«Привыкали к новым условиям и учились не ждать»: как герои рейтинга Forbes «30 до 30» провели 2020 год

Пандемия, закрытие границ, финансовая нестабильность — кажется, что 2020 год принес одни проблемы. Восемь героев рейтинга «30 до 30» рассказали Forbes о том, с какими трудностями им приходилось справляться в ушедшем году, и чего они ждут от нового. 

Росли вопреки

Несмотря на пандемию и кризис, с финансовой точки зрения для многих участников рейтинга  Forbes «30 до 30» год сложился удачно. Например, основатели онлайн-платформы медицинского страхования Best Doctor, 27-летние Марк Саневич и Михаил Беляндинов (победители в номинации «Предприниматели»), в июле привлекли $4,5 млн инвестиций от международных венчурных фондов AddVenture, Target Global и LVL1. К концу года выручка проекта выросла почти в четыре раза: если по итогам 2019-го года она составляла 450 млн рублей, то к январю 2021-го достигла 1,7 млрд рублей, рассказал Саневич. 

Команда стартапа, по словам Саневича, выросла в 2,5 раза: сейчас в ней уже 320 человек. Услугами Best Doctor начали пользоваться крупные компании, например, Mail.ru и «Мегафон». В случае с «Мегафоном» компания застраховала сразу 33 000 человек. «Преодолеть такой рост и выйти из этого психически здоровым — кажется, самое большое достижение», — шутит предприниматель. 

Годом ранее компания также выросла по выручке в пять раз. В 2021-м предприниматели планируют снизить обороты: цель — вырасти только в два раза, «чтобы не потерять качество», поясняет Саневич. По его словам, сейчас Best Doctor будет развивать онлайн-медицинское направление и пытаться стать настоящей «платформой по управлению здоровьем».

Как два врача и программист построили цифровую платформу для ДМС и привлекли $4,5 млн инвестиций 

Победителям в других номинациях в этом году пришлось тяжелее: еще в апреле гендиректор спортивного портала Sports.ru Марк Тен (победитель в категории «Управление») рассказывал, что с начала пандемии портал потерял 30% трафика и 60% — выручки. Но к концу 2020 года компании все же удалось увеличить выручку на 10-15% по сравнению с 2019-м. «Справились благодаря тому, что в самый тёмный момент решили агрессивнее инвестировать в производство контента, несмотря на отсутствие спортивных событий», — объясняет Тен. 

Росту трафика, по его словам, также помогли комментаторы. «Социализация — важная часть нашей бизнес-модели, потому что даже когда спорта нет, люди приходят на Sports.ru, чтобы общаться друг с другом», — говорит он. 

У новых медиа проблем в этом году не было, считает соосновательница телеграм-канала «Антиглянец» Юлия Пош (победительница в категории «Новые медиа»). К концу года, по словам Пош, «Антиглянец» стал приносить «существенно больше, чем во время карантина». Около 80% брендов-рекламодателей за это время стали постоянными, среди них появились крупные — такие как Cartier, для которого канал сделал специальный стикерпак, рассказывает она. Число подписчиков канала за год выросло на 24 000: со 108 000 до 132 000 в декабре. 

Меняли модель работы 

Пять офлайн-магазинов в хороших районах Москвы — до пандемии это казалось успехом. Но в марте-апреле бренду нижнего белья PETRA пришлось договариваться с арендаторами о скидках и искать новые способы продвижения онлайн. «Кризис помог нам перенаправить нашу энергию — мы поняли, что надо сосредоточиться на онлайн-продажах», — говорит основательница PETRA Вероника Хан (победительница в категории «Мода»). На создание новой версии сайта потратили половину карантинного периода, но работа, по словам Хан, окупилась: к концу 2020 года компания ждет прироста выручки на 15% по сравнению с предыдущим годом. 

Арендаторы пошли PETRA навстречу: договориться о снижении арендной платы удалось почти со всеми. «Торговые центры отнеслись к ситуации с пониманием. Например, «Океания» убрала плату за несколько месяцев: мы платили проценты за коммунальные услуги, но скидка фактически достигла 90%», — рассказывает Хан. В декабре бренд открыл шестой магазин в самом центре Москвы, на Петровке — это удалось сделать благодаря тому, что после карантина многие арендаторы съехали.

Новый магазин выглядит «как космический корабль — довольно ярко и необычно», — делится основательница PETRA. В первые дни после открытия бренд даже столкнулся с проблемой: «люди думали, что это инсталляция или галерея, на которую можно только смотреть через стекло. Нам приходилось выходить на улицу и чуть ли не за руку заводить их внутрь», — говорит Хан. 

От презентаций новых коллекций офлайн при этом пришлось отказаться, теперь PETRA делает только фотосъемки. В будущем Хан планирует проводить показы в виртуальной реальности и использовать CGI-графику для отрисовки моделей. Из-за карантина также пришлось отказаться от серийного производства: с осени компания начала пользоваться услугами индивидуальных швей. Это повлияло на новые коллекции: сейчас в них много ручной вышивки. В 2021 году PETRA откроет еще один магазин — на Малой Бронной, и займется продажами на портале Farfetch. 

Боролись с локдауном 

Стартапу Oncobox (разрабатывает персонализированные методы диагностики и лечения сложных случаев рака) и его основателю Андрею Гаража (победитель в категории «Наука и технологии») в этом году пришлось особенно сложно из-за закрытия границ. Переход на удаленку для сотрудников оказался не таким сложным: команда всегда работала так в США, Германии и России. Но работу с партнерскими лабораториями это усложнило. Oncobox сотрудничает с десятком лабораторий в США и Европе и четырьмя частными онкоклиниками в России: компания делает исследования с помощью искусственного интеллекта для их пациентов. Кроме этого, стартап проводит клинические испытания во множестве государственных и частных клиник в России и за рубежом. 

Весной крупные лаборатории начали закрываться — сначала в США, затем в Германии, а потом и в России. Приходилось искать, куда быстрее отправить образцы для исследований. Несколько проектов Oncobox были заморожены, часть клинических исследований — приостановлены. Раковые больные, в свою очередь, просто боялись идти на очередные обследования. Выручка по итогам 2020 года у Oncobox оказалась на 30-40%  ниже плана. 

Летом, когда большинство клиник и лабораторий при соблюдении всех мер безопасности все-таки открылись, выручка стала прирастать на 30-50% в месяц, так что в 2021 году команда ждет улучшения. Но пока компании приходится закладывать риски на COVID при проведении клинических испытаний. «Это либо исключение пациентов из исследуемой группы, либо затраты на дополнительное тестирование — технический вопрос, но жизнь немножко портит», — признается стартапер. 

С похожими проблемами из-за весеннего карантина в Москве столкнулся СПИД-центр. «Во время локдауна мы не могли работать как офис. Группу поддержки мы смогли перевести на удаленный формат, а вот с тестированием возникли огромные сложности — два месяца выпали вообще», — рассказывает гендиректор центра Сергей Абдурахманов (победитель в категории «Социальные практики»). По его словам, это произошло по трем причинам: из-за нагрузки на систему здравоохранения, опасений людей идти в медучреждение тестироваться, а также ограничения работы таких фондов как СПИД-центр. «Выявляемость упала, но это показывает не то, что людей с ВИЧ-статусом стало меньше — просто снизился доступ к тестированию», — поясняет Абдурахманов. 

В ходе пандемии СПИД-центру также пришлось искать другие источники финансирования. По словам гендиректора, центр «лишился части источников от коммерческих компаний, но научился работать с государством». В декабре учреждение получило грант в 5 млн рублей от департамента труда и соцзащиты Москвы. Эти деньги позволят фонду открыть новый офис в Москве. Ранее, в августе, СПИД-центр открыл офис в Санкт-Петербурге — так что в целом год для учреждения все же был успешным, считает Абдурахманов. 

Расширяли границы  

Для художницы Екатерины Муромцевой — победительницы в категории «Искусство» в рейтинге Forbes, изоляция оказалась способом раскрывать не внешние границы, а внутренние. В этом году Муромцева девять месяцев вынужденно провела в Загребе. Карантин там ввели с 20 марта, тогда же отменили уже полностью смонтированную выставку художницы в местной галерее. «Я помню, я пришла домой, и подумала: что у меня есть? Комната и балкон. Это уже немало. Так я решила открыть галерею «Балкон», — рассказывала Forbes весной Муромцева. 

Художница стала вывешивать картины прямо на балконе и публиковать их фото в Instagram. Позже ей стали присылать свои работы для демонстрации в «галерее» и другие художники. «Я поняла, что искусство может произрастать в любых условиях и для него ничего не нужно, кроме фантазии», — говорит Муромцева. По ее словам, это сильно помогало справиться с одиночеством: «Вся моя семья и друзья были здесь [в России], и это было то, что меня сильно поддерживало душевно». 

Художница планирует продолжить этот кураторский опыт. «Я бы хотела, чтобы галерея «Балкон» была странствующей, и появлялась не только в России, но и в других странах. Она должна следовать логике коронавируса, для которого нет границ и который везде проникает без всяких правил», — говорит Муромцева.  

В этом году Муромцева также победила в конкурсе «Турбулентность», стала лауреатом премии «Инновация-2020» за проект для дома-интерната престарелых и инвалидов в Тульской области и открыла выставку в Бельгии по предложению Музея современного искусства Антверпена. Но из-за карантина ей не удалось лично присутствовать на открытии выставки. Грант Фулбрайт — на работу и учебу в США, куда художница должна была отбыть еще в августе, пока также ждет своего срока (им можно воспользоваться в течение двух лет). 

«Самым сложным в этом году было понимание, что ничего не определено. А главная эмоция — это то, что жизнь непредсказуема и может случиться все, что угодно. И главное — не растеряться и продолжать заниматься тем, что любишь», — считает Екатерина. 

Подать заявку на участие в рейтинге Forbes «30 до 30» — 2021 можно здесь.

Учились не ждать 

Победительница в категории «Музыка», певица Манижа Сангин, в 2020 году как многие представители шоу-бизнеса пострадала от отмены концертов и отсутствия возможности работать в привычных условиях. «Когда 2020 год начался с моего первого концерта в Крокус Сити, то конечно было больно и тяжело привыкнуть к тому, что в ближайшее время такого больше не будет. Помню, как пела тогда на концерте песню «Сейчас дважды не случится», зал заполнили огоньки телефонов, люди обнимали друг друга, было такое сильное ощущение единства, и я вдруг подумала про себя: «Ох, ну надо же, а вдруг такого больше и не случится»… Слова этой песни оказались пророческими», — вспоминает Манижа. 

«Сама себе лейбл»: как певица Манижа борется со стереотипами и насилием и зарабатывает десятки миллионов рублей в год

Сложнее всего было привыкнуть не к отсутствию привычного заработка, а к отсутствию зрителя рядом, говорит певица. Нестабильный график, кризис, изоляция и отсутствие сольных концертов, по словам Манижи, тем не менее, помогли ей найти больше времени на себя и на переосознание своей музыки. «Наконец-то я пишу медленно и не торопясь альбом своей мечты и очень жду 2021 год, чтобы дать его послушать каждому», — делится артистка.  

Передышка от концертов также дала сил и вдохновения на социальную деятельность. Самыми яркими событиями для Манижи стал запуск собственного НКО, которое «будет защищать женщин с восточной ментальностью от насилия», а также назначение послом доброй воли Управления Верховного комиссара ООН по делам беженцев (УВКБ ООН). «Для меня это огромная ответственность, и я надеюсь оправдать ее своими действиями в ближайшие годы», — говорит она. 

На следующий год у Манижи пока нет конкретных планов. «2020 год научил меня ничего не ждать, а наслаждаться тем, что есть прямо сейчас. Так что 2021-й, просто приходи, а мы как-нибудь разберемся», — заключила она. 

Дополнительные материалы

Моргенштерн, топы «Яндекса» и Тинькофф, композитор «Ведьмака»: 30 лидеров поколения 20-летних. Рейтинг Forbes