К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.

Новости

Реклама на Forbes

Чашечка кофе с Маркесом: какие легенды ходили о декане факультета журналистики Ясене Засурском


1 августа на 92-м году жизни умер президент факультета журналистики МГУ Ясен Николаевич Засурский. Невероятные истории о легендарном декане журфака вспоминает Григорий Прутцков, доцент кафедры зарубежной журналистики и литературы
Декан факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, профессор Ясен Николаевич Засурский. 1976 г.
Декан факультета журналистики Московского государственного университета имени М. В. Ломоносова, профессор Ясен Николаевич Засурский. 1976 г.·Фото Дмитри Козлова·РИА Новости

Нет, пожалуй, журналиста, который бы не слышал о Ясене Николаевиче Засурском. Его судьба была удивительной. В победном 1945-м он в 15 лет экстерном окончил школу и поступил сразу на второй курс Института иностранных языков. В 18 лет Засурский уже аспирант филфака Московского университета. В 1953 году он — самый молодой преподаватель самого молодого факультета МГУ, журфака. В 26 лет Ясен Николаевич основал кафедру зарубежной журналистики и литературы и оставался ее бессменным руководителем в течение 66 лет, до последнего дня жизни — абсолютный рекорд не только для Московского университета, но и, пожалуй, для всей высшей школы страны. В 27 лет Засурский стал заместителем декана. В 1964 году, в неполные 35 лет, он возглавил факультет журналистики, а еще через два года защитил докторскую диссертацию по американской литературе. На годы деканства Ясена Николаевича пришлось правление четырех генеральных секретарей и трех президентов. В 2007 году Засурский сам стал президентом факультета, который он основал и выпестовал.

Но уникальность Ясена Засурского не только и не столько в необычных деталях биографии. Почти за 70 лет работы в Московском университете он фактически создал журфак: открыл кафедры и сформировал программы, набрал блестящих преподавателей и вырастил несколько поколений студентов — птенцами гнезда Засурского стали более 30 000 журналистов.

Умер президент факультета журналистики МГУ Ясен Засурский

Реклама на Forbes

Что же скрывается за этой внушительной статистикой?

В советские годы журфак МГУ был одним из самых идеологических факультетов, где преподавали такие, например, предметы, как теория и практика партийно-советской печати, основы партийной пропаганды. Поразительно, что в тех же аудиториях, в двух шагах от Кремля, преподаватели читали студентам лекции о полузапрещенных или вовсе запрещенных Гумилеве и Мандельштаме, Пастернаке и Солженицыне. В середине 70-х годов Засурский создал на журфаке общество по изучению культуры США, которое существует до сих пор. Конечно, такие вольности не могли остаться незамеченными, и декана не раз вызывали на ковер в высокие инстанции. «В ответ на их претензии я говорил, что журналист должен знать классового врага в лицо, — улыбаясь, вспоминал Ясен Николаевич. — И мои аргументы оказались убедительными — нас оставили в покое».

В те годы Засурский читал лекции по истории зарубежной журналистики. Эти предметы назывались, как того требовала эпоха: «История зарубежной коммунистической и рабочей печати» и «Критика буржуазной печати». Казалось бы, что может быть скучнее? Но к Ясену Николаевичу ходили на лекции все. И вовсе не потому, что он декан. В те годы мало кто ездил за границу, а Засурский по долгу службы там бывал часто и из каждой поездки привозил какую-то новую информацию, о которой нельзя было прочитать в официальных СМИ. Об этом он всегда рассказывал студентам. И это касалось не только впечатления от просмотренных в Европе или Америке телепрограмм или посещения редакций газет. Декан журфака встречался с Рупертом Мердоком и Тедом Тернером, с ведущими политиками стран Запада, привозил стопки зарубежных газет и журналов, запрещенных в СССР. За их чтение можно было схлопотать большие неприятности, и во избежание этого Засурский открыл на факультете лабораторию по изучению зарубежной печати. Она располагалась за массивной железной дверью, и, чтобы полистать прессу, требовалось получить специальный допуск. Так у студентов и преподавателей появилась возможность узнавать новости не только из газеты «Правда» и программы «Время», но и с противоположной идеологической колокольни, что было само по себе уникально.

Еще Засурский читал лекции по литературе США ХХ века. Эта тема совпадала с областью его научных интересов. Ясен Николаевич знал практически всех писателей второй половины прошлого столетия, а с некоторыми — например, с Брэдбери, Маркесом, Воннегутом — даже дружил и переписывался. На его лекциях Джон Стейнбек и Джон Апдайк, Джеймс Олдридж и Гюнтер Грасс представали не просто живыми писателями. Ясен Николаевич рассказывал о них как о своих знакомых, словно они еще неделю назад вместе обсуждали новости литературы за чашечкой кофе. (А кто знает, возможно, так и происходило на самом деле.) Конечно, такой уровень преподавания зарубежной литературы был недоступен больше никому.

Но вот времена изменились, и Засурский стал приглашать на журфак зарубежных писателей и журналистов. Оказываясь в нашей стране, они обязательно отвечали на просьбу Ясена Николаевича и приходили выступать перед студентами. Стоя на трибуне поточной аудитории, западные мэтры словно сходили со страниц учебников и становились живыми иллюстрациями лекций Засурского.

Без перьев: технологии, которые изменили журналистику до неузнаваемости

Общение с президентами и нобелевскими лауреатами, частые поездки за границу ничуть не изменили характер декана журфака. В повседневном общении он оставался приветливым и доступным, и ему не важно было, кто перед ним стоит: старшеклассник из школы юного журналиста или студент его факультета, мама первокурсника или президент России. «Моя главная награда — учить студентов, я очень люблю их», — не раз говорил Засурский. Для него не имело значения, сколько народу в аудитории. Однажды перед Новым годом его лекция совпала с зачетом, и со всего курса к нему пришла лишь одна студентка. Ясен Николаевич прочел лекцию для нее.

Студентов он отчислял крайне редко, в исключительных случаях и с большой неохотой. Когда начальники курсов приносили ему на подпись приказы об отчислении, он почти всегда отмахивался: «Мне сейчас некогда, зайдите в среду». В среду оказывалось, что декан уехал до понедельника в командировку. А когда возвращался, выяснялось, что двоечник уже закрыл один, два, а то и три хвоста. «Вот видите, студент начал сдавать, а вы его хотите отчислять, — с легкой улыбкой укорял он младших коллег. — Пусть уж дальше сдает, не будем отчислять».

Как-то раз во время сессии один первокурсник, решив, наверное, прийти в себя после напряженного экзамена, стал метать перочинный ножик в дверь мужского туалета. За этим занятием его застал выходивший из туалета преподаватель. Он взял этого студента за шиворот и привел к декану.

— Отчислить, — коротко сказал Засурский и, позвав начальника курса, попросил написать два приказа: один — об отчислении за недостойное поведение, другой — о строгом выговоре с предупреждением об отчислении.

Через пять минут оба приказа были готовы. Подавленный студент сидел, ожидая своей участи, в приемной декана, а в кабинете Засурского уже собрались члены комиссии по студенческим делам. Они увлеченно разглядывали орудие преступления — перочинный нож.

— Мы, помню, в детстве играли такими в ножички, — улыбнулся декан и метнул ножик в пол. Нож упал, не воткнувшись.

— Вы не так бросаете, Ясен Николаевич, — заметила замдекана по учебной работе. — Давайте я вам покажу, как нужно бросить ножик, чтобы он воткнулся в пол.

Но и у нее ничего не получилось. Когда за ножик взялась другая замдекана, Засурский вдруг заметил, как сквозь открытую дверь его кабинета за этими соревнованиями с изумлением наблюдает тот самый студент. Коллеги смутились.

— Ладно, — сказал Засурский, убрав ножик. — Дадим ему строгий выговор с предупреждением.

Реклама на Forbes

Этот студент спустя четыре года получил из рук декана диплом и стал потом довольно известным журналистом.

Вспоминать Ясена Николаевича Засурского можно бесконечно. Мемуары о нем еще будут написаны его учениками. Многие из рассказов о нем уже стали легендами. Легендой давно стал и сам президент журфака МГУ. Живой легендой: ведь Учитель в своих учениках приобретает настоящее бессмертие.

От университета Ельцина до альма-матер Путина: 20 лучших российских вузов по версии Forbes

От университета Ельцина до альма-матер Путина: 20 лучших российских вузов по версии Forbes
Фотогалерея «От университета Ельцина до альма-матер Путина: 20 лучших российских вузов по версии Forbes»
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2021