Сила леса: как лидер коренного народа победила нефтяную индустрию в борьбе за Амазонию

Фото Dolores Ochoa / AP/ TASS
Фото Dolores Ochoa / AP/ TASS
Немонте Ненкимо добилась запрета на добычу нефти на землях своего народа ваорани и других коренных народов Эквадора. А еще основала несколько организаций, которые борются с изменениями климата и показывают миру, что у коренных народов есть свои технологии и знания, которые можно применить повсюду — например, для борьбы с коронавирусом

Активистка, борющаяся за права коренных народов Амазонии, Немонте Ненкимо — живое доказательство того, что повторение истории Давида и Голиафа возможно и сегодня. Когда правительство Эквадора объявило, что собирается продать землю коренных народов нефтяной компании, Немонте возглавила борьбу коренного народа ваорани и добилась победы — постановления суда, которое защищает 200 000 гектаров тропических лесов от разведывания и бурения нефтяных скважин. Судебный процесс, в ходе которого коренные народы добились права решать судьбу своей территории, войдет в историю.

После победы в судебном процессе Немонте прославилась во всем мире как успешный лидер. В прошлом году благодаря поддержке Леонардо Ди Каприо она была включена в список 100 самых влиятельных людей мира по версии журнала Time. Ей также была присуждена экологическая премия Голдмана в размере $200 000, которую она пожертвовала своей некоммерческой организации Amazon Frontlines — международной группе юристов по правам человека, экологических активистов, фермеров и просветителей, защищающих земельные права коренных народов. Чтобы обеспечить коренным общинам ресурсы и инструменты, необходимые для предотвращения одной из величайших угроз Амазонке, она запустила Frontlines Challenge, призыв к общественности поддержать движение за права коренных народов.

Борьба с изменением климата 

Frontlines Challenge — не просто приятный активистский проект. Это инициатива, на которую должны обратить внимание все, поскольку коренные народы защищают 80% мирового биоразнообразия, составляя менее 5% населения планеты. Один только Эквадор входит в десятку самых биоразнообразных стран мира. Именно биоразнообразие на уровне геномов, отдельных видов, групп животных и растений и целых экосистем, где живые существа взаимодействуют с естественной средой, делало Землю пригодной для жизни миллиарды лет.

«У меня нет денег на банковском счете и никогда не было, — делится Немонте. — Моя любовь к самой жизни, лесам и рекам важнее денег. Я видела, как люди, у которых появляется любовь к деньгам, начинают накапливать их все больше, аппетит разгорается, им хочется получить еще и еще. Вот что происходит в мире. Здесь много неравенства. Поэтому я решила не только пожертвовать $200 000 на защиту нашего образа жизни в Амазонии, но и показать пример действий, которые необходимо предпринять. Все говорят об экологическом кризисе, даже мультимиллионеры и миллиардеры. Но они лишь становятся богаче, хотя все, что нам действительно нужно делать, — это действовать».

«Мы болеем и умираем»: чего добился «Норникель», потратив десятки миллиардов рублей на экологию

Обмен технологиями

Именно этим Немонте и ее народ и занимаются в рамках сотрудничества между Amazon Frontlines и Ceibo Alliance, некоммерческой организацией из Эквадора, которую соосновала Немонте и которой управляют представители коренных народов. Обе группы предоставляют своим сообществам инструменты и ресурсы, необходимые для защиты их тропических лесов и культур от добывающих отраслей, масштабного сельскохозяйственного производства и колонизации.

Директор Ceibo Alliance, представительница народа сиона Алисия Салазар говорит, что группы учатся использовать современные технологии в своих интересах: «В прошлом мы наблюдали, как технологии разрушают наши леса, — промышленные компании использовали большие машины, чтобы добывать ресурсы из наших земель. Но сейчас мы используем технологии, чтобы составлять карты земель наших предков и документировать все, что у нас есть, от святых мест до охотничьих троп и лечебных растений. Таким образом мы доказываем, что наши территории полны жизни. Они не пустуют, как это показывает правительство или компании на своих картах».

Пожары

Пожары, полыхавшие в Амазонии в 2019 году, постепенно пропали из заголовков прессы, однако лес не перестал гореть. По состоянию на октябрь 2020 года, территория пожаров увеличилась на 13% за предыдущие девять месяцев. Немонте и исполнительный директор Amazon Frontlines Митч Андерсон говорят, что в последнее время пожары ослабли, потому что заканчивается сезон засухи, однако корень проблемы — изменение климата — никуда не делся.

В новом году ваорани ожидают, что крупные промышленные компании и правительства вернутся к добыче ископаемого топлива, чтобы выбраться из рецессии или стимулировать экономику. Которая, по словам Немонте, «никогда не приносила пользы коренным народам, но лишь отравляла реки и уничтожала леса». Как сообщает The Hill, президент Эквадора Ленин Морено и министр энергетики Хосе Аугусто заявили, что планируют нарастить объемы добычи ископаемых и бурения нефтяных скважин в Амазонии в рамках «восстановления экономики» после пандемии. По выражению Аугусто, Эквадор «сидит на залежах «Феррари».

Инновации коренных народов в борьбе с COVID-19

«Проблемы, с которыми мы столкнулись как цивилизация, связаны с городскими системами, созданными людьми, — говорит Немонте. — Люди, живущие в городах, полагаются на разрушение природных систем по всему миру. Люди потребляют пластик, бензин и пищевые продукты с химикатами, которые были получены неэкологичным способом. Они носят одежду, но не знают о ее происхождении. Людям нужно восстановить связь с землей и с системами самой жизни».

Эта связь с землей позволяет народу ваорани лечить коронавирусную инфекцию с помощью растений из лесов, где они живут. Используя старинные знания и смесь из смол, лозы, цветов и коры различных растений, ваорани создают натуральные лекарства от COVID-19. Немонте говорит, что ключевую роль в лечении больных и уходе за ними сыграли женщины.

Новое поколение

Коренная молодежь, которая сейчас переживает серьезный культурный сдвиг, не могла не заметить, как правительства справлялись с кризисом, вызванным коронавирусом. «Они увидели, что у западного мира и доминирующей части общества не оказалось готовых решений. Они увидели, что представители коренных народов, попадая в больницы, не возвращаются или возвращаются в гробах, — говорит Митч Андерсон. — Думаю, многие молодые люди осознали, что возможности для борьбы с COVID-19 есть у их старейшин и у леса».

Когда Немонте узнала, что государство вот-вот выставит земли ее народа на аукцион, она сразу позаботилась о том, чтобы старейшины, женщины и молодежь получили полное представление о том, какими будут последствия загрязнения нефтью для их леса. Они отправлялись в долгие путешествия к нефтяным месторождениям и своими глазами видели оставшиеся котлованы с отходами. Попутно слушали истории о распространении болезней, исчезновении охотничьих угодий и потере знаний.

«Мы живем в непростые времена, потому что наша молодежь одной ногой стоит во внешнем мире. Мы беспокоимся, что наш народ может потерять связь с лесом, а вместе с ней и наши знания, нашу науку и наши технологии», — говорит Алисия Салазар. По этой причине Amazon Frontlines и Ceibo Alliance разрабатывают инструменты для восстановления культуры и создают собственные системы образования и школы, чтобы сохранять и передавать молодежи мудрость их предков.

Перевод Натальи Балабанцевой

Дополнительные материалы

От премьер-министра до лидера BLM: 12 женщин, которые вошли в историю науки, политики и гражданского активизма