«В России я обычный человек, а здесь — богиня»: как уроженка Перми покорила Египет и научилась зарабатывать миллионы на танце живота

Фото DR
Екатерина Андреева Фото DR
​​​​​​​Россиянка Екатерина Андреева за два года работы за рубежом сделала головокружительную карьеру — она танцует на самых знаковых мероприятиях в Египте, дружит с королевской семьей Иордании и получает за выступление сотни тысяч рублей. Как уроженка Перми сумела влюбить в себя весь Средний Восток и заработать миллионы на танце живота?

«В этой истории очень много неприятного. Поэтому отшлифованный рассказ про успех я вам выдать не смогу», — предупредила корреспондента Forbes перед интервью Екатерина Андреева, более известная под псевдонимом Джохара.

32-летняя танцовщица из Перми переехала в Египет чуть больше двух лет назад и за это время успела перевернуть свою до того спокойную жизнь с ног на голову. Артистизм Джохары и откровенные для мусульманской страны наряды сделали ее одной из самых заметных танцовщиц в Египте. Но у славы быстро обнаружилась оборотная сторона: после одного из выступлений Андрееву задержала полиция  россиянка провела трое суток в местном СИЗО под угрозой депортации.

После бури негодования поклонников и вмешательства консульства Екатерину отпустили. На свободу она вышла другим человеком: телефон менеджера разрывался от заказов, а гонорары взлетели в несколько раз — волна народной поддержки сделала ее суперзвездой всего Среднего Востока.

Сегодня на Instagram Джохары подписано 1,4 млн человек, в Каире частное мероприятие с ее участием стоит от 35 000 египетских фунтов (около 160 000 рублей), в Александрии — вдвое дороже. А ценник за выступления за границей доходит до $20 000.

Жемчужина Перми

«Я начала танцевать, как только научилась ходить», уверяет Екатерина Андреева. Она родилась в Перми и с трех лет занималась бальными танцами. Но к 13 годам осталась без пары и увлеклась belly dance — танцем живота, который был тогда в моде: в начале 2000-х по телевидению шла бразильская мыльная опера «Клон», а также появился клип Шакиры Whenever, Wherever  с запоминающей хореографией. К тому времени Андреева начала полнеть, но занятиям танцами это не мешало — даже наоборот.

Андреева изучала движения по найденным в интернете видеоурокам и записям выступлений зарубежных танцовщиц. Мать, в прошлом актриса Пермского театра оперы и балета, заметила интерес дочери и оплатила восемь занятий у знакомой исполнительницы восточных танцев, которая показала Екатерине базовые элементы. Дальше она занималась самостоятельно.

«Если бы я примкнула к какому-то педагогу, скорее всего была бы очередным клоном и не смогла бы стать собой»

От теории Андреева решила перейти к практике — заказала в ателье костюм и выступила на новогоднем корпоративе, который организовывала ее мать. Первый опыт оказался удачным и привел новых заказчиков. В старших классах у Екатерины уже появился постоянный работодатель — турецкий ресторан в Перми, где она выступала каждые выходные.

После школы Андреева отучилась в ПГТУ (сейчас — Пермский национальный исследовательский политехнический университет) одновременно на переводчика с английского языка и специалиста по связям с общественностью. На фрилансе занималась переводами и брендингом, но большую часть времени посвящала танцам — тренировалась, преподавала в местных фитнес-клубах и выступала в ресторанах. Денег хватало, чтобы не зависеть от родителей.

Второй номер: почему Ольге Бузовой сложно превращать славу в деньги

Уже тогда она стала пользоваться псевдонимом Джохара. «Я ввела в поиск «список женских арабских имен» и по алфавиту их читала, — вспоминает танцовщица. — У нас куча всяких Лейл, Амир, Алир. И ни одной Джохары». С арабского псевдоним переводится как «драгоценность, жемчужина».

В 2010-2011 годах благодаря неклассической манере исполнения самоучка Андреева выиграла несколько российских и мировых чемпионатов по восточным танцам. «Если бы я примкнула к какому-то педагогу, скорее всего была бы очередным клоном и не смогла бы стать собой», — считает исполнительница.

Восточная волна

Титулы помогли 23-летней пермячке получить приглашение на работу в московскую сеть фитнес-клубов «Зебра». Она переехала в столицу, но быстро перегорела: «Фигачила каждый день, это был ад». Приходилось ездить из одного конца Москвы в другой, вести несколько занятий в разных студиях, получая по 500 рублей за урок. Зарплаты едва хватало на жизнь. Чтобы больше зарабатывать, начала танцевать в ресторанах — там одно ее выступление стоило от 5000 рублей. «Иногда за один вечер так чаевых надают, что получалось на Кипр улететь на следующий день», — смеется Андреева.

В 2013 году она открыла свою школу восточного танца Johara Dance Lab. Давала анонсы в соцсетях, набирала группу и арендовала залы два раза в неделю. Этот период Андреева вспоминает с воодушевлением — ее ученицы часто побеждали на престижных конкурсах, — но доходом она все равно была недовольна.

В 2014-м ее как чемпионку и опытного преподавателя начали приглашать на заграничные мастер-классы и фестивали. Андреева обучала танцам в Турции, Франции, Китае, Корее, Сингапуре и Египте. Мастер-классы приносили от €250 в час или $5000 за программу на целый день. Больше всего платили в Китае.

Через четыре года Андреева осознала, что бум восточных танцев в России прошел. «Из-за непрофессиональных танцоров в ресторанах и аниматоров в отелях появился стереотип, что belly dance это что-то пошлое, открытое, напоказ. Люди стали относиться к этому [направлению] негативно», подтверждает Анна Черковская, преподаватель танцевальных студий Essentia dance & Spina Proff и «9 залов», участница коллектива Essentia.

Цены на выступления Андреевой в ресторанах начали стремительно падать, преподавание тоже не приносило удовольствия. В школу ходили «полтора землекопа», а времени проект отнимал очень много.

Египетская сила

В конце 2017 года Екатерине пришло сразу несколько предложений о сотрудничестве из разных стран, в том числе из Египта  на электронную почту ей написал менеджер лодки-ресторана Nile Dragon Boat. Она три месяца согласовывала договор, но в итоге решилась на переезд. «Они предложили мне контракт суперзвезды», — объясняет Джохара.

В феврале 2018-го она приступила к работе в каирском ресторане. Зарплата по контракту составляла около $12 000 в месяц, стоимость выступления на свадьбах и днях рождения доходила до 20 000 египетских фунтов (90 000 рублей), из которых Джохара получала треть.

«Иногда за один вечер так чаевых надают, что получалось на Кипр улететь на следующий день»

На четвертый день ее пребывания в стране видео с одного из выступлений, снятое кем-то из гостей, попало в сеть. За ночь ролик набрал больше 2 млн просмотров. На следующий день Екатерина пришла на работу и тут же была арестована полицией. Официальная причина — слишком откровенный наряд, который «подстрекает к разврату». Правоохранительные органы думали, что на танцовщице нет нижнего белья, а это противоречит местным правилам (на самом деле под юбкой были надеты шорты телесного цвета, фото костюма есть в распоряжении Forbes).

Екатерине грозило наказание от штрафа в 5000 египетских фунтов (около 22 500 рублей) до депортации. «Никто по-английски не говорил, переводчика не было. Полный треш. Два высших образования в России получала, чтобы в Египте в тюрьме сидеть с проститутками», — с возмущение вспоминает Андреева.

«Никто не знал, кто мой папа»: Алеся Кафельникова о том, как стала одной из главных российских моделей, России и отце

Задержание танцовщицы вызвало бурю негодования в соцсетях и СМИ — за Джохару вступились поклонники, которые распространяли сотни постов с хештегом #freejohara, к делу подключилось российское консульство. «В связи с конституционно закрепленным запретом на распространение информации о частной жизни лица не усматриваем оснований для предоставления вам запрашиваемых сведений. Более того, у вас имеется возможность лично пообщаться с интересующей вас гражданкой России в соцсетях», ответил на запрос Forbes представитель консульства. Участие дипломатов в вызволении россиянки из тюрьмы он подтвердил.

По словам Андреевой, ее уже решили депортировать, но через три дня все-таки освободили из-под ареста. Как и почему это произошло, она до конца не поняла. 

Славянский синдикат

Екатерина до сих пор уверена, что арест — происки конкурентов. По ее словам, танцовщицы-иностранки, особенно славянки, потеснили местных артисток. Кроме Джохары, в Египте известны Анастасия Бисерова (913 000 подписчиков в Instagram), Алла Кушнир (674 000), Катя Эшта (38 000), Алла Вац (152 000), Кристина Кожул (148 000), Наталия Беккер (81 000) и еще около десятка исполнительниц.

Этот феномен Анастасия Бисерова  чемпионка мира по belly dance, востоковед и хореограф, которая живет и работает в Египте с 2016 года, — объясняет хорошим уровнем технической подготовки и безупречным внешним видом танцовщиц: «Всем известно, как славянские девушки ухаживают за собой и сколько сил и терпения вкладывают». Кроме того, для местных «раздеваться и танцевать в откровенных костюмах не является престижной профессией». В Египте танцовщицами чаще всего становятся «девушки из не очень благополучных семей, зачастую без образования». «Для египтян культурный шок, что почти все иностранные танцовщицы имеют высшее образование и говорят на нескольких языках», — подчеркивает Бисерова.

«Депортации постоянные. Это война, реальная война за место, за лидерство, за деньги»

Проблемы с законом у иностранок  частая история. «Вы думаете, я одна такая? Это просто у меня так получилось, что на меня обратили внимание, это все попало в медиа, и была огромная волна поддержки со стороны людей. Таких историй много, депортации постоянные. Это война, реальная война за место, за лидерство, за деньги», — рассуждает Андреева.

Собеседник Forbes в консульстве подтверждает, что подобные случаи не редкость. В основном российских танцовщиц задерживают в Египте за «нарушение миграционного законодательства и осуществление трудовой деятельности без разрешения». По словам Бисеровой, нужно получить «выписки из пяти инстанций, чтобы иметь рабочую визу и разрешение от синдиката артистов (мусанафат)».

Андреева признается, что с документами у нее и правда были проблемы. «Я тогда только прилетела, это был мой четвертый день в Каире не успели сделать», объясняет она. И добавляет, что «все так работают». Разобраться с «ужасной бюрократией» полностью ей не удалось до сих пор.

«Меня много раз обманывали, особенно адвокаты: брали деньги и в итоге ничего не делали. Разобраться самостоятельно без знания арабского невозможно», подтверждает слова коллеги Бисерова. 

Звезда Востока

Скандал вымотал Екатерину морально, но превратил в одну из самых известных и востребованных танцовщиц Египта и Среднего Востока. «За ночь [после публикации видео] у моего менеджера оба телефона сломались, аккумуляторы сели от звонков и от заказов», — уверяет Андреева.

Сейчас на ее аккаунт в Instagram подписаны 1,4 млн человек, ее личную жизнь и выходы в свет обсуждают на местном телевидении. «Я получала от людей высказывания, что это просто революция в belly dance. Мой стиль, моя манера, подача — вот это меня сделало известной, а не то, что меня схватили и в тюрьму на три дня закрыли», — считает танцовщица. Хотя признает, что информационная волна, сопровождавшая скандал, дала карьере толчок.

«Президента назначает Господь»: рэпер-миллиардер Канье Уэст об Илоне Маске, Дональде Трампе, COVID-19 и уроках «Черной пантеры»

После освобождения Андреева вернулась в ресторан, с которым заключила контракт, — там она получала около 1 млн рублей в месяц. Кроме того, стала выступать на свадьбах и званых вечерах в других странах: ОАЭ, Иордании, Ливане, Кувейте, Катаре. «В Ливане завела очень влиятельные знакомства, в Иордании дружу с королевской семьей, они меня очень любят», уверяет Екатерина.

В октябре 2019-го владелец ресторана, где танцевала Джохара, забиравший до 60% ее сторонних гонораров (это условие было прописано в договоре), умер от рака. С тех пор она предоставлена сама себе и зарабатывает только на частных заказах. Выступление исполнительницы на частном мероприятии в Каире сейчас стоит от 35 000 египетских фунтов (около 160 000 рублей), в других городах Египта  в два раза дороже. Танец Андреевой за границей обойдется организатору в сумму от $12 000 до $20 000. Билеты, проживание, трансфер, визы, налоги и таксы тоже оплачивает принимающая сторона. 

Но высокие гонорары не гарантируют стабильного дохода. «Может быть ничего за месяц. А может быть куча всего», — говорит Андреева. По оценке Forbes, за 2018 год она заработала около 20 млн рублей — могла бы больше, если бы не существенная комиссия работодателя. В 2019-м, когда гонорары выросли в разы, «работу застопорили»: весной на горизонте снова появились возможные проблемы с законом, о которых Андреева узнала из СМИ (подробнее о сути этих проблем танцовщица не говорит). «На всякий случай» она решила «затаиться на полгода». Из-за отсутствия постоянной работы в ресторане основного работодателя и редких крупных заказов в прошлом году Джохара, по собственным словам, заработала в четыре раза меньше, чем планировала, — около 7-8 млн рублей.

Мужской мир

Интерес жителей стран Среднего Востока к своим выступления Андреева объясняет тем, что танцует «с душой арабов». «Я просто с них копирую. Я смотрю, что они делают, когда музыку слушают, им песня нравится. Как они жестикулируют, как сами танцуют, какие используют фишечки, перечисляет Джохара.  Я так и научилась танцевать — у людей».

Коллеги по танцевальному цеху объясняют популярность Андреевой иначе. «Она очень эпатажная, на грани фола. Ее приглашают на очень высокооплачиваемые тусовки, плюс она постоянно себе черный пиар на своей сексуальности делает», — говорит Надежда Сурина, журналист-фрилансер в Египте, бывшая сотрудница радиостанции «Серебряный дождь» и автор блога «Баба Надя’s Egyptian news». По ее мнению, Андреева танцует не классический восточный танец: оголенное тело и откровенные движения местные воспринимают как подобие стриптиза. С ней соглашается Анна Черковская: «Все, что идет против правил, привлекает внимание. Если бы она танцевала в обычных [а не таких открытых] костюмах, не думаю, что она была бы настолько же знаменитой. В Египте много российских танцовщиц, которые не уступают ей по технике».

«В России я обычный человек, а здесь — богиня. Реально богиня»

Андреева признается, что несмотря на любовь публики, в работе не все складывалось радужно. Например, менеджмент, который общается с заказчиками, не говорящими по-английски, и берет за это 20% от ее гонораров, пользовался тем, что Екатерина не знает арабский язык, и завышал цену в два раза, забирая разницу себе. Об этом танцовщица, по собственным словам, узнала от постоянных клиентов.

Автор глобального исследования о #MeToo — про харассмент в Антарктиде, феминизм в Аргентине и «дело Слуцкого»

Все время работы в Египте Екатерина страдает от повышенного внимания мужчин. «Были предложения после вечеринок поужинать, пообщаться. Я все это всегда отсекала, уезжала. Заботилась о репутации», уверяет танцовщица. А недавно в Instagram-сториз она призналась, что неоднократно сталкивалась с харассментом. «Несмотря на условия работы, которые прописаны в контракте, они реально предполагают, что ты им что-то должна,  рассказывает Андреева.  В стране в принципе не считаются с правами женщин. Это мужской мир».

Эпидемия танца

Во время пандемии коронавируса Андреева рисковала остаться без дохода: «Мне даже плохо от осознания того, сколько я денег потеряла. Но я себя подстраховала». В марте она запустила онлайн-марафон по восточным танцам: записала четыре видеоурока с домашними заданиями, которые ученицы получают после оплаты курса. Общение, разбор ошибок проходит в чате в WhatsApp, в каждой группе около 50 человек.

«Я не убиваюсь, что мне нечего кушать из-за того, что я не танцую на сцене. Я марафоны веду в интернете и могу вообще не переживать [из-за финансов]», констатирует Екатерина. За три месяца самоизоляции она, по собственным словам, заработала около 500 000 рублей. С июня в Египте снова начали проводить свадьбы. Уже поступают предзаказы на выступления за границей, поэтому Андреева надеется вскоре наверстать упущенное.

Екатерина не собирается останавливаться на танцах. В прошлом году она снялась в эпизодической роли владелицы ночного клуба в фильме The money и получила гонорар в 100 000 египетских фунтов (около 450 000 рублей). Также Андреева записала несколько дуэтов с местными певцами. «Петь я не умею, но пытаюсь реализовываться в разных сферах, чтобы отходить от уровня просто танцовщицы. Я должна быть актрисой, собирательным образом, всем подряд, — делится творческими планами Джохара. — У меня цель быть суперзвездой Среднего Востока».

В Россию танцовщица возвращаться не собирается, несмотря на то, что купила квартиру в Подольске, а Москва — ее любимый город. «Я [в Египте] вышла на улицу — все подходят, автограф, фото просят. В России я обычный человек, а здесь — богиня. Реально богиня», — заверяет Екатерина.

Дополнительные материалы

Собчак, Бузова, Хабиб: 15 блогеров, которые зарабатывают больше всего в Instagram