«Временная заплатка, которая вызовет шквал банкротств»: что значат для малого бизнеса меры поддержки от Путина

Фото Сергея Ведяшкина / АГН «Москва»
Малый бизнес растерял доходы и аудиторию из-за пандемии коронавируса. Фото Сергея Ведяшкина / АГН «Москва»
Forbes узнал у экспертов, почему озвученных президентом мер поддержки не хватит большинству предпринимателей и что еще следует предпринять властям, чтобы спасти малый и средний бизнес от краха

В среду 25 марта президент России Владимир Путин выступил с обращением к россиянам по поводу «вопроса, который сейчас волнует всех нас», — ситуации с распространением коронавируса. Глава государства, в том числе, озвучил меры поддержки малого и среднего бизнеса, а также объявил следующую неделю нерабочей по всей стране. Предприниматели получили еще один, вслед за утвержденными до этого правительством и мэром Москвы, пакет послаблений. Основные из них — отсрочка налоговых выплат на полгода, за исключением НДС, снижение страховых взносов для малых и средних предприятий с 30% до 15%, кредитные каникулы для тех, кто пострадал от пандемии, и мораторий на банкротство предприятий. Forbes спросил у юристов, экспертов по бухгалтерскому делу, правозащитников и эйчаров, как президентские меры повлияют на жизнь российских предпринимателей.

Каникулы на полгода для всех видов налогов, кроме НДС

Александр Калинин, президент «Опоры России»:

Отсрочка поможет многим — на следующей неделе нужно платить годовые налоги. Поэтому это очень своевременная мера. У предприятий появился шанс. Многие — например, спортивные центры — уже закрылись. Откуда им платить налоги? Они рассчитывали на выручку, но сейчас ее нет. Мораторий, конечно, был бы лучше отсрочки на шесть месяцев. Но для моратория властям нужно было бы оценивать межбюджетные отношения, а это долго. Отсрочка на полгода — тоже неплохо.

Для того, чтобы предприниматели начали использовать меру, она должна войти в Налоговый кодекс. На это уйдет примерно две недели. Но нам сегодня уже пришло письмо от Федеральной налоговой службы с оповещением не взыскивать принудительно с предприятий малого и среднего бизнеса налоги до 1 мая. То есть у предпринимателей есть шанс не дожидаться внесения меры по отсрочке в Налоговый кодекс, а уже сейчас написать прошение в ФНС об отсрочке.

Учитывая, что это указание президента, оно будет исполняться. Но мера сработает только в том случае, если у предпринимателя действительно тяжелая ситуация — нет денег на счете. И есть еще один момент: Налоговый кодекс требует, чтобы в случае отсрочки бизнесу была предоставлена банковская гарантия. Мы сегодня обсуждали это с ФНС. Они готовят изменения с тем, чтобы предпринимателям, которые хотят отсрочку [в связи с кризисом из-за коронавируса], такого обеспечения не нужно было бы предоставлять.

Еще хочу обратить внимание, что отсрочку по налогам президент вводит не для всех, а только для отраслей, наиболее пострадавших от кризиса. Какие именно это сектора, нам разъяснят уже по мере поступления запросов. Думаю, это точно туризм, общепит, культурные мероприятия, спорт, услуги и транспорт.

Снижение страховых взносов с 30% до 15%

Наталья Горячая, основатель бухгалтерской компании «Делаем бизнес вместе», член рабочей группы Агентства стратегических инициатив (АСИ):

В прошлые кризисы (1998, 2008, 2014 годов) падение было мягкое, не как сейчас. Предприниматели разводят руками, никто такого не ожидал. Все в полной растерянности и про страховые взносы и налоги сейчас не вспоминают.

Предложения, озвученные президентом в части уменьшения размера страховых взносов для микропредприятий с 30% до 15% и отсрочки уплаты страховых взносов, помогут, но есть оговорка: это касается только тех работодателей, которые платят зарплату выше установленного регионального МРОТ. А как быть остальным? Сделать так, чтобы предприниматели на основе этой инициативы обелили зарплату или продолжали ее платить, невозможно.

Слава Богу, что предложение по уменьшению ставки взносов не на ближайшие шесть месяцев, а на перспективу. Мы рассчитываем, что навсегда. Либо до той поры, пока что-то совсем упадет ниже плинтуса, либо до той поры, пока малый бизнес встанет на ноги, так что можно будет с него «доить» и 30%, и больше.

Статистика говорит о том, что малый бизнес дает 2,5% налоговых поступлений в бюджет. Малый и микробизнес кричит, что его нужно освободить полностью от этих взносов. И здесь я полностью согласна. Мы сейчас работаем над тем, чтобы это предложение «добить» — чтобы хотя бы на 3-6 месяцев освободить предпринимателей от страховых взносов вообще либо оставить только медицинское или социальное страхование. Ведь в общей сумме страховых взносов взносы в ПФР занимают 22%. Вот их бы убрать — и «малыши» вздохнут. Хотя бы на три ближайших месяца. А лучше — с марта, ибо срок уплаты взносов истекает 15 апреля, и до июля.

Мечта, если можно было бы сделать каникулы до конца года. Бизнесу нужны каникулы. Настоящие, а не отсрочка. Никто не знает, чем платить эти отсроченные взносы. А премьер Михаил Мишустин пригрозил всем проверками, если мы будем увольнять сотрудников.

Снижение взносов до 15%, на мой взгляд, 70% предпринимателей не поможет. Потому что платежи остановились. Денег у предпринимателей нет. По большому счету, эта мера для выживших, для тех, кто сейчас способен платить зарплату. Да, это послабление. Но для большинства — что мертвому припарка.

Кредитные каникулы для пострадавших от коронавируса

Валерий Зинченко, старший партнер коллегии адвокатов Pen & Paper:

Государство пытается раскрыть «юридический зонтик» над наиболее пострадавшими отраслями. Главной задачей [озвученных Путиным мер] видится не допустить одновременного банкротства большого количества предприятий и последующего всплеска безработицы.

Понятно, что несмотря на меры поддержки, многие компании не смогут остаться на плаву. Кредитные каникулы совсем не равносильны прощению долга. Нет никаких гарантий, что после прекращения мер поддержки компаниям дадут адекватное время для восстановления платежеспособности и погашения долгов.

Малым предприятиям сферы туризма, общественного питания, досуга этого явно недостаточно. У таких компаний, как правило, нет подушки безопасности. А предложенные меры не освобождают от текущих обязательств. В ситуации в разы снизившегося спроса многим таким компаниям, видимо, придется либо менять сферу деятельности, либо адаптироваться под потребителей, сидящих дома, — развивать онлайн-направление.

До принятия актов говорить о конкретных проблемах с доказыванием [урона от коронавируса] преждевременно. Теоретически одними из доказательств могут быть массовые отказы от исполнения обязательств со стороны контрагентов или клиентов, распорядительные документы органов власти о приостановлении деятельности, вхождение в группу риска по вирусу и соответствующий карантин с изоляцией [для физлиц, собственников бизнеса и сотрудников].

Мораторий на банкротства организаций

Владимир Бубликов, партнер юрфирмы РКТ:

Это временная заплатка, которая через полгода, к сожалению, аукнется и вызовет огромный шторм. Мы и сейчас находимся в состоянии шторма глобального масштаба. И вроде бы действия правительства и слова Путина говорят о том, что мы защищаем тех, кто больше всего пострадал: вводим мораторий, шесть месяцев вас никто не будет трогать, банки не будут подавать на вас заявления о банкротстве. И на эти полгода компании действительно защищены от недобросовестных игроков, которые готовы поглощать тех, кто оказался в беде. Но все не так просто.

Классический пример того, что случилось бы с авиаперевозчиком средней руки в ближайшие месяцы, если бы не мораторий по банкротствам. Все авиаперевозчики закредитованы. Просрочка по банковским или частным кредитам — и все, объявление компании банкротом и окончательная парализация бизнеса. Когда нет возможности быстро привлечь финансирование на стороне и закрыть текущую «дырку», компания не может выбраться из ямы банкротства. Обычно недобросовестные игроки на рынке, обладающие деньгами, договариваются о выкупе долгов компании-банкрота у банков или частных держателей долга и запускают этот механизм. Это стандартный набор действий, когда через банкротство заходят на актив и за бесценок его присваивают в течение 2-3 лет.

Именно от этого минимум на полгода малый и средний бизнес защищен. Это хорошо, но через полгода даст накопленный эффект. Как только заплатка будет снята, посыпется шквал заявлений о банкротстве от тех компаний, которые сейчас не генерируют выручку. Если ничего не будет сделано с текущими долгами, то суды просто загнутся от количества заявлений.

Но если бы эту заплатку не сделали, было бы еще хуже. Ко всем негативным эффектам пандемии добавился бы еще страх потерять бизнес от того, что налоговая или банки сейчас подадут заявление.

По моим оценкам, мера вступит в силу в первой половине апреля. Скорее всего, это будет работать через пакет поправок в закон о банкротстве, который сейчас поступил в Госдуму. Суды будут самостоятельно отслеживать при поступлении заявления о банкротстве, попадает ли должник в категорию защищаемых и какой у него долг — банковский, налоговый или другой. Пока президент озвучил мораторий на банкротство при банковских и налоговых долгах.

Если компания попадает в категорию защищаемых, заявление будут, скорее всего, возвращать отправителю. Мы пока не понимаем конкретные сектора экономики, на которые распространяется мораторий. Можем предположить, что это будут торговля, сфера услуг, туризм. Но конкретный перечень только предстоит утвердить.

Неделя оплачиваемых отпусков

Алексей Захаров, основатель сервиса по поиску работы Superjob:

После объявления президентом нерабочей недели с сохранением зарплаты жалобный матерный крик вырвался из глоток сотен тысяч малых бизнесменов и менеджеров, которые работают в малых и крупных компаниях. Я думаю, 20 000 инфарктов из-за этого мы сегодня получили. Обычным людям-то мера понравилась: неделю не работаем, а нам за это платят. Но даже если бы не было понижения цены на нефть, коронавируса, лежащей на боку экономики, незапланированный выходной на недельку с сохранением зарплаты был бы шоком для бизнеса. Экономика бы года три вылезала из жопы.

Свиньи-то на предприятиях рожают, поле пахать надо, поезда разгружать, поставки делать. Сейчас и так экономика на боку, людям нечем платить зарплату, и тут нам говорят: «А теперь еще минус недельная выручка, которой и так не было».

Это [недельные каникулы] бредятина тотальная. Никто из компаний на нее не готов пойти. Я не понимаю, зачем это было сделано. Единственное объяснение: было понятно, что 22 апреля никак народ не проголосует за поправки в Конституцию, нужно было под любым предлогом сдвинуть голосование. К спеху подошел коронавирус. Решили еще полностью выжечь материальную базу любой оппозиции, чтобы все, кто работал не на государство, просто умирающими приползли устраиваться в пожарную, уборщиками, в Сбербанк. Потом всем дружно выдадут по пачке гречки, и все дружно проголосуют, как надо.

Делать с этой мерой компаниям нечего, никакие соглашения с персоналом тут не помогут. Мы как компания собираемся работать, потому что у нас уже куча клиентов в работе, мы не можем все остановить. Наплевать на законы, у нас прямо сейчас 150 000 активных клиентов. Если мы заранее знаем, что не сможем работать неделю, то подстраиваем все так, чтобы это было возможным. А сейчас как ты остановишь корову, которая на неделе должна разродиться?

Знаю, что наши клиенты, которые еще живы, планируют провести беседу с сотрудниками и по-человечески объяснить, что планы уже есть и прерваться не сможем. Но под каким соусом это подать, никто не знает: сейчас женщины-руководители сидят с размазанной по лицу тушью, а мужчины-руководители решают напиться. Думать об этом все будут завтра.

Большая часть компаний продолжит работать, чтобы хоть как-то заработать людям на зарплату. Иначе можно просто закутаться в белую простыню и двигаться по направлению к ближайшему кладбищу.

Дополнительные материалы

Кого убивает коронавирус: данные статистики