Передел мира. Как коронавирус лишит нас нарциссизма, старых привычек и иллюзии бессмертия

Фото Андрея Никеричева / Агентство «Москва»
Фото Андрея Никеричева / Агентство «Москва»
Пандемия и кризис станут переломным моментом во многих сферах нашей жизни. Кажется, старые порядки и ментальные установки разрушаются на глазах, а нам остается только «обнуляться» вместе с ними. Специально для Forbes Life психолог Станислав Раевский проанализировал, как перемены в мире могут повлиять на сознание людей и к чему это приведет (спойлер: все будет хорошо).

Кризис приводит к тому, что все, что накапливалось медленно и годами, стремительно прорывается вперед: все тенденции усиливаются, все отжившее умирает, все важное развивается. Поэтому все, что может уйти в онлайн, — уйдет в онлайн. Мы станем меньше времени проводить в офисах, будем больше ценить контакт с природой и другом с другом. Возможно, мир станет еще более глобальным. Мы еще больше начнем ценить творчество — то, в чем нас не могут заменить машины. На первый план выйдет компетентность — «казаться, а не быть» станет сложнее. Все эти изменения станут следствием большого пересмотра человеческих ценностей. 

Какими мы были до кризиса

В кризис мы вошли обществом нарциссов и индивидуалистов. Что такое нарциссизм? Это история про «свет мой, зеркальце, скажи», когда человек замкнут на себе и все время озабочен собственной оценкой — насколько он хорош, умен, красив. Он использует других людей как зеркала и без этого позитивного подкрепления ощущает глубокую тревогу распада собственной личности. Поэтому он «собирает» себя и свою самооценку за счет таких живых зеркал. Второй нарциссический фактор — это постоянное сравнение себя с другими. «Кто на свете всех милее». Раньше зеркало, в которое смотрел нарцисс, было размером с одну деревню, теперь в нем весь мир. Современная девочка видит всех самых красивых звезд экрана и сравнивает себя с ними, пытается соревноваться. Это, конечно, безумное соревнование. С бизнесом то же самое, теперь у всех предпринимателей есть единое мерило успеха — список Forbes. Раньше, будучи самым богатым купцом в своем городе, ты становился королем жизни, а теперь ты никто, просто какой-то первый парень на деревне, ведь тебя нет в списке Forbes. Получается, люди зациклились на себе, на сравнении себя со всеми на свете, пришли к глубокому индивидуализму и разобщенности. 

«Мы выбрались из офисов и, скорее всего, не захотим обратно»

С другой стороны, современный человек существует в матрице большого офиса, опенспейса, где все делают общее дело и постоянно общаются. Но это общение носит странный характер, потому что многие занимаются бессмысленной деятельностью, ходят на бессмысленные совещания, причем сами это осознают. И все это в атмосфере постоянной гонки, тревоги, напряжения. То, что произошло сейчас, вырвало людей из странной рутины офисной жизни, которая, в общем, себя изжила. Мы выбрались из офисов и, скорее всего, не захотим обратно.

Работа выйдет за пределы офиса

Сейчас все обнаружат, что на удаленке тоже можно работать. Это эффективно и позволяет сократить кучу издержек не только экономических, но и психологических. Уйдут в прошлое бессмысленные мероприятия, бесконечные совещания, нормированная рабочая неделя с обязательным присутствием в офисе. Уже сейчас многие люди, как ни странно, радуются карантину как возможности отдохнуть от перегруза дел. Потому что с работой у нас в обществе очень странная ситуация. С одной стороны, довольно серьезная безработица, многие не могут никуда устроиться и обеспечить себе нормальный уровень жизни. С другой — те, у кого есть работа, постоянно перерабатывают, у них не остается времени на жизнь. В результате несчастны все. Получается двойная ловушка, из которой нам, кажется, поможет выбраться самоизоляция. У многих людей, которых карантин выбил из рабочего режима, схожая первая реакция — им тяжело собраться, начать работать из дома, делать хоть что-то. Все потому, что накопилась очень большая усталость. Сейчас многие просто отсыпаются. Человек отдохнет и, возможно, обнаружит, что за пределами работы есть жизнь. Он больше не захочет перерабатывать. А сохранить эффективность и перераспределить рабочие места помогут современные информационные технологии.

«Мы будем собираться вместе по действительно важным рабочим вопросам и не тратить время впустую»

Мы переосмыслим онлайн и офлайн

В один момент, буквально за одну неделю весь мир перешел в онлайн — образование, работа, спорт, развлечения, общение. На самом деле все к этому постепенно шло, а тут резко ускорилось. Конечно, для нас это непросто — мы пока подстраиваемся и привыкаем, но за пару месяцев (надеюсь, дольше все это не продлится) полностью адаптируемся. И обнаружим, что многие вещи действительно можем перенести в онлайн. А какие-то нет. Например, мы можем качественно общаться по видеосвязи, в том числе проводить рабочие совещания и сеансы психотерапии. Но важный элемент в таком общении теряется — прикосновения. У нас пока нет костюмов виртуальной реальности, и мы не умеем создавать эффект телесного присутствия через экран ноутбука. Поэтому сейчас будет происходить поляризация онлайна и офлайна. Все, что можно перенести в виртуальную плоскость, мы перенесем, но ядро человеческих отношений и другие важные вещи останутся в офлайне, закрепятся в нем, станут качественно лучше. 

Мы будем собираться вместе по действительно важным рабочим вопросам и не тратить время впустую. Начнем ценить прикосновения и зрительный контакт. Будем чаще заниматься вместе созиданием и физическими активностями. Мы соскучимся по общению и прогулкам, по природе, по пространству, и когда мир вылезет из всех этих карантинов, он активируется.

«Быть вместе 24 часа в сутки — огромное испытание для отношений. Эта ситуация резко увеличит количество разводов, но, скорее всего, распадется то, что и так обречено распасться»

Мы качественно перераспределим время между онлайн- и офлайн-миром. Взять, например, образование: зачем преподавателю и студенту встречаться на лекции? Один просто читает готовый материал, другой просто слушает. Проще сделать запись, и пусть студенты ее слушают. Собираться нужно на семинары и практикумы, где все вовлечены в процесс. 

Все, что должно разрушиться, — разрушится

Сейчас мы неизбежно начали теснее взаимодействовать со своими близкими людьми. Эта теснота — хорошая, она дает возможность получше разглядеть друг друга и с плохой, и с хорошей стороны. Да, мы увидим вещи, которые нас обрадуют, и те, что сильно не понравятся. Но мы точно узнаем друг друга. Потому что в обычной жизни мы не так уж много взаимодействуем и часто очень иллюзорно представляем себе человека, с которым живем, а тут иллюзии пропадут, можно будет заново открыть для себя родного человека, удивиться ему. Это касается не только супругов, но и детей, родителей. 

Конечно, быть вместе 24 часа в сутки — огромное испытание для отношений. Эта ситуация резко увеличит количество разводов, но, скорее всего, распадется то, что и так обречено распасться. Знаменитый психотерапевт Эриксон отправлял сомневающихся в своих отношениях супругов на гору в Аризоне. Восхождение и спуск занимали примерно пять дней — за это время партнеры понимали, могут они быть вместе или нет. Потому что горный поход и карантин — это отличные способы проверить отношения. С бизнесом то же самое: когда безнадежная история тянется очень долго, она жрет ресурсы и выматывает всех, кто в ней участвует. Кризис помогает освободиться от нее. 

«Если посмотреть масштабнее — практические все страны мира, бедные и богатые, выбрали спасать жизни людей, а не экономику»

Мы станем менее эгоцентричными

Когда начинаешь понимать, что весь мир — в одной лодке, что ты тоже можешь заболеть, когда каждый день видишь смерть, в тебе просыпается сочувствие. Это очень полезное ощущение, оно заставляет выйти из эгоцентризма и ощутить связь с миром. Большинство людей фантазируют, что они уникальны и никогда не умрут. А здесь ты должен столкнуться с идеей о том, что хочешь не хочешь, а все равно умрешь — от чего-нибудь когда-нибудь. Эта мысль лишает нарциссической иллюзии бессмертия или фантазии о том, что ты особенный, уникальный, отдельный. Нет, ты, как все, и со всеми. То, что происходит в мире на фоне пандемии, — результат осознания этой мысли. Появляется огромное количество волонтерских групп, развивается поддержка пожилых, люди стараются помогать друг другу любыми способами, подбадривать, делать добро. 

Если посмотреть масштабнее — практические все страны мира, бедные и богатые, выбрали спасать жизни людей, а не экономику. Это говорит об очень высоком уровне гуманизма, о том, что мы выходим из экономического нарциссизма, когда самое главное — заработать денег на яхту и самолет. Мы возвращаемся к настоящим ценностям.

Конечно, человек может замкнуться, озлобиться, начать обвинять правительство и строить теории заговора. Такую реакцию мы тоже будем наблюдать. Но превалировать все-таки будут позитивные тенденции объединения, поддержки, гуманизма. 

Наше самовосприятие поменяется

Есть такое интересное наблюдение, что в процессе личностного развития или психотерапии человек перестает ориентироваться на результат и начинает ценить процесс. Вообще-то сама жизнь — это процессы, и радость мы получаем от них, а не от результатов. При этом вся экономика ориентирована на результат — нам важна точка, в которой мы находимся в каждый момент жизни, и где эта точка располагается относительно других. Любой кризис многих людей отбрасывает назад и показывает иллюзию результатов. Скажем, я заработал кучу денег, но в этой ситуации она вся обесценилась. Зачем тогда я потратил на это лучшие годы жизни? Может, лучше было заняться чем-то другим? Хорошо, если такая мысль возникнет. Потому что в жизни есть настоящие результаты, и их невозможно обесценить. Например, если ты хорошо относился к другим людям, никакой кризис этого не отберет. Поэтому очень часто в кризисе люди переоценивают то, что для них было важно. Опоры, на которых, как нам казалось, держится жизнь (социальный статус, деньги, успех), могут рухнуть. Очевидно, опираться на них нельзя. А на что можно? Только на собственные качества. Например, я могу простые вещи делать руками, могу строить хорошие отношения и регулировать свое эмоциональное состояние. Это у меня никто не заберет. Люди в кризис это понимают, начинают стремиться, учиться.

Нарциссический, ориентированный на успех и материальное богатство мир рушится, и разрушение началось не сегодня. Вспомните кризис 2008 года — люди фантазировали, что могут покупать себе огромные дома, не заработав на них. Это был кризис открытого нарциссизма. Очень многие брали кредиты, а потом не могли их вернуть, и так рос мыльный пузырь. Что такое мыльный пузырь? Это и есть грандиозность фантазии о том, какой я прекрасный или какая чудесная у нас экономика. Когда шар иллюзий — экономических или психологических — лопается, это болезненный процесс, но здоровый. Поэтому есть шанс, что в карантин мы поймем, какие вещи нам действительно нужны, а какие — нет. Что нам не нужно так много одежды, разных гаджетов и развлечений. Может, поймем что-то настоящее. Герой фильма «День сурка» смог переосмыслить себя, застряв в одном и том же дне. Сегодня такая возможность появилась у нас — хочется верить, что мы ею воспользуемся.