Традиционные роли: как женщины основали театр кабуки, а теперь отвоевывают право играть в нем

Фото Getty Images
Фото Getty Images
Первая труппа японского театра кабуки состояла из женщин: ее основательница собирала уличными представлениями деньги для храма, а заодно помогала девушкам из низов заработать на хлеб. Затем женщинам было официально запрещено там выступать. Спустя более 400 лет женщин по-прежнему не допускают на большую сцену кабуки, но они все равно собирают труппы и устраивают театральные фестивали

Японский театр кабуки сегодня известен во всем мире, в 2008 году он попал в самую первую версию Списка нематериального культурного наследия человечества ЮНЕСКО. В отличие от ориентированного на зрителей из числа аристократии театра но, кабуки изначально развивался как искусство для широкой публики, сочетавшее танец, музыку и театральное представление. Спектакли в театре кабуки длятся много часов, обычно они основаны на пьесах на исторические, любовные и бытовые сюжеты. Сложные традиционные костюмы, высокие парики, плотный тяжелый грим — узнаваемые элементы стиля кабуки, они нужны в том числе и для того, чтобы сделать сцены реалистичными, ведь и мужские, и женские роли в театре кабуки обычно исполняют мужчины. Но так было не всегда. В начале XVII века, когда это искусство только возникло, на улицах городов Японии выступали женские и смешанные труппы. Основательницей театра кабуки была женщина — Идзумо-но Окуни.

Танцы на дне реки

О жизни Идзумо-но Окуни (или «Окуни из Идзумо») достоверно известно немного. Она родилась в 1570-х годах и была дочерью кузнеца. В юном возрасте Окуни стала жрицей-прислужницей (мико) в синтоистском святилище Идзумо — одном из старейших и самых почитаемых в Японии. Отсюда и происходит имя, под которым она вошла в историю. 

Окуни начала танцевать на улицах, когда собирала пожертвования для храма, такая практика была достаточно распространенной. Она добралась до столицы Киото, где можно было собрать больше денег. По легенде, сначала Окуни исполняла нэмбуцу одори — танец, прославляющий Будду Амида, постепенно аранжируя его все более замысловато. Кстати, в том, что жрица из синтоистского святилища практиковала буддийский танец, для японской культуры нет ничего странного. И тогда и сейчас японская религиозная жизнь сочетала синтоизм, буддизм, элементы неоконфуцианства и даосизма. 

Танец, который исполняла Окуни, по-видимому, представлял собой смесь буддийского танца, музыки и движений из древнего синтоистского ритуала кагура (имеет шаманское происхождение, его название переводится как «божественная радость») и ее собственных изобретений, уходящих все дальше от ритуала к театральной игре. В 1603 году она выступала уже не одна, а с труппой танцовщиц. Начало театра кабуки связывают с представлением, которое Окуни и ее спутницы дали в Киото, устроив временную деревянную сцену в высохшем русле реки Камогава. Сцена и реквизит напоминали те, что использовались в уже давно известном театре но, а вот техника исполнения сильно отличалась: если в но все позы и движения строго регламентированы и отточены, исполняются размеренно, то танец Окуни был экспрессивным и чувственным. Название «кабуки» («мастерство песни и танца») появляется уже тогда. 

Первые труппы кабуки состояли целиком из женщин. Окуни приглашала в них бедных девушек, в том числе вовлеченных в проституцию, по сути, давая им возможность более безопасного и уважаемого занятия, обучая танцу, музыке и актерскому мастерству. Впрочем, лишь немногим более уважаемого — уличные актеры в Японии были такими же маргиналами, исключенными из строго организованного сословного общества, как и в средневековой Европе. 

Несмотря на то что формально они все еще собирали деньги для храма Идзумо, Окуни и танцовщицы из ее труппы разыгрывали сцены и на мирские сюжеты: бытовые сценки, комические скетчи, любовные драмы. Все роли исполняли девушки, переодеваясь по ситуации в мужское платье. Постоянной сцены у них не было, играли спектакли где придется: в трактирах, борделях, на улицах. Впрочем, однажды они выступали перед придворными дамами при императорском дворе, располагавшимся тогда здесь же, в Киото.

Среди сценок, которые часто исполняла Окуни, был плач по возлюбленному, обращенный к самураю по имени Нагоя Сансабуро — историческому персонажу, погибшему в 1603 году. Из-за этого некоторые считали, что у Окуни и в самом деле был роман с Сансабуро, называли его ее влиятельным покровителем, без которого Идзумо-но Окуни не удалось бы сделать театр кабуки популярным. Но подтверждений тому, что это реальная история из жизни Окуни, нет. 

«Это бракосочетание — режиссер и артистка»: Лолита Милявская о своей первой театральной роли и диктате на сцене

Следы Идзумо-но Окуни теряются после 1610 года. К этому времени в Киото было уже много трупп кабуки, не все они сохраняли связь с основательницей мастерства и часто не подчинялись ей. Вскоре среди актеров кабуки появились и мужчины. 

Переодевания и сексуальность

Умерла ли Окуни в это время и поэтому исчезла из всех хроник или же просто решила покинуть свой театр и всю прежнюю жизнь, неизвестно. Предполагают, что ей крайне не нравилось, что новые коллеги-мужчины подталкивали актрис к занятию проституцией. Круг замкнулся — уличный театр не стал «социальным лифтом» и возможностью изменить женскую судьбу, а превратился в еще один способ их подчинения и объективации. 

Театр кабуки становился важной частью низовой городской культуры, в пьесах затрагивались злободневные темы, насмешкам подвергались все — и буддийское духовенство, и чиновники, и самураи. Сёгуны из дома Токугава — военные правители, фактически управлявшие страной, в то время как император имел только символическую власть, — не одобряли разномыслия. Одним из первых цензурных актов по отношению к театру кабуки стал вышедший в 1629 году запрет женщинам участвовать в представлениях — под предлогом того, что их вид соблазняет зрителей, неодолимо подталкивая их к покупке сексуальных услуг. Впоследствии этот запрет расширят, позволив играть в театре только мужчинам среднего возраста, исключив таким образом и молодых юношей. Театр кабуки и далее оставался у властей под подозрением, репертуар подвергали цензуре, запрещая играть пьесы на современные сюжеты. Все эти запреты, конечно, только способствовали невероятной популярности кабуки. А вот исключение женщин из традиции театра кабуки так и осталось неоспоренным, и почти забытым оказалось имя его основательницы.

Savannah Rivka / Wikipedia
Savannah Rivka / Wikipedia / Savannah Rivka / Wikipedia

После 1868 года, то есть падения сёгуната Токугава и начала эпохи Мэйдзи, снова появляются отдельные полностью женские труппы кабуки. Интерес к женскому кабуки возрастает после Второй мировой войны. Японская писательница Савако Ариёси, которую называли «японской Симоной де Бовуар», посвятила Идзумо-но Окуни одноименную повесть — первая публикация состоялась в одном из старейших феминистских журналов Японии «Женские вопросы» («Фудзин корон»), главы выходили с 1967 по 1969 годы. Ариёси хорошо знала свой предмет: она одно время работала ассистентом у Адзумы Токуно, руководительницы одной из женских трупп, и редактором театрального журнала. Она изложила биографию Окуни на фоне эпохи междоусобных войн и становления власти Токугава, снабдив ее вымышленными деталями — придуманными персонажами и внутренними монологами самой Окуни. 

Литературный переворот: как женщины завоевали книжный мир Японии

Повесть «Идзумо-но Окуни» получилась феминистским высказыванием. Ариёси подчеркивает, что в намерения Окуни входило спасение девушек от сексуального рабства, что контрастирует с образом театров кабуки как «рассадников порока», который потом создавали власти. В то же время автор подчеркивает чувственную сексуальность Окуни и ее желание пошатнуть устоявшиеся порядки — гендерные нормы, сословные границы. В 1970 году Савако Ариёси получила за художественную биографию Идзумо-но Окуни Большую японскую литературную премию. В 2006 году по мотивам этой повести был снят телевизионный сериал.

В 2002 году на берегу реки Камогава в Киото, около театра кабуки Минами-дза, открыли памятник Идзумо-но Окуни. Это скульптура, изображающая танцовщицу в мужском платье с самурайским мечом, в некотором роде несущая дань заложенной ею традиции кросс-дрессинга в японском театре.

Наследие Идзумо-но Окуни

Сегодня сёгунский запрет на участие женщин в театре кабуки, конечно, не действует. Но система обучения актеров остается традиционной: попасть в обучение к мастеру человеку со стороны сложно. Существуют фамильные школы и актерские династии, где мальчики с детства знают, что должны продолжать семейную традицию и стать актерами, а девочки чаще всего не могут на это рассчитывать. 

Например, лауреатка Берлинского кинофестиваля 2010 года актриса Синобу Тэрадзима родилась в семье потомственного актера кабуки и с детства хотела играть на сцене, но дорога к семейному делу для нее, в отличие от братьев, была закрыта. Она говорит: «Родители всегда давали мне возможность делать то, что я хочу. Но моему брату все же уделяли больше внимания, ведь с момента его рождения было предопределено, что он станет актером кабуки по традиции семье Тэрадзима. Родители говорят, что воспитывали нас равноправными, но я чувствовала, что он получает намного больше любви и внимания». 

Подавать чай боссу и быть хорошей женой: почему в Японии все так плохо с феминизмом

Тем не менее женские труппы существуют. С 1983 года действует Женский театр кабуки из Нагои («Нагоя Мусумэ кабуки»), основанный четырьмя женщинами, обучавшимися в школе Итикава, — ее история восходит к XVII веку, когда жил легендарный актер Итикава Дандзюро.

В его репертуаре более 40 пьес. Раз или два в год труппа устраивает фестиваль в Нагое, который длится несколько дней. Также они гастролируют по всей Японии и за рубежом. А в 2003–2004 годах, когда в Японии отмечали 400-летие театра кабуки (вспомним, что, согласно хроникам, Идзумо-но Окуни дала знаменитое представление в русле реки в 1603 году), спектакли труппы рекламировали слоганом «Возрождение Окуни».

Театр декларирует: «Кабуки — это традиционное японское искусство, исполняемое только мужчинами. Когда мужчины играют женские роли, они могут показать женственные позы, нежность, материнскую любовь еще отчетливее. А мы попробовали создать женскую труппу, полагая, что женщины смогут подчеркнуть мужскую смелость, целеустремленность и твердость». И хотя на большую сцену женщин по-прежнему не допускают, кажется, долгая история игры с гендерными ролями может иметь свое развитие. 

Дополнительные материалы

Жизнь Фриды Кало, сказки Шахерезады, мемуары дочери «изменника Родины»: 10 спектаклей женщин-режиссеров