Фантастические звери: будут ли российские компании и дальше становиться «единорогами»

Фото Getty Images
Фото Getty Images
За последний год несколько компаний с российскими корнями стали «единорогами». Можно ли считать это новой тенденцией — в колонке Forbes рассуждает основатель и управляющий партнер AltaIR Capital Игорь Рябенький

Перспективные российские компании стали возникать не сегодня, а много лет назад. Еще в 1990-е в прессе появлялись материалы под заголовками Russian Go — как русские покоряют Америку. Одним из первопроходцев стал Степан Пачиков, основавший компанию ParaGraph еще в 1980-е годы. Позднее он создал еще проект — «единорог» Evernote, один из первых с российскими корнями. И даже у гиганта Google русскоязычный основатель. Поэтому «единороги» родом из России не такое уж новое явление. За последние 10 лет количество миллиардных компаний кратно увеличилось.

В апреле 2021 года, по данным CB Insights, в мире насчитывается 631 компания со стоимостью выше $1 млрд, их общая оценка равна $2,1 трлн. Впрочем, трудно оценить, сколько из них основано россиянами или русскоязычными фаундерами. Известных и публичных не очень много, хватит пальцев двух рук, чтобы их посчитать, многие же являются непубличными и мало общаются с журналистами. Классифицировать компании-«единороги» с российскими корнями, впрочем, можно по нескольким параметрам.

«Нам с самого начала повезло»: как создать компанию стоимостью $900 млн без венчурных инвесторов

Первая категория — это компании на внутреннем рынке, которые создали вокруг себя большие истории, например, «Яндекс», Mail.ru, Avito. Первые две при этом публичные и торгуются на зарубежных площадках. Из громких историй последних лет стоит отметить HeadHunter и, конечно, Ozon, который почти 25 лет шел к этому успеху. Я хорошо знаю изнутри, как Ozon создавался Дмитрием Рудаковым и Александром Егоровым в 1998 году как российский ответ Amazon. И уже в начале нулевых основатели получили инвестиции от Baring Vostok и Ru-net Holdings Леонида Богуславского. Рудаков с Егоровым вскоре вышли из проекта, и Ozon стали управлять инвесторы, команды много раз менялись. Инвесторы не только заработали на этом проекте, но и могут им гордиться.

Вторая категория российских «единорогов» — это проекты, которые становятся мировыми лидерами. Cистема управления проектами Wrike, основанная Андреем Филевым, например, недавно была куплена компанией Citrix в США за $2,3 млрд. Это зрелый productivity-проект. Кроме того, хорошо заметен CRM-проект Pipedrive, который сделан выходцами из России, но имеет глобальное присутствие и оценку около $1 млрд. Помимо этого, есть российские «единороги» в области доставки и такси — это Bolt и InDriver, их на ранней стадии поддержали российские фонды. В этом контексте нельзя не упомянуть Gett, запущенный Дейвом Вайзером в Израиле, но быстро ставший международной компанией. Из быстрорастущих компаний особенно интересна Miro с российскими основателями, которая стала одним из глобальных лидеров в области productivity tools. В феврале Miro вошла в число самых перспективных компаний по версии Enterprise Tech 30 List. Это один из авторитетнейших рейтингов в технологическом мире. Среди его участников — Zapier, Notion, Stripe, Figma, GitLab, Canva и другие быстрорастущие команды. У Miro офисы в США и Европе, бизнес развивается оттуда. На западном побережье США высадился InDriver. Так оказалось легче привлечь крупный раунд.

Заочное знакомство: сколько можно заработать на видеоинтервью с соискателями вакансий

Этот кейс хорошо иллюстрирует тенденцию, которая все чаще прослеживается с качественными российскими проектами, когда фаундеры создали стартап в России, но не видят здесь возможностей для взрывного роста, уезжают и создают миллиардную глобальную историю. Впрочем, так делают далеко не все основатели. Безусловно, есть те, которые ведут компанию от создания до первого миллиарда, вторая категория основателей выходит из операционного управления проектом и продает свои доли. Так сделали, например, основатели Acronis. Хотя в последнее время им пришлось вернуться в компанию, чтобы наладить в ней дела. Похоже, это сработало.

Классифицировать компании-«единороги» можно и по их структуре. Некоторые проекты достигают статуса «единорога», все еще оставаясь стартапами. Другие же строят компанию по западным корпоративным стандартам. В дальнейшем это помогает продать ее и быстро интегрировать, так как процессы в ней должны отвечать ожиданиям покупателя. Покупающая компания хочет понимать, что приобретает не кота в мешке, а набор денег на входе и набор денег на выходе. Почему же российские компании стремятся стать «единорогами»? Дело в том, что внутренний рынок поглощения в России очень слабо развит. Поскольку у нас очень узкий рынок спроса, то покупатели выкручивают руки и занижают оценки. Некоторые крутые проекты выручает IPO. Как быстро компании становятся «единорогами»? Средний срок — 10 лет. Но есть и взрывные истории, когда стартап становится «единорогом» за несколько лет. Из последних в качестве примера можно привести Revolut, основанный в Лондоне Николаем Сторонским.

Как американский стартап с разработчиками на Украине стал самым популярным «календарем» в мире

Самый частый вопрос инвестору: что влияет на оценку и как достичь заветного миллиарда? Важно, насколько основатели угадали с проектом, как они собрали команду и отстроили market offer. Если бизнес попадает в струю, то миллиардная оценка приходит быстро. У меня в портфеле есть компания, которой три года, и я инвестировал на ранней стадии. Они в целом попали в струю, но когда случился COVID-19, оказались настолько востребованными, что начали расти в неимоверном темпе по 30–50% в месяц. Другой компании больше пяти лет, она медленно росла, год назад у них был раунд, мы в нем по инерции поучаствовали, а через полгода они выстрелили и стали миллиардной компанией. Сработали рыночные обстоятельства. А чтобы они сработали, компания должна выходить на рынок с понятным продуктом, должна быть известна клиенту, и тогда количество начинает переходить в качество. 

Мнение редакции может не совпадать с позицией автора

Дополнительные материалы

Выходцы из «Тинькофф» в Германии и доставка за 15 минут в Калифорнии: кому дали денег на этой неделе