«На яркие эмоции денег вообще не жалко»: правила потребления сооснователя «Кухни на районе» Кирилла Родина

Фото Даниила Примака для Forbes
Кирилл Родин Фото Даниила Примака для Forbes
В новом выпуске «Правил потребления» — рубрики, где Forbes Life изучает ценности современных бизнесменов, — сооснователь сервиса по доставке готовой еды «Кухня на районе» Кирилл Родин рассказывает, почему стоит начать рассматривать покупки как инвестиции, научиться ценить простые радости в трудные минуты и не жалеть денег на повседневный комфорт

В 2020 году сооснователь сервиса «Кухня на районе» Кирилл Родин вошел в рейтинг 30 самых перспективных россиян до 30 лет по версии Forbes в категории «Предприниматели». До 14 лет профессионально занимался спортивными бальными танцами, выходил в финал чемпионата России и полуфинал чемпионата мира. В подростковом возрасте оставил большой спорт, а после окончания школы поступил в Военно-технический университет в Балашихе. В 2012 году Кирилл отчислился и начал ремонтировать квартиры. В 2014-м стал развивать SMM тогда еще начинающего Рокетбанка» а через 4 года уже занимался всеми маркетинговыми активностями компании. В 2019-м основатели Рокетбанка Алексей Колесников и Олег Козырев, а с ними и Кирилл Родин ушли из проекта — развивать еще в 2017-м запущенную быструю доставку готовой еды «Кухня на районе». Сейчас «Кухня на районе» насчитывает 45 кухонь в Москве. Ежедневно сервис доставляет около 25 000 заказов, до конца 2020 года планирует охватить почти всю Москву и достичь выручки более 3 млрд рублей. В сентябре 2020 года совместное предприятие Сбербанка и Mail.ru Group «О2О» выкупило 84,7% сервиса.

Дать волю творческому началу 

Меня всегда привлекала реклама, она представлялась особенно вдохновляющей частью творчества — с детства я увлекался написаниями историй, рассказов, меня привлекало кино. Но почти с пеленок я занимался танцами и бросил уже ближе к старшей школе. И перед поступлением встал вопрос — что делать дальше. Тогда же у нас состоялся диалог с папой о том, чем заниматься в жизни, — и тогда все определяло простое деление на черное и белое — на прикладное, что приносит деньги, и все прочее. Режиссура как любое творчество казалась ненадежным источником дохода.

Авторитет родителей склонил в пользу практического решения, оно казалось более надежным и стабильным. Так я выбрал строительство, поступил в военное училище, потом в инженерный институт, но бросил, так и не доучившись. Немного поработал по профессии, но вместе с большей свободой и независимостью творческая часть внутри меня победила: я начал писать тексты, заводить блоги, использовать все доступные инструменты из условно бесплатных — купил камеру Canon, начал снимать друзьям клипы, первую короткометражку — сейчас мои наивные эксперименты даже страшно включать, запрятал их на жестком диске в архивах, а когда-то отправлял их на фестивали... В этот момент я и попал в Рокетбанк как SMM, где сложились множество факторов, придающих огромный импульс творческому началу, которое хотелось развивать, дать ему волю, воплощать в маркетинге и рекламе. 

С тех давних пор у меня осталась мечта — снять большое кино или музыкальный клип. Для меня в этом плане всегда был самым крутым примером Спайк Джонз — он пришел из музыкальных клипов и рекламы в большое кино (американский кинорежиссер, сценарист и продюсер, известен по фильмам «Быть Джоном Малковичем» (1999), «Адаптация» (2002) и «Она» (2013). — Forbes Life). Раньше я стремился потратить собственные деньги на съемки, но сейчас я уже осознал, что лучше всего снимать на чужие. Ты хороший предприниматель, если ты весь бизнес сделал не на свои деньги и принес доход инвестору. Так же должно сработать и со съемками.

Ставить правильные KPI и следовать понятным целям

Как и большинство семей, мы прошли через все российские дефолты и кризисы — поэтому такие убеждения, как «копейка рубль бережет», прививались с детства. Помню, я очень хотел плейстейшен, он был у всех друзей. И отец мне ставил максимально четкие KPI, приучив к очень понятным, достижимым целям и формулировкам. Никогда не звучало общих размытых фраз вроде «учись хорошо». В детстве я занимался танцами, и передо мной стояла задача: пройти минимум в полуфинал чемпионата России. И когда есть понятная цель — понимаешь, за что борешься. Ты состязаешься за места — от первого до 12-го. Подойдет любое из этих мест, потому что ты получишь в итоге плейстейшен.

И отец понимал, что такое целеполагание тоже выгодно, ведь ребенок не может оценить значимость шестого места на чемпионате России без правильной дополнительной мотивации: зачем мы ездим вообще по соревнованиям, надеваем туфли и танцуем. Правда, чемпионат России я так и не выиграл, но я двукратный чемпион Москвы, Москву брал и плейстейшен свой получил.

Поддерживать человеческие отношения в команде

Лет пять назад я очень много учился, инвестировал в себя, проходил онлайн-курсы, читал бизнес-литературу, книги по маркетингу. Когда надо было в чем-то разобраться, доходило до того, что я просто звонил своим знакомым и спрашивал, есть ли кто из практиков, которые смогут ответить мне на конкретные вопросы по теме — потрать на меня час своего времени за бонус, за деньги, за бутылку. Теорию самому проходить долго, а ответ нужен здесь и сейчас. Сейчас же все время захватывает работа, ее стало значительно больше, хотя все вокруг и говорят о том, что стали в пандемию читать книги и заниматься самообразованием, — я ничего этого не успеваю. Зато случились другие открытия — за последний год я понял, как мне не хватает опыта в управлении. К моменту пандемии в моем отделе собралась целая команда — 17 человек, стало понятно, какую роль внутри отдела играют человеческие отношения.

Я, например, не такой типаж, которому нужен постоянный фидбек: чтобы либо по голове гладили либо, наоборот, критиковали (желательно, конструктивно). И только когда все разошлись на удаленку, почувствовал, насколько коллеги изголодались по общению, нуждаются в обратной связи, контакте с живыми людьми без всяких зумов. Я увидел падение боевого духа, что для меня оказалось большой неожиданностью —  я всегда спокоен и уверен, что в моей команде «средний по больнице» боевой дух высоченный, но столкнулся с моральным спадом. Пандемия преподнесла мне урок, что сотрудники не роботы. Невозможно просто собирать отдел только по критериям трудовых качеств, запускать всех в лабиринт и ждать результата, не вкладываясь эмоционально, человечески. Я учусь выстраивать подходы к разным сотрудникам — под одну гребенку всех не собрать. Если хочешь построить долгую историю, создаешь собственный гармоничный мини-социум. Как я люблю шутить — проект «Дом-2». Он же про чувства в итоге.

Кирилл Родин
Кирилл Родин / Даниил Примак для Forbes

Поддержать культурный проект покупкой билета

Последние лет семь я посвящаю исключительно работе. И личное размылось давно по многим вопросам — максимальная отдача идет главному делу. Можно спорить, правильно это или нет, не знаю, но такому отношению меня еще в детстве научил отец: посвящать себя на 110% важнейшему занятию — кстати, тогда это были спортивные бальные танцы. Поэтому честно могу признаться, что своего собственного, личного времени на благотворительность или поддержку культурных проектов у меня просто нет.

Вся поддержка придумывается и идет через нашу корпоративную систему —  для компании это обязательная норма, мы создаем коллаборации с культурными институциями: например, в сентябре мы совместно с Delivery Club поддержали Государственный музей изобразительных искусств имени Пушкина, выпустив сет французских закусок по мотивам картины Клода Моне «Завтрак на траве», тогда 10% с продаж каждого заказа отчислялось в поддержку Пушкинского музея. К благотворительности в целом у меня сложное отношение — насколько пытается эта зона быть прозрачной, настолько она остается серой для многих — из-за этого возникают многие проблемы с доверием, над этим нужно работать в первую очередь. А культурные проекты представляются мне наиболее однозначными, я отчетливо вижу, какое благо и пользу обществу они приносят. В этом смысле поддержка культурных проектов важная часть меня — за недостатком времени я чаще всего не успеваю пойти на выставку, но всегда готов поддержать ее покупкой билета. 

Расценивать покупку как инвестицию

Первые деньги я начал зарабатывать в 18 лет, когда устроился на стройку с белой минимальной зарплатой — около 12 000 рублей. И из этих денег я начал копить на камеру, но их все равно не хватало, и я решил взять кредит, начал подавать заявки в банке — и все мне отказали. И тогда я пришел к отцу, попросил его выступить «подставным лицом» и оформить кредит на себя. Я представил ему целую презентацию с планом по возвращению долга. Тогда мне казалось  — космос, возвращать буду лет сто эти 65 000  рублей потребительского кредита. На них я купил мощный ноутбук для монтажа и камеру. 

А первое, чему я научился уже в Рокетбанке от Алексея Колесникова и Олега Козырева (основатели банка. — Forbes Life), — расценивать любую покупку как инвестицию. Сразу легче стало тратить деньги  — просто непередаваемое ощущение. Обычно же как: выискиваешь дешевле, копишь, смотришь, где повыгоднее. Всю жизнь. А когда переводишь затраты в человеко-часы и инвестиции, сразу ощущаешь легкость бытия — денег словно бы не существует. Все твои расходы — либо инвестиции, либо очки. Я сразу перевожу деньги в баллы и начинаю очками манипулировать, как в РПГ «прокачивать» своего персонажа редкими талантами. Современные финансовые инструменты к этому только предрасполагают — когда твои деньги выглядят как строчка пикселей в телефоне, а наличных денег нет. Может, звучит как чушь, но я серьезно так считаю — с детства обожаю стратегии.

Ценить простые радости 

Последний год был крайне тяжелым и эмоционально, и физически, «Кухня на районе» росла невероятными темпами — в десятки раз. Поэтому я считал, что точно нужно часть денег потратить на какие-то небольшие удовольствия, которые бы переключали голову, приносили отдых  — пожалуй, это единственный жесткий принцип, которому я следовал. Я очень мало путешествую, не катаюсь по миру — для меня удовольствие просто выбраться куда-то с друзьями с компанией, пройтись по барам (когда они были открыты) — и это намного веселее, чем отказывать себе в этом — потому что, наверное, крыша бы точно поехала за этот год. Недавно я был номинирован GQ на звание человека года в категории рестораторов, выдержавших испытание пандемией и сумевших найти новые форматы доставки, общения с клиентами. И вот я смотрю на приглашение, а там указан дресс-код — black tie. А я последний мой «блэк тай» носил в 13 лет — фрак, который мне пошили для занятий танцами. Но тогда я даже не осознавал, что, что это фрак, смокинг, костюм,  и остаюсь по-прежнему равнодушным к таким материям.

Кирилл Родин
Кирилл Родин / DR

Не жалеть денег на повседневный комфорт 

У меня нет машины, не лежит к ней душа, оттого жалко на нее тратиться, нет в приоритете больших расходов на одежду  — хотя очень люблю красивые вещи, разбираюсь в модных трендах. Для меня важнее расходы, которые непосредственно влияют на мою зону комфорта, их я расцениваю как обязательные. Я с абсолютно спокойной душой арендую действительно хорошие квартиры и меняю их раз в год-два. Есть люди, которые ни копейки не вкладывают в арендованное, выжимают максимально из того, что дают. Я готов переделывать съемную квартиру под себя — например, купить полностью всю мебель, ту, что мне удобна. Это одно из условий, когда я заезжаю в новую квартиру. По возвращении поздно вечером домой мне важно, насколько комфортно будет лежать на диване. При этом я не покупаю собственное жилье, не хочу — мне кажется, это очень тяжелый обвесок, даже сама идея мне не кажется рациональной. Квартирный вопрос, пожалуй, наиболее сильный маркер различия поколений. Это сейчас деньги на счету, равно как способность управлять активами — признак стабильности. А в устаревшем мышлении стабильность должна была быть фундаментальной.

Не испытывать угрызений совести из-за потраченного 

А вот на яркие эмоции денег вообще не жалко — на вечеринки трачу деньги редко, но метко: однажды в начале своей карьеры мы с друзьями гуляли по поводу дня рождения. Помню свои ощущения, когда я проснулся, открыл телефон — оказалось, я за ночь потратил 100 000 рублей — и не испытывал ни грусти, ни сожалений, просто радовался. Потому что они были, по моему мнению, талантливо потрачены, не глупо. Те эмоции и истории, их ценность — они навсегда остались со мной, я ими вдохновляюсь и подпитываюсь. И с тех пор у меня появился новый бенчмарк расхода. Это ценно, когда с утра просыпаюсь и из-за потраченного не испытываю угрызений совести.