«Залили спиртом сверху донизу»: как московские парикмахерские пережили первую неделю работы после карантина

Фото Roberto Finizio / Getty Images
Фото Roberto Finizio / Getty Images
​​​​​​​170 000 рублей за возможность начать работу после карантина пришлось заплатить совладельцу сети барбершопов Boy Cut Андрею Шубину. О том, как он закупал маски у бывшего производителя диванов, за полдня собрал 25 барберов из отдаленных уголков России и почему нормы Роспотребнадзора чреваты отитом, предприниматель рассказывает в колонке для Forbes

 

Андрей Шубин — сооснователь сети барбершопов Boy Cut, кроссфит-клуба MSK CrossFit & Fight Club и кофейни Finch Coffee. Ради своего бизнеса семь лет назад он ушел с позиции маркетолога в Unilever и за это время вместе с партнерами Назимом Зейналовым и Александром Гудковым (экс-лидером команды КВН «Федор Двинятин», соавтором шоу «Вечерний Ургант», продюсером Comedy Woman и нескольких шоу на YouTube) открыл три прибыльных бизнеса. Оборот всех компаний Шубина и его компаньонов до пандемии, по оценке Forbes, составлял около 15 млн рублей в месяц, но во время карантина от этой суммы осталось всего 5-10%.

В очередной колонке для Forbes предприниматель рассказывает, как встретил внезапную новость об открытии барбершопов, чего ему стоило за несколько часов мобилизовать закрытые 2,5 месяца салоны и во сколько обошлись требования Роспотребнадзора.

Утро 9 июня, на часах 11:55, через пять минут наша парикмахерская на Чистых Прудах откроет свои двери впервые за два с лишним месяца. Мастера раскладывают инструменты, администратор поправляет свежую прессу, а я ползаю на коленях по залу и клею полосы липкого скотча на расстоянии 1,5 м друг от друга. Мой партнер Назим делает то же самое, но в филиале на «Красном Октябре». Вместе мы занимаемся бизнесом уже семь лет и научились делегировать многое, но только не такие ответственные задачи.

У кого-то бывает второй день рождения, когда чудом уцелел в катастрофе. У нас было второе открытие

Мэр города славно позаботился о предпринимателях, внезапно разрешив открыться и предоставив на подготовку меньше суток. Сочетание эмоций бурное — это и радость от неожиданной возможности возобновить работу, и негодование по поводу того, что можно было бы сообщить хотя бы дня за 2-3, и откровенная злость на себя самого за то, что о многих требованиях Роспотребнадзора мы могли позаботиться раньше, еще в мае. Но как всю жизнь готовились к экзамену в последнюю ночь, так и тут не изменили себе.

Фура масок от учителя танцев

Помню, в самом начале карантина стали появляться эдакие дельцы, торговцы масками. Звонит тебе знакомый человек посреди дня и предлагает купить у него партию масок по дружеской, разумеется, цене, потому что у него там «целая фура приехала». Ты немного недоумеваешь, потому что человек-то этот — вообще-то учитель танцев и за занятием коммерцией ранее замечен не был. Чешешь затылок, пожимаешь плечами и вежливо отказываешься, потому что тогда «масочный режим» тебе кажется еще чем-то абсолютно нереальным для наших дней и мест.

Переобуться в воздухе: как бренд нанокосметики заработал 55 млн рублей за месяц на тканевых масках

Спустя месяц, когда маски стали буквально второй кожей для всех в Москве, любому, даже самому отвлеченному от реальности предпринимателю, стало ясно, что сотрудник без маски — безнадежный анахронизм. Пришлось озаботиться их срочным поиском, ведь народу у нас работает прилично: барберы, тренеры, бариста, администраторы. К тому же маски нужно менять несколько раз в день, да и клиентам придется выдавать (не без боли). Поэтому, уняв прежнюю иронию, мы стали наводить справки. Буквально в тот же день нашелся человек, оперативно переформатировавший подмосковный заводик диванных изделий под производство средств индивидуальной защиты. «Изготавливаем 150 000 комплектов в сутки», — гордо заверял он меня по телефону. Масштабы впечатлили, сделка состоялась.

 «Завтра меня снова начнет узнавать сын, а коллеги в Zoom перестанут шутить про снежного человека, который присоединился к беседе»

Как уже можно догадаться, маски стали единственным требованием Роспотребнадзора, к которому мы подготовились заранее. Остальные 95 пунктов предстояло выполнить за половину понедельника 8 июня — именно столько отвел на подготовку к открытию градоначальник. В списке этих мер и генеральная уборка всех помещений с дезинфекцией, и повсеместные антисептики, и рециркуляторы, и еще миллион всего. Практически все это необходимо было просто привезти, сделать или наклеить, одним словом — купить.

Барбер на рыбалке

Тем временем управляющая Диана была отправлена на телефон — радовать новостями наших барберов, стряхивать с них пыль и ставить в расписание. И тут стало ясно, что всего за деньги не купишь. Выяснилось, что особых надежд на скорое снятие карантина не питали даже самые отъявленные оптимисты: многие мастера элементарно разъехались кто куда — к маме в Саратов, домой в Тюмень, на трехдневную рыбалку в Астрахань и так далее.

В конечном итоге реанимационные действия прошли успешно — через два часа после новостей об открытии график был готов и стал доступен для клиентов. Последние тоже не дремали и восприняли информацию о возобновлении работы парикмахерских не менее позитивно, чем мы. В их сердцах затеплилась надежда: «Завтра меня снова начнет узнавать сын. Завтра коллеги в Zoom перестанут шутить про снежного человека, который каким-то образом присоединился к беседе. ЗАВТРА Я ПОДСТРИГУСЬ и все снова будет, как прежде». Наши опасения не оправдались — телефон и социальные сети стали в буквальном смысле разрываться от звонков и сообщений. Клиенты злились, что мы не отвечали им в ту же минуту, и негодовали, когда узнавали, что на завтра записаться уже нельзя.

Мастера разъехались кто куда: к маме в Саратов, домой в Тюмень, на трехдневную рыбалку в Астрахань

У кого-то бывает второй день рождения, когда чудом уцелел в катастрофе. У нас было второе открытие. И мы, кстати говоря, тоже в какой-то степени чудом уцелели и дожили до конца карантина. Или не чудом? Ведь если, как оказалось, сотни людей ждали нашего открытия, может быть, Boy Cut неплохо поработал в предыдущие семь лет?

Полиция посткарантинной моды

Итак, люди наконец-то выходят на улицу в одежде, которую мечтали показать миру весь карантин, а мастера спешно восстанавливают мелкую моторику рук, которая в последние месяцы была настроена только на равномерное кручение шампура над огнем. Но прежде чем открыть двери первому постапокалиптичному клиенту, нам пришлось осознать, что экономика бизнеса претерпела изменения. Насколько глубокие — пока сказать сложно, но дам несколько вводных.

«Шьем прямо в кинозалах»: как предприниматель из Калининграда спасает региональные кинотеатры от разорения

Как я уже говорил, в период «застоя» мы успели купить ящик масок: 3500 штук обошлись в 70 000 рублей. Расход пока не ясен. С одной стороны, меняется такая маска раз в несколько часов, то есть ее не хватит даже на один рабочий день. С другой — многие мастера и клиенты предпочитают свои. Будем верить, что в этом ящике скрыт хотя бы один месяц работы.

Мастера восстанавливают мелкую моторику рук, которая в последние месяцы была настроена только на равномерное кручение шампура над огнем

Перчатки в целом и раньше для многих барберов являлись рабочей нормой, но теперь стали необходимостью, так что в этом месте наш бюджет похудел еще на 10 000 рублей. Полиция моды, в смысле здоровья, на этом не останавливается и требует еще и одноразовые халаты — радость обойдется где-то в 40 рублей за штуку, что приведет нас еще к 20 000 рублей в месяц.

Естественно, потребуется залить все парикмахерские спиртом сверху донизу. Все Boy Cut’ы дружны с антисептиками давно — ими мы и в «мирное время» обрабатывали инструменты после каждого гостя. Но теперь нужно в прямом смысле слова обрабатывать и самих гостей — обеззараживающие средства должны быть в доступе сразу при входе в помещение. Четыре на вход, четыре на ресепшен, восемь в работу — 8000 рублей. Ну и чтобы это не просто где-то стояло, а  выглядело красиво и стильно (как все у нас) и было удобно прикручено к стене, удвоим сумму — 16 000.

Важно позаботиться и о воздухе в помещении. В нормах есть довольно мистическая рекомендация, звучит как «проветривание». Что это такое, не вполне ясно. Достаточно ли приоткрыть окно? Или нужно устроить сквозняк, так чтоб клиенты уходили от нас если не с коронавирусом, так уж с гарантированным отитом? Неизвестно.

«Народ смел полки»: какой бизнес стоит открывать во время пандемии

Есть также требование установить рециркулятор — такой аппарат должен бесперебойно обеззараживать воздух на каждой площадке и соответствовать кубатуре помещения. Около 60 000 рублей за четыре такие игрушки в четыре филиала.

Изголодавшиеся по стрижке

Список, безусловно, неполный, но в некоторой мере отражает степень трат, которые потребовались, чтобы возобновить работу. В нашем случае только в первые дни в противовирусную безопасность пришлось инвестировать порядка 170 000 рублей, и это явно не предел мечтаний Роспотребнадзора.

Кстати, открыться на 100% у нас все же не получилось. Почти все 2,5 месяца карантина были проведены в переговорах с арендодателями. Где-то они были менее суровыми и проходили в формате мирных телефонных бесед в поисках компромисса. Где-то оказались более ожесточенными и перешли в плоскость официальных бумаг с подписями и печатями.

«10% неадекватных»: как торговые центры открываются после карантина

К моменту возобновления работы парикмахерских дверь филиала Boy Cut на «Парке Культуры» оказалась обмотана металлической цепью — просто опечатать помещение арендодатель посчитал недостаточным. Сложно сказать, чем закончится история с этим помещением, принадлежащим крупному девелоперу, но срочно отвоевывать его любыми силами у нас задачи нет. Во-первых, мастера с этого филиала успешно переброшены на кресла нашей академии на Красном Октябре, так что клиентов мы не потеряли. Во-вторых, еще до начала всей этой треш-карантинной истории мы успели взять новое помещение на Лесной, прямо возле Белой Площади. Так что в крайнем случае поменяем один престижный адрес на другой.

Все «изголодавшиеся» быстро пройдут через нас, и через пару недель спрос вернется в привычное, докарантинное русло

Сейчас, конечно, спрос на услуги радует и напоминает предновогодний период, когда всем нужно срочно и сейчас — парикмахерские заполнены практически полностью на несколько дней вперед. Но нужно отдавать себе отчет в том, что это не продлится долго: все «изголодавшиеся» быстро пройдут через нас, и через пару недель спрос вернется в привычное докарантинное русло. А вот прибавление в списке постоянных расходов, по всей видимости, останется с нами надолго — власть имущие уже сообщали, что к прежней безмасочной жизни мы вернемся не раньше 2021 года.

Радует только одно — по известным причинам отправиться в отпуск за пределы Москвы в этом году будет непросто и недешево. А оставшись в Москве, наш человек будет потреблять: стричься в барбершопах, заниматься спортом в залах и пить кофе в кофейнях — словом, инвестировать в услуги и товары нашей маленькой, но очень упорной группы компаний.

Мнение автора может не совпадать с точкой зрения редакции

Дополнительные материалы

В Москве открылись салоны красоты и парикмахерские: фоторепортаж