поклонения, буддийские монахи проводят здесь службы.

Древний храм Ват Нокор спрятался подальше от людских глаз на окраине Кампонг Чама
Древний храм Ват Нокор спрятался подальше от людских глаз на окраине Кампонг Чама

Мне везет на встречи. С самыми разными людьми. В самых разных ситуациях. Но когда мне в дороге встречаются мотоциклисты, я всегда вспоминаю слова моего друга Саши Прудникова: «Байкеры своих не бросают». Эта фраза невольно звучит в ушах, откладывается печатью в сердце, становится настоящим знанием и верой, что это так всегда и везде. Ох, сколько раз эти вездесущие байкеры спасали меня в буквальном смысле слова, оказывались случайно рядом в дороге, или не случайно протягивали руку помощи.

Кто хоть однажды побывал в шкуре другого человека, понимает его без слов. Игорь Соколов, бывалый путешественник, известный в узких кругах как Синус, в одиночку исколесил мир на своем мотоцикле. Исколесил всю Россию, путешествовал по Австралии, странам Азии, Северной Америки и Европы. Но сердцем остался в Камбодже, сюда и вернулся девять лет назад.

Конечно, я его даже не представляю на одном месте, да и возможно ли. Игорь организовывает и сам проводит эксклюзивные мотопутешествия по джунглям Камбоджи. С ним и интересно, Игорь знает о Камбодже больше, чем сами кхмеры. И безопасно, потому что он опытный мотоинструктор. Обучит любого, даже если ты никогда не садился за руль и хочешь научиться с нуля. Плюс отменное чувство юмора и любовь к своему делу.

Игорь Соколов, бывалый путешественник, известный в узких кругах как Синус, в одиночку исколесил мир на своём мотоцикле
Игорь Соколов, бывалый путешественник, известный в узких кругах как Синус, в одиночку исколесил мир на своём мотоцикле

Я редко обращаюсь к людям, контакты которых мне дают друзья и подписчики в социальных сетях. По разным причинам. Иногда дороги не совпадают, иногда просто нет времени, иногда рука не поднимается написать или позвонить. Игорю я написала моментально. И почти моментально же получила ответ. Сначала думала, что мы встретимся за чашкой кофе и поговорим недолго за жизнь. Но он пригласил в гости. И вместо одного дня я зависла в Пномпене, где живет Игорь, на три. Три дня нам было о чем говорить. Вот говорят же «на одной волне», а мне так показалось что мы в одном потоке. Когда другому с полуслова, с полувзгляда понятно, о чем это ты говоришь и думаешь. А ты слушаешь собеседника так, будто он о тебе рассказывает. И хотя рассказывал каждый о своем, мне запало в душу, что мы переживали похожие чувства, добираясь каждый до своей заветной точки, каждый в своем большом путешествии. И ты понимаешь, что человек этот свой до мозга костей. Не по принадлежности к транспортному средству.  По духу свободы, духу настоящего путешественника, искателя приключений и неисправимого романтика.

Я считаю, что мне намного легче, потому что у меня есть живое существо рядом — Грета, и крыша над головой — машина. И не понимаю, как можно решиться в кругосветку в одиночку на мотоцикле. Игорь проехал в путешествиях по миру более 500 000  км. «Я знаю, что такое получить ночлег, домашний ужин, и интересного собеседника на родном языке», — признался мне Игорь. До сих пор вспоминает каждого, кто и его также приютил в дороге. И мы поднимаем тост за всех, кто в пути, чтобы у каждого путника был безопасный ночлег и ровная дорога.