К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

«За один день мы лишились 1 млн рублей в месяц»: как фонды пережили 2022 год

Фото из архива фонда «Подари жизнь»
Фото из архива фонда «Подари жизнь»
2022-й стал годом испытаний для благотворительного сектора. После начала «спецоперации»* и введения санкций многие российские НКО были вынуждены очень сильно перестроить свою работу, а иногда и бороться за выживание. Forbes Life рассказывает, с какими трудностями и изменениями в работе фонды столкнулись в 2022-м и как благотворительный сектор завершает уходящий год

После 24 февраля значительной части благотворительных организаций одновременно пришлось справляться с увеличением запросов со стороны подопечных (на 42%) и снижением объема пожертвований и финансирования (на 52%). Причем в марте и апреле крупные и средние фонды чаще заявляли о сокращении финансирования, возможностей для помощи и программ сотрудничества с бизнесом, чем небольшие благотворительные организации. 

Ожидания на 2022 год у НКО были неопределенные: 39% считали, что в ближайшем будущем ситуация в их организации станет хуже, а в обратном были уверены только 25%. Однако, даже в таких условиях большинство НКО, 88%, не планировали приостанавливать работу, сокращать число сотрудников или благополучателей и оперативно начали искать новые способы продолжать помогать подопечным. 

Трудности переводов

«Снижение числа пожертвований — главная трудность этого времени для всех благотворительных организаций. Оно началось в марте этого года и продолжается до сих пор», — рассказали Forbes Life представители «Подари жизнь», фонда помощи детям с онкологическими, гематологическими и иными тяжелыми заболеваниями, объем пожертвований в который в этом году упал на 40% по сравнению с 2021-м (примерно на 675 млн рублей). Не сокращать число благополучателей НКО помогли в том числе помогли непотраченные пожертвования прошлого года. 

 

О значительном сокращении пожертвований в 2022 году заявили и представители других крупных российских благотворительных фондов. Частные пожертвования в благотворительный фонд «Дети наши», который занимается поддержкой детей из кризисных семей и детских домов, снизились на 25%. Фонд «Арифметика добра», который специализируется на проблеме социального сиротства, получил от частных лиц почти на 10 млн рублей меньше пожертвований. Чтобы оптимизировать бюджет, организация сократила административные расходы, стала чаще привлекать интеллектуальных волонтеров и экономила на таргетированной и контекстной рекламе. А средняя сумма частного пожертвования в фонд «Обнаженные сердца», помогающий детям и молодым людям с особенностями развития, сократилась с 1000 до 700 рублей.

Фото из архива фонда «Подари жизнь»

Сокращение частной поддержки, начавшееся в марте, представители НКО связали в том числе с отключением в России сервисов Apple Pay, Google Pay и PayPal, через которые благотворители делали пожертвования, с ошибками по списаниям из-за перебоев, с невозможностью для уехавших из страны поддержать организации с карт Visa, Mastercard и других зарубежных банковских систем и с экономическими последствиями санкций. 

«Уход из России ряда платежных систем сказался на сборах всего сектора НКО, и мы не исключение. Все ежемесячные подписки на благотворительные пожертвования в рамках этих систем перестали работать. Совершить разовое пожертвование также не представлялось возможным», — рассказала Forbes Life Татьяна Апатова, исполнительный директор благотворительного фонда «Правмир», помогающего взрослым и детям с тяжелыми заболеваниями. В марте и апреле падение сборов НКО составило в среднем 15% от уровня 1 февраля 2022 года.

Фонд «Подари жизнь» из-за технических причин потерял в марте примерно 10% от всех подписок на пожертвования — это около 1500 подписок на 1,5 млн рублей. А «Арифметика добра» в апреле лишилась всех платежей в валюте и потеряла 25% рекуррентных благотворителей, которые были подписаны на регулярные пожертвования. «Ощутимый спад [пожертвований] был и в сентябре, после объявления мобилизации. Многие из наших сторонников уехали из России, сменили банковские карты на карты той страны, куда отправились, и больше не могли проводить платежи в наш фонд», — добавила в комментарии Forbes Life директор благотворительной организации Наиля Новожилова. 

«В один день из-за отключения сервисов Аpple Pay и Google Pay мы лишились почти 1 млн рублей регулярных пожертвований в месяц. Также жертвователи из-за рубежа больше не могут участвовать в благотворительности в России из-за санкций», — прокомментировали Forbes Life представители фонда помощи хосписам «Вера», который, по предварительным подсчетам НКО, потерял в этом году около 40 млн рублей из-за технических ограничений. 

 

С техническими трудностями фонды справлялись по-разному. Большинство организаций внедрили на сайтах возможность делать пожертвования из России с помощью отечественных платежных систем SberPay и Yandex Pay взамен ушедших зарубежных сервисов. А фонд помощи бездомным людям «Ночлежка» запустил для зарубежных жертвователей возможность подписаться на регулярные донаты в Telegram-канале. В последние годы количество регулярных жертвователей организации за год в среднем вырастало на 25–30%, в этом году в НКО прироста не зафиксировали. 

Также в период сбоев в работе банковских систем благотворительный фонд Константина Хабенского, помогающий детям и молодым взрослым с онкологическими и другими тяжелыми заболеваниями головного и спинного мозга, обращался к благотворителям с просьбой возобновить рекуррентные платежи. «[Весной] был небольшой спад из-за перевыпуска карт внутри страны, и потребовалось время, чтобы благотворители заново подписались на ежемесячные списания. В тот момент важно было «поймать» наших помощников и рассказать, что нам необходима поддержка каждого и способы перевода и помощи сейчас вот такие», — рассказала Forbes Life  Екатерина Бартош, директор фонда Константина Хабенского. К середине декабря общая сумма поступлений в фонд составила более 690 млн рублей, что, по словам представителей НКО, примерно равно показателям прошлого года. 

Вне зоны доставки

Для большинства фондов, работающих с тяжелобольными подопечными, в 2022 году также остро встали вопросы логистики из-за нарушения цепочек поставок из-за рубежа или транспортных ограничений. Например, в начале марта транспортная компания DHL приостановила прием и доставку посылок в Россию — НКО пользовались ее услугами для поставок незарегистрированных в стране лекарствах, необходимых их подопечным. 

«В первую очередь наши проблемы были связаны с доставкой реагентов для лабораторий и расходных материалов, многие из которых производятся только за рубежом. Цепочки поставок мы налаживали не один год, и весной пришлось их пересматривать. К сожалению, изменились и условия — сроки поставок увеличились, часть поставщиков перестала предоставлять отсрочки платежей», — рассказала Forbes Life Алина Вилкова, финансовый директор фонда AdVita. При этом НКО хотя бы удалось удержать сборы на том же уровне, что и в прошлом году: в 2021-м организация собрала около 160 млн рублей. 

Фото из архива фонда AdVita

Также AdVita столкнулся в подорожанием медикаментов, медицинского оборудования и расходников: «Подорожало и все, что было связано с поиском и активацией доноров костного мозга, доставкой трансплантата. Каждый год за помощью в оплате этих расходов к нам обращаются десятки человек. Но если год назад расходы на подготовку донора, найденного в России, составляли 200 000–400 000 рублей, то сегодня это обходится в 310 000–500 000 рублей».

Перестроить работу из-за проблем в логистике и роста цен на медикаменты пришлось и фонду Константина Хабенского. «Так как цены на лекарства начали расти, а сроки их доставки — увеличиваться, мы тут же стали прорабатывать с врачами планы лечения наших подопечных на более долгий срок, чем это делалось раньше. Это позволило нам закупить препараты по доступным ценам, а нашим подопечным — вовремя их получить», — сообщила директор фонда Екатерина Бартош. 

В апреле компания DHL возобновила поставки незарегистрированных в России лекарств для подопечных фонда «Подари жизнь». Курьерская служба сделала исключение для благотворительной организации и признала все грузы с необходимыми препаратами гуманитарными. Однако, по словам представителей НКО, срок доставки нужных лекарств все равно увеличился по сравнению с 2021 годом. 

«Логистическая цепочка все равно неизбежно удлинилась. Раньше препараты доставлялись напрямую, теперь это происходит с пересадкой и перегрузкой препарата из одного самолета в другой. Груз может задерживаться в аэропорту по разным причинам. Поэтому у нас по-прежнему есть сложности с ввозом температурных препаратов», — рассказывают представители фонда «Подари жизнь». 

Корпоративные потери

Еще один серьезный удар по благотворительному сектору в 2022 году — уход или приостановка работы в России иностранных компаний-доноров, которые годами развивали благотворительные проекты в сотрудничестве с фондами. «Преимуществом [международных компаний] как раз была развитая корпоративная социальная ответственность. Российские представительства опирались на опыт коллег из других стран и инициировали или вовлекались в большие истории поддержки благотворительного направления в нашей стране и таким образом брали на себя дополнительные обязательства перед обществом. Это было для них абсолютной нормой», — поясняет директор фонда Константина Хабенского Екатерина Бартош. 

По данным фонда AdVita, порядка 20% корпоративных жертвователей приостановили помощь организации в этом году. А корпоративные пожертвования в фонд «Подари жизнь» в 2022-м упали почти на 50%. Корпоративный фандрайзинг Всемирного фонда дикой природы («WWF России»), по словам представителей НКО, пострадал больше частного. Потери в нем произошли более чем на 45%, среди корпоративных партнеров фонда остались в основном финансовые и IT-компании, а также производители товаров повседневного спроса. 

 

Фонд «Ночлежка», наоборот, зафиксировал в 2022 году рост корпоративных пожертвований на 10%. Бизнес-партнеры, по словам представителей НКО, помогали как в работе старых проектов организации, так и в открытии новых. «С другой стороны, 10 компаний прекратили с нами сотрудничество. Большинство из них ушли с российского рынка, у кого-то сократился бюджет на корпоративные пожертвования», — рассказали Forbes Life в «Ночлежке». 

Cоциальная реклама фонда «Ночлежка» (Фото DR)

«На протяжении года мы проверяли разные гипотезы. Наша аналитика показала, что ряд IT-компаний, которым дали много преференций, оказались не готовы к новым проектам с НКО. Малый и средний бизнес, наоборот, демонстрирует уровень активности выше среднего. Нашему фонду удалось даже найти новых партнеров из этого сегмента», — заявили представители «Правмир». По данным фонда «Дети наши», в 2022 году в благотворительные проекты также стали активно включаться региональные российские компании. 

События 2022 года существенно отразились и на фандрайзинге фонда «Друзья», поддерживающего развитие системной благотворительности в России. «Во-первых, этот год не дал возможностей для традиционного для нас формата крупных светских благотворительных событий. Раньше за четыре-шесть недель подготовки и проведения мероприятия на 300–400 человек нам удавалось собирать суммы до 25 млн рублей на наши программы — за счет маркетинговых партнеров, как правило, международных брендов, пожертвований гостей в обмен на участие в разных креативных интерактивных механиках, а также аукционов, на которых разыгрывались необычные экспириенсы. В этом году такой формат был неуместен, маркетинговые бюджеты были поставлены на паузу или обнулены в связи с уходом партнеров с рынка, многие наши постоянные гости-доноры оказались в разных частях мира», — прокомментировала Forbes Life Мария Баландина, глава фонда «Друзья». 

Все идет по плану

В отличие от благотворительных организаций, которые в том числе зависят от частных пожертвований и корпоративного фандрайзинга, фонды филантропов и грантодающие организации в гораздо меньшей степени пострадали 2022 году — их программы и бюджеты были сформированы и утверждены заранее. «Большая часть частных и корпоративных фондов, а также крупные российские компании остались в этом году в рамках планируемых бюджетов и сохранили большую часть программ, хотя определенные изменения в программную деятельность, конечно, вносились», — прокомментировала Forbes Life Александра Болдырева, исполнительный директор ассоциации крупнейших грантодающих организаций России «Форум доноров». 

По ее мнению, ключевым трендом в работе проектов филантропов и грантодающих организаций в этом году была адаптация к ситуации: «В этом году все больше внимания уделялось вопросам результативности и эффективности собственной деятельности, фокусировки «линз» на те направления, которые избраны стратегическими». 

 

Так, например, фонд «Эмпатия» миллиардера Михаила Шелкова, который выплачивает гранты учителям, талантливым школьникам и студентам, организует курсы повышения квалификации, направил 200 млн рублей из расчета на один учебный год в 2022-м во время запуска новых программ в Свердловской области. А число заявок на конкурс для учителей Тульской области «Призвание — учить!» выросло втрое. Общий призовой фонд от «Эмпатии» составил более 11 млн рублей в этом году — на 3 млн рублей больше, чем в прошлом. Сейчас фонд в общей сложности работает с 1100 педагогами.

Как прокомментировали Forbes Life представители благотворительного фонда семьи Тиньковых (основатель — предприниматель Олег Тиньков), помогающего пациентам с онкогематологическими заболеваниями, бюджет организации на 2022 год был сформирован и утвержден еще осенью 2021 года. Фонд оборудовал два региональных диагностических хаба в Екатеринбурге и Иркутске, а также провел более 1200 исследований у 280 пациентов в рамках программы по лабораторной диагностике. 

«Безусловно, 2022 год оказал влияние на всех. Нам пришлось столкнуться со сложностями логистики оборудования из-за рубежа, а также с изменением рыночных цен. К сожалению, сроки поставок сильно затягиваются. А некоторые зарубежные поставщики на время приостановили работу с российскими компаниями и даже благотворительными фондами. Нам срочно пришлось искать альтернативу», — прокомментировал Forbes Life Константин Тихомиров, генеральный директор благотворительного фонда семьи Тиньковых. 

По словам представителей фонда «Искусство, наука и спорт», основанного миллиардером Алишером Усмановым, в 2022 году бюджет организации составит около 2 млрд рублей: 70–80% средств идут на меценатские проекты, а другая часть — на проектную деятельность, включая программы «Развитие регионов» и «Особый взгляд». 

«Как и наши партнеры в области культурных инициатив, мы столкнулись с обнулением международных отношений и проектов. Например, выставка «Дуэль. От божьего суда до благородного преступления» в Музеях Московского Кремля первоначально должна была состояться в начале марта, но в последний момент многие экспонаты были отозваны зарубежными партнерами», — рассказали Forbes Life в фонде «Искусство, наука и спорт». Выставка, как сообщили в фонде, все-таки состоялась: директор музейного комплекса Елена Гагарина отобрала российские экспонаты для замены. 

 

По словам исполнительного директора «Форума доноров» Александры Болдыревой, ключевой тренд в планах участников ассоциации крупнейших грантодающих организаций России на следующий год после опыта 2022-го — это стремление продолжать работать. «<...> Планирование сейчас идет очень непросто, но идет, и это главное. Ключевой вызов как был, так и остается — это устойчивость и возможные инструменты этой устойчивости в нынешней ситуации», — рассказала Болдырева. 

Фото из архива фонда «Вера»

Неясный горизонт планирования

Согласно результатам опроса исследователей импакт-соцсети ro: (есть в распоряжении Forbes Life), к ноябрю этого года больше половины НКО (56%) зафиксировали снижение количества рекуррентных платежей в сравнении с аналогичным периодом 2021-го в среднем на 35–55%. Отток жертвователей большинство фондов связали с экономической ситуацией в стране и отсутствием средств у населения. 66% фондов-респондентов ответили, что за год количество волонтеров в их НКО сильно не менялось, тогда как 30% заявили, что добровольцев стало больше. Некоторые из организаций, рассказавших про рост числа волонтеров, связали эту тенденцию с тем, что людям хочется хоть как-то влиять на происходящее в мире в нынешних условиях. 

Учитывая опыт 2022-го благотворительные фонды, готовят сразу несколько сценариев работы на следующий год и заявляют об отсутствии четкого горизонта планирования. «На следующий год мы заложили меньший бюджет, потому что понимаем, что реализовать все задачи по масштабированию деятельности будет проблематично. Тем не менее у нас есть и оптимистичный второй вариант бюджета, и мы, конечно, надеемся, что удастся его придерживаться», — говорит Наталья Петрова, директор по развитию фонда «Дети наши». Основной план НКО на следующий год — сохранение команды, уровня оказания и объема помощи подопечным.

Похожий план Б на 2023 год есть и у фонда «Вера», но только на случай ухудшения ситуации в благотворительном секторе. «Сейчас сложно планировать надолго. Конечно, у нас есть разные антикризисные сценарии, которые, возможно, придется использовать уже в следующем году. Точно знаем, что главное для нас — сохранять фокус на качестве помощи, в основе которой лежит право человека на достойную жизнь до конца, на той экспертизе, которую удалось накопить за 16 лет работы, продолжать помогать пациентам вовремя обращаться за помощью и поддерживать учреждения и НКО», — резюмировала директор фонда Елена Мартьянова

А представители «Ночлежки» заявляют, что опыт, ранее полученный ими при работе в постоянно меняющихся условиях, помог справится с вызовами 2022-м и может быть полезен и в следующем году: «Ночлежка» работает с 1990 года. Наша организация пережила не один кризис. Мы всегда действуем по ситуации, меняем стратегию, если того требуют обстоятельства. Очень ценно, что нам удалось почти полностью сохранить команду. Главная задача на сегодня — сохранить все услуги для клиентов в прежних объемах. Мы понимаем, что, возможно, сейчас наша помощь будет нужна как никогда». 

 

*Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением», «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

 

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media Asia Pte. Limited. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2023
16+