По волнам: как бывшая участница группы «Блестящие» Полина Иодис стала чемпионкой России по серфингу

Фото DR
Фото DR
Полина Иодис недавно завершила карьеру в профессиональном серфинге и планирует сосредоточиться на развитии собственного бренда украшений Free Mind Jewelry. Forbes Woman поговорил с ней о спорте, бизнесе и мотивации

Недавно Полина Иодис — в прошлом участница группы «Блестящие» — в третий раз выиграла чемпионат России по серфингу. Скорее всего, он станет последним для спортсменки — она уходит из профессионального спорта, хотя серфинг все еще занимает в ее жизни большое место (в августе Иодис планирует принять участие в фестивале серфинга SUP LIFE FEST в Завидово)Иодис готова заниматься проектами, связанными с этим видом спорта  в качестве менеджера или амбассадора — и планирует продолжать кататься «для себя», но, в первую очередь, она хочет сосредоточиться на собственном бизнесе. Ее бренд серебряных украшений Free Mind Jewelry уже несколько лет хорошо продается в крупных серф-магазинах Португалии, где она сейчас живет, и теперь из индивидуального предпринимателя Иодис планирует превратиться во владелицу среднего бизнеса. Ее конечная цель — конкурировать со всемирно известными производителями. На создание первой коллекции у предпринимательницы ушло менее €10 000, и эти вложения показали хорошую отдачу: за пару месяцев продаж удалось заработать €15 000. На эти деньги Иодис закупила новое серебро и камни и записалась на обучение ювелирному делу. Рынок серебра пострадал в пандемию, но эксперты прогнозируют его восстановление уже с 2021 года.

Мы обсудили с Полиной Иодис, почему она решила завершить спортивную карьеру, что думает об объективации женщин в спорте и как планирует составить конкуренцию известным ювелирным брендам.

— Серфинг наконец-то признан Олимпийским видом спорта, и в этом году серфингисты примут участие в играх в Токио. Как вы оцениваете шансы нашей сборной и почему не будете выступать?

— Я решила заниматься свои бизнесом и ему отдам все силы. Плюс уже и по возрасту можно найти более подходящих кандидатов.

Если говорить про нашу команду, то надо понимать, что мы как сборная, как вид спорта в России, только растем. У нас серфинг находится на ранней стадии развития. Успехов жду от, образно говоря, наших детей. Вот их можно вырастить, этим стоит заниматься. У нас есть классные спортсменки, но пока об олимпийских медалях говорить рано. В той же Калифорнии, к примеру, имеются все условия для катания, у нас же их придется создавать.

— В России принято, что за спорт отвечает государство, но ему помогает бизнес. Кто-то спонсирует серфинг?

— У Российского серфинга сейчас есть «папа» — бизнесмен Александр Росляков. Он входит в попечительский совет Федерации серфинга, он же финансово помогает нашей сборной. В России действительно есть места, где можно кататься: недалеко от Санкт-Петербурга, например, а также на Камчатке, в Сочи, Анапе... Можно и в Москве найти искусственную волну. Но я бы предпочла океан.

Как заниматься спортом, если работаешь круглосуточно, и получать от этого удовольствие

— Как вы относитесь к объективизации девушек, которые занимаются спортом? Спортивный портал Eurosport недавно обратил внимание на инстаграм молодой американской спортсменки, которая выкладывала фотографии в купальнике и с доской, и выпустил про нее материал с подзаголовком «Серфинг — спорт для красивых леди. Бри Лин Клейнтоп подтверждает». Что вы об этом думаете?

— Такой заголовок — глупость, конечно. Эта фраза, скорее всего, просто уловка редактора. Наоборот, девушки, которые не чувствуют себя привлекательными, чаще занимаются фигурой, внешностью. В любом человеке есть своя красота. Лично мне серфинг помог вернуть пресс после родов. А вообще меня уже мало что обижает, — даже если бы это касалось меня, вряд ли смогло бы задеть.

Иногда можно долго ждать волну, а она придет не в то место

Серфинг можно сравнить с активной медитацией и игрой в шахматы, так как ты должен быть в моменте, чтобы чувствовать океан и ловить волны. Ты, как в шахматах, продумываешь ходы, если на лайнапе много народу. Наблюдаешь, на каком уровне катаются другие, чтобы почувствовать, что сделать для того, чтобы стать первым на волне.

— И тем не менее, вы оставляете профессиональный спорт, теперь серфинг — ваше хобби?

— Да, главное любимое хобби. Еще люблю сноубординг, плавание, конный спорт. Сейчас еще и теннис входит в мою жизнь. Я за разнообразие в последнее время, но с радостью буду заниматься любыми проектами, связанными с серфингом, — ведь когда-то я стояла у истоков российской Федерации серфингистов, организовывала первый чемпионат России, который прошел в Доминикане в 2007 году.

 

 

— Вы тогда его и выиграли. Позже вы, будто немного извиняясь за победу, несколько раз подчеркивали, что в то время российских девушек в этом спорте было крайне мало, меньше десяти. Но ведь в последствии вы выиграли еще два национальных чемпионата, — очевидно, что все победы были заслуженными.

— Конечно. В последний раз получилось так: к финишу я шла второй. На берегу уже открыли шампанское в честь моей соперницы Ирины Кособукиной, все праздновали. И тут пришла волна, и я неожиданно выиграла. Да, иногда можно долго ждать волну, а она придет не в то место. В тот момент было немного жаль, что группа поддержки на берегу не успела перестроиться, меня даже не сразу поздравили, так как все были уверены в победе Иры.

Я часто соглашалась на то, что предлагала жизнь

Что касается девушек, их действительно становится больше. Женщины и мужчины соревнуются отдельно, ведь мужчины крупнее и сильнее. Но какого-то особенного или другого отношения к женщинам нет. Да и не скажу, что женщинам может помешать физиология. Я не пропускала тренировок или соревнований ни в какие дни. Но должен быть определенный характер, женщина должна быть достаточно сильной внутренне, чтобы быть друзьями с океаном.

— А беременность?

— Да, в беременность форма теряется быстро. Если хочешь кататься на профессиональном уровне, то заниматься нужно постоянно. Я каталась до трех месяцев беременности, но не советую этого делать тем, кто не делал этого до. Я начала кататься через две недели после первых родов и было, честно, очень сложно. Ощущение, что тело перестало слушаться вообще, хотя голова все понимала. Но через шесть месяцев я уже победила во втором чемпионате. Так что нет ничего невозможного. А вот после вторых родов я выпала из серфинга надолго: переезд в Португалию, холодная вода... Я каталась, но очень редко, зато вернула себе творчество и поняла, что вокруг еще море всего интересного.

— Когда вы ушли из шоу-бизнеса, вы какое-то время сами работали инструктором по серфингу, чтобы снимать жилье и кормить ребенка. Как так вышло?

— Это был мой выбор. Мы расстались с отцом старшей дочери, я уже жила на Бали. Возвращаться в Москву, в шоу-бизнес, не хотела. Бали — отличное место для маленького ребенка. Я часто соглашалась на то, что предлагала жизнь: тогда, например, осталась на острове. Помощи особо не было. Днем, пока я зарабатывала, с дочерью была няня, и я возила их по всем пляжам, где тренировала, так как кормила дочь грудью до двух лет. Можно сказать, что у меня была школа серфинга, но, по сути, я работала инструктором, была индивидуальным предпринимателем. Если бы я вернулась в Россию, наверное, у меня было бы все. Но приоритетом в тот момент стала дочь и океан.

«Легкие планеты — океан, а не деревья»: глава подводной федерации Жака Кусто Анна Аржанова — о будущем Земли

— Сколько стоило занятие с вами?

— Я получала примерно €100 за три часа индивидуального занятия. В школе час стоит обычно €50. Надо было забрать клиента, довезти до места, позаниматься сначала на берегу, а потом уже в воде. Этих денег хватало только на аренду жилья, еду и няню, приходилось сильно экономить, но я была счастлива. Я не смогла бы тогда развить этот проект в большой бизнес при всем спросе и потенциале просто потому, что нужны были инвестиции, а я не хотела ни у кого просить, да и дочь была еще совсем маленькая.

— Если говорить о том, как заработать на серфинге, что вы можете посоветовать?

— С моей точки зрения, пока это очень сложно. Я уже была амбассадором серф-бренда, но платили в основном одеждой. Это сложно назвать заработком. На соревнованиях тоже не заработать, разве что ты живешь только серфингом и участвуешь во всех мировых кубках и чемпионатах.

— Может, удалось монетизировать соцсети?

— На данный момент не могу похвастаться своим инстаграмом, я веду его сама, у меня сейчас нет SMM-менеджера. Мне кажется, что чтобы его серьезно монетизировать, нужно вложить слишком много сил и души. Я профессионально фотографирую, но сейчас занимаюсь другими проектами и инстаграм пока не на первом месте. Хотя украшения продаются через эту платформу «на ура».

— Как сейчас обстоят дела с вашим бизнесом?

— Моему ювелирному бренду Free Mind Jewelry уже несколько лет, но из малого бизнеса я сейчас перехожу на другой уровень и собираюсь делать бренд более узнаваемым. Все началось с небольшой коллекции в стиле серф, а сейчас мои украшения продаются в трех самых крупных серф-магазинах Португалии. Может, я бы могла добиться и большего к сегодняшнему дню в плане бизнеса. Но, знаете, очень важно, чтобы человек, который рядом с тобой, верил, поддерживал тебя полностью даже в самых, на его взгляд, странных начинаниях. У меня такой поддержки не было. Бывший муж был против развития моего увлечения, хобби, как он это называл, в профессиональный бизнес, был против открытия магазина. Но я все равно двигалась в этом направлении, хотя долгое время приоритетом все же были семейные отношения, дети. Я могла выйти из мастерской, чтобы разогреть обед или ужин — процесс прерывался. Поэтому было много факторов, которые не давали идти дальше в развитии и превращать ювелирный бизнес в основной заработок. Но сейчас ситуация изменилась.

— Действительно, статистика показывает, что у мужчин в паре, как правило, больше свободного времени, чем у женщин, а после развода некоторые женщины говорят, что могут свободнее распоряжаться своими финансами. Вы готовы вложиться в развитие бренда? Сколько нужно денег?

— Да, сейчас я сама себе инвестор и распоряжаюсь средствами тоже сама. Для того, чтобы стартануть, нужно порядка €150 000, а на проект уйдет примерно полмиллиона. Я понимаю всю ответственность. Возможно, что-то вложу в акции, так спокойнее, надо посмотреть. Сейчас прохожу курс по инвестициям, по финансовой грамотности. Но основные деньги пущу в бизнес.

 

 

— Получается, вы изначально вкладывали в проект только собственные деньги?

— Сначала бывший муж помог с основным оборудованием, и я начала развиваться быстрее. Но так как только родила вторую дочку Киану, двигаться вперед стало сложно. Муж всегда был против ювелирного бизнеса и считал, что это всего лишь «игрушка».

— Как вы планируете справляться с конкуренцией? Украшения, вдохновленные тематикой серфинга, возможно, не самая популярная ниша.

— Конкуренция — это же замечательно! Безусловно, я не ограничусь коллекцией про серфинг. Да, это моя первая линия, да, спорт и природа меня вдохновляют, но я понимаю, что нужно больше. Сейчас открывается мое производство в Португалии. Я нашла прекрасных поставщиков камней и запускаю лимитированную линейку очень дорогих украшений из золота. Но основные коллекции останутся в серебре: серебро очень хорошо продается, и мне хочется, чтобы бренд был доступен для людей с любым уровнем дохода. Полудрагоценные камни тоже интересны, они входят в моду. Они красивые и не такие дорогие, как драгоценные, бриллианты. То есть в продажу поступят три линейки: из серебра, из золота с полудрагоценными камнями, а также из золота с бриллиантами и другими премиум-камнями.

Если говорить о бизнес-плане, то я глубоко изучила площадки: Farfetch, Wildberries. Наняла прекрасного технолога. В этом году планирую посетить ювелирные выставки.

— У проекта уже есть история, вы открыли компанию еще в 2013 году. Но зарегистрировали юридическое лицо совсем недавно, почему так получилось?

— В момент создания в 2013 году это было небольшое ИП в Португалии, но компанию я решила зарегистировать только 2021-м. Оказалось, что название было занято, и в документах сейчас записано Iodis Jewelry — это юрлицо. Я планировала пройди юридические процедуры раньше, но пандемия и развод остановили все, что я делала, почти на год. Сейчас считаю, что это время было необходимо. Я продолжала рисовать дизайны, создавать план развития компании и прописывать глобальные цели.

— Почему вы решили производить свои украшения именно в Португалии?

— Тут у меня дом. Несмотря на российское гражданство, производство удобнее запускать в Португалии: может, это и менее выгодно по налогам, но тут у меня есть помещение. Также часть коллекции я произвожу на самой крупной ювелирной фабрике острова Бали.

Тем не менее, в России я хочу открыть магазин и планирую другие проекты. 

Королева в серебряной короне: как Эльза Перетти создавала украшения Tiffany более четверти века

— Почему клиенты предпочтут украшения Free Mind Jewelry другим раскрученным брендам?

— Потому что эти украшения будут не хуже, но менее массовые. Дизайн придумываю я сама, и он будет особенным, а качество на высочайшем уровне. Я планирую отбирать каждый камень. Цель — создавать уникальные вещи. Так как я осознаю все риски и привыкла просчитывать ходы наперед, то понимаю, что для того, чтобы мой бизнес вырос в международный, нужно хорошо поработать.

— Как сейчас организованы продажи?

— Сейчас вся реклама и продажи, кроме как в португальских магазинах и через инстаграм, приостановлены. Раньше я выполняла индивидуальные заказы, а сейчас в приоритете перезапуск производства, его масштабирование. В планах — открыть магазин в Москве.

— У вас большая команда?

— Еще нет, но скоро мы будем дополнительно нанимать ювелиров и менеджеров. Зарплаты пока не превышают €1000. Нужно несколько месяцев, чтобы стартануть по-настоящему, тогда можно будет поднимать зарплаты.

— Что вы говорите себе в качестве мотивации?

— Для меня ювелирный проект — это третий ребенок, я вкладываю в него душу и верю, что смогу вывести компанию на тот уровень, который хочу. Главное — это концентрация и каждый день делать шаг вперед, даже если и не большой.

Космос, балет и футбол в Дагестане: какие девушки вошли в лонг-лист проекта Forbes «30 до 30»