«Мухаммед Али понимал, что люди хотят им воспользоваться»: на Amazon выходит «Одна ночь в Майами» — новый фильм о легендарном боксере

 Кадр из фильма "Одна ночь в Майами"
DR Кадр из фильма "Одна ночь в Майами"
Сегодня, 15 января, на Amazon Prime состоится премьера фильма режиссера и оскароносной актрисы Реджины Кинг «Одна ночь в Майами». Исполнитель роли Мухаммеда Али актер Эли Гори рассказал Forbes Life о том, каким был великий боксер, почему эта роль перевернула всю его жизнь и какое будущее ждет кинематограф

Фильму прочат несколько номинаций на «Оскар», причем сразу в нескольких категориях лучшая режиссерская работа, лучшие актеры и лучшие актеры второго плана. В центре сюжета экранизации пьесы Кемпа Пауэрса разговор четырех друзей и знакомых Мухаммеда Али, Малкольма Икс (борец за права афроамериканцев), Сэма Кука (музыкант, считается создателем соул-музыки) и Джима Брауна (игрок в американский футбол, НФЛ) в момент расцвета их карьер и поворотного для Америки 1964 года. Роль самого молодого участника беседы Кассиуса Клея (Мухаммеда Али) исполнил 26-летний Эли Гори, которому прочат не одну награду в 2021. К роли Али актер готовился годами в прошлом Гори проходил кастинг на роль Мухаммеда Али в фильме Энга Ли, но роль так и не получил (впрочем, фильм так и не был снят).

Forbes Life встретился с Эли Гори накануне премьеры, чтобы поговорить о том, почему он не переставал тренироваться к роли Мухаммеда Али даже после отказа, об «Одной ночи в Майами», о будущем кинематографа и о бизнес-составляющей спорта.

Кадр из фильма «Одна ночь в Майами»
Кадр из фильма «Одна ночь в Майами» / DR

Безусловно, о роли Мухаммеда Али многие актеры могут только мечтать. Насколько тяжело было физически и психологически выходить из образа Кассиуса Клея? Я слышала, что после окончания съемок вы две недели не могли выйти из кровати?

— Интересно, что вы это сказали, потому что я долго не мог выйти из этой роли, этот образ жил во мне. Конечно, после окончания съемок мне пришлось из нее выходить — после съемок сцен с боксом я был настолько побит, что мне потребовалось несколько недель в кровати, чтобы у моего тела была возможность отдохнуть и восстановиться. У нас были длинные съемочные дни, и они были весьма изнуряющими. Но и морально мне было трудно расстаться с этой ролью — например, не говорить с акцентом Мухаммеда Али. Я готовился к этой роли не один месяц, и на то, чтобы выйти до конца, у меня тоже ушло несколько недель — я никак не мог перестать говорить, как Кассиус, пользоваться его словами и оборотами. Даже когда надо было идти на кастинг для других ролей, мне с трудом удавалось перестать говорить с его акцентом. Думаю, что отпустить эту роль было так сложно, потому сыграв ее, ощущаешь себя частью этого наследия, потому что знаешь, насколько огромна была личность Мухаммеда Али в истории. Я заметил, что люди ко мне стали иначе относиться, потому что я сыграл Кассиуса Клея, у меня совершенно иначе начала складываться карьера, так что, конечно, эта роль имеет огромное значение.

Вам не впервой играть профессиональных спортсменов в картине «Сила воли» (2016) вы сыграли Дэйва Албриттона, серебряного призера Олимпийских игр по прыжкам в высоту, после этого появлялись в роли боксера в популярном сериале «Ривердейл», теперь у вас роль Мухаммеда Али. Эти роли повлияли на вас и ваше видение спорта и его значения в становлении характера?

 У меня в семье много профессиональных спортсменов. Моя младшая сестра — в канадской национальной сборной по прыжкам в длину, она участвовала в Олимпийских играх в Бразилии. Мой брат играет профессионально в баскетбол в Люксембурге. Так что я был окружен спортсменами всю свою жизнь, и это помогло мне вжиться в роль, помогло понять , как мыслят мои герои, но, конечно, с ролью Кассиуса пришлось сложнее всего.

А в чем были сложности? И раз вы так хорошо знакомы со спортом, хочу спросить: для любого юного спортсмена, в том числе и Мухаммеда Али, который добился невероятных высот в молодости, рано или поздно встает вопрос о том, что спорт это еще и бизнес. И в в вашем фильме мы видим 22-летнего Кассиуса Клея, который не может публично принять ислам до тех пор, пока он не добьется самых недосягаемых высот, чтобы не потерять карьеру.

 Верно! С самого юного возраста спортсменам надо учиться быть стратегами во всем. Даже сегодня мы слышим истории о молодых спортсменах, которые много добились и потеряли все заработанное, их карьера заканчивается в 28-29 лет, а они уже потратили миллионы долларов. Что было примечательно с Кассиусом, так это то, что он прекрасно понимал, что люди хотят им воспользоваться, он был мудр не по годам. Он изучал не только спорт, но и бизнес. И тут он преуспел больше, чем другие, но даже он слишком далеко зашел, продолжал боксерскую карьеру дольше, чем нужно было. Я думаю, что это сложно — прервать такую карьеру, когда крутятся такие деньги и когда так много людей от тебя зависят финансово, трудно устоять и не поддаться соблазнам.

 А каково вам было работать с оскароносной Реджиной Кинг? Тот факт, что она сама актриса, вам помог? Она точно знала, через что вам приходится проходить как актеру?

— Да, это было потрясающе! Я думаю, что это было одно из преимуществ этого проекта! Она сразу видела, если что-то в моей игре было неаутентично. Если она замечала, что у тебя есть привычка идти по короткому пути, чтобы достичь того или иного эмоционального состояния для роли, она сразу говорила: так делать нельзя, в этом нет правды. В такие моменты она всегда говорила, чтобы мы слушали то, что говорят наши партнеры по сцене, доверяли их словам и давали свой ответ. И она говорила, что если мы будем действовать так и не будем пытаться пойти обходными путями, тогда все получится, не надо пытаться такие вещи форсировать. Ведь это, по сути, разговор с тобой и твоими братьями.

А что это за актерские уловки? 

— Возьмем сцену, где надо быть эмоциональным, — в таком случае актер обычно начинает физически доводить себя до определенного состояния. Если он играет сцену, где его персонаж разгневан, тогда ему надо прерывать реплики его партнеров по площадке и делать это быстро, чтобы темп речи был высоким. Благодаря этому он может перейти к следующему шагу — вспышкам гнева. Все это — небольшие уловки, которые обычно работают в телевизионных проектах, съемки которых сжаты, а значит, нужно идти по короткому пути. Но с таким фильмом, как «Одна ночь в Майами», это было не нужно — отличный сценарий, высокий уровень актерской игры моих коллег и высокий уровень режиссуры Реджины Кинг позволили мне играть искренне, а не воссоздать эти моменты искусственно, сцены в фильме получились сильными и впечатляющими.

Кадр из фильма «Одна ночь в Майами»
Кадр из фильма «Одна ночь в Майами» / DR

Вашу игру и разговор ваших персонажей сравнивают с игрой джаз-бэнда. Как вы настроили свои «струны» в этом квартете? И как долго вы готовились  к своей партии?

— Много-много месяцев — что уже там, даже лет — я проходил кастинг на роль Мухаммеда Али в фильме Энга Ли, где должна была пойти речь о трехматчевых поединках между Мухаммедом Али и Джо Фрейзером. Я думал, что получу эту роль, даже прошел через скрининг-тест, но в итоге роль ушла к Кингсли (Бен-Адир), который играет в «Одной ночи в Майами» Малькольма Икса. Это довольно забавно сейчас, но тогда это было для меня чем-то глобальным — я не получил роль, которую так хотел, я был так подавлен, я не знал, что же я буду делать, потому что в моей голове уже так все сложились, что вот эта роль будет моим большим прорывом! Однажды, еще когда я учился в актерской школе, мне рассказали историю про Дэниела Дэй-Льюиса и его работу в фильме «Нефть» (2007). Съемки этого фильма должны были начаться со дня на день, но в последний момент бюджет картины не подтвердился. К тому моменту Дэниел уже вовсю готовился к роли — устроился работать на нефтяную вышке в Техасе. Когда он узнал о том, что денег на фильм не дали и фильм снимать не планируют, он все равно остался работать на этой вышке в Техасе. В итоге нашлись продюсеры, которые узнали о проекте, узнали о том, что Дэй-Льюис все еще закреплен к проекту, рефинансировали фильм, а через два года Дэй-Льюис получил «Оскар» за эту роль. Так что я подумал об этом и решил, что продолжу готовиться к роли Мухаммеда Али, потому что кто-нибудь обязательно сделает проект о нем, потому что он настолько значимая фигура, и я думаю, что я буду правильным выбором для этой роли. Так что после этого я нашел коуча по диалекту, тренера по боксу, я подкачался и нашел себе личного тренера — я полностью посвятил себя подготовке к этой роли. Я должен был сыграть в постановке Fetch Clay, Make Man (пьеса Уилла Паувера о дружбе Кассиуса Клея (Мухаммеда Али) и Степина Фетчита, американского актера и комика. — Прим. Forbes Life), и незадолго до того, как я должен был начать работать над постановкой, я узнал об «Одной ночи в Майами», о том, что Реджина Кинг будет режиссировать, и после этого все сложилось!

Вот так история борца! Бокс невероятно популярен в России и на моей родине в Казахстане. Помню, еще в детстве слышала и читала истории о том, как Али приехал в СССР и чуть ли не за пару дней в Узбекистане набрал пять килограммов…

— О, вы из Казахстана! Triple G же ваш! (речь идет о Геннадии Геннадьевиче Головкине, боксере, который известен в мире как GGG, или Triple G, по инициалам первых трех букв имени, отчества и фамилии. — Прим. Forbes Life). Да, у вас длинная и богатая история бокса. Конечно, я прочитал много книг об Али, несколько раз пересмотрел все фильмы о нем, включая документальные, и интервью, я слушал все, включая рассказы других людей о Кассиусе. Я старался найти людей, которые знали Мухаммеда Али, пытался встретиться с ними и с удовольствием слушал их истории о боксере. Я старался впитать в себя всю информацию, которую мне удалось собрать о нем, и перенести ее в свою актерскую игру.

Эпидемия коронавируса повлияла на все, включая и ваш фильм, ведь такая картина, как «Одна ночь в Майами», потенциальный номинант на «Оскар», появилась бы сначала на больших экранах (премьера фильма состоялась на кинофестивале в Венеции, а несколько дней спустя — на кинофестивале в Торонто.  Прим. Forbes Life) и уже потом — на стриминге. Как вы думаете, как пандемия в будущем повлияет на киноиндустрию?

— Безусловно, это изменило киноиндустрию. Столько съемок приостановлено, столько фильмов не могут снять из-за вируса, так что в итоге какие-то картины мы просто не увидим, и не только потому, что кинотеатры закрыты, а потому, что фильмы просто не снимают — производство поставлено на паузу. Так что, конечно, это оказало огромное влияние на индустрию как таковую, но есть и позитивные моменты — у стриминговых сервисов расширилась аудитория, люди сидят дома и жаждут нового контента, они никуда не ходят и сейчас могут посмотреть мини-сериалы, глубокие фильмы, у них есть время и интерес. Сейчас зрители смотрят так много и так часто, что у них появляется желание узнать, а что еще интересное можно увидеть? И от этого наш фильм может только выиграть, потому что люди будут искать что-то новое, что-то глубокое и содержательное и в то же время очень увлекательное!

А как вы думаете, новое поколение смотрит кино и сериалы иначе? Я обратила внимание, что все чаще разные сервисы предлагают смотреть видео на скорости 1.5 или 1.75. Эта увеличенная скорость просмотра отразится на том, как будут снимать фильмы в будущем?

— Я об этом даже не думал, но это очень интересно! Ведь получается, что все это повлияло на нашу продолжительность концентрации внимания, мы так много смотрим, что теперь выходит, что мы пристрастились к контенту настолько, что хотим быстрее его посмотреть. Я сейчас вспомнил, что смотрю видео на YouTube и слушаю аудиокниги на удвоенной скорости, практически 2.0, потому что я заметил, что хочу скорее «прочитать» ту или иную книгу, но не думаю, что у меня когда-нибудь возникнет желание посмотреть кино на увеличенной скорости, потому что это повлияет на мое восприятие актерской игры.

Еще задолго до пандемии в киноиндустрии было не все гладко, в основном зрители ходили в кинотеатры на  блокбастеры, и тогда, кажется, The New York Times, задавалась вопросом, смогут ли в будущем женщины и люди разной расовой принадлежности, получив больше возможностей, спасти индустрию? Вы думали об этом, обсуждали с коллегами?

— Когда мы начали снимать этот фильм, о коронавирусе еще не шло речи, как и о том, что последовало после этого. Нам казалось, что это самая важная история, которую мы можем рассказать, а, как творческие люди, мы хотели сделать это на самом высоком уровне, который только возможен. Мы подумали, что это пойдет на пользу миру, киноиндустрии и искусству в целом. И сделать это на самом высоком уровне было важно, чтобы там ни было — коронавирус или что-то либо еще, высокий уровень — это важно в любой работе. На какую бы роль меня ни позвали, в каком бы фильме я ни сыграл, я темнокожий и буду играть темнокожего в роли, которая описана в сценарии. И если я это буду делать на превосходном уровне, тогда эта роль произведет впечатление на зрителя. Возьмем, к примеру, «Тренировочный день» и Дензела Вашингтона, ведь он мог бы быть латиноамериканцем, мог бы быть белым, мог бы быть азиатом или европейцем, но он просто коп, продажный коп из Лос-Анджелеса. Но он темнокожий, и в определенной степени это влияет на роль, у роли появляется другая коннотация. Но правда и реальность заключаются в том, что Дензел был так превосходен в своей роли, что пришелся по душе зрителям, и вот это именно то, что помогает киноиндустрии — когда люди превосходно справляются со своей работой, посвящают себя своему делу целиком и полностью!

Сейчас так много разговоров о том, что фильм «Одна ночь в Майами» получит не одну номинацию на «Оскар», статуэтки прочат и вам, и вашим коллегам, и режиссеру. А во время съемок фильмы вы понимали, насколько масштабна картина?

— Даже не знаю, «Оскар» контролировать невозможно, как и мнения критиков, все это очень субъективно. Для меня как для актера и творческого человека важно, что после того, как моя актерская карьера закончится, эта роль будет той, которую я всегда буду помнить, а это значит, что она всегда будет определяющим этапом в моей карьере. Я изначально знал, что это будет что-то особенное, что через эту роль я в своем роде буду связан с образом Мухаммеда Али.