«Припугнуть — никогда не лишнее»: как наезды на самокатах в Санкт-Петербурге привели к обыскам сервисов кикшеринга

Фото Валентины Певцовой / ТАСС
Фото Валентины Певцовой / ТАСС
В Петербурге сотрудники Следственного комитета пришли с обысками в несколько сервисов аренды самокатов. Это связано с уголовными делами, возбужденными после трех инцидентов с наездами электросамокатов на детей. Forbes рассказывает, что известно о причинах обысков и возможных последствиях для сервисов кикшеринга

Наезды на детей

О проблеме наездов электросамокатов на пешеходов активно заговорили в середине мая в том числе из-за инцидента, произошедшего в Санкт-Петербурге. Двое молодых людей катались на арендованных электросамокатах по Невскому проспекту, наезжая на людей, а затем избили прохожего — врача и писателя Валерия Айрапетяна, который сделал им замечание. Айрапетян оказался в больнице со сломанными ребрами. Подозреваемых в умышленном наезде на пешеходов арестовали.

После случившегося Следственный комитет (СК) возбудил два уголовных дела — по статьям 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности) и 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности). По информации «Фонтанки», подозреваемых по второму делу стали искать среди руководства компании, которая сдает в краткосрочную аренду электросамокаты в Санкт-Петербурге. Объединенная пресс-служба судов Санкт-Петербурга 18 мая сообщила, что подозреваемые арендовали самокаты сервиса Whoosh. 1 июня в компании заверили Forbes, что никаких документов от следственных органов так и не получили. 

Утром 3 июня Главное следственное управление СК сообщило, что за два дня (1 и 2 июня) электросамокаты трижды наезжали на детей в Петербурге. 1 июня в Парке культуры и отдыха в Колпино мужчина на личном электросамокате наехал на четырехлетнего мальчика — его госпитализировали в тяжелом состоянии. На следующий день в Невском районе Санкт-Петербурга другой мужчина наехал на электросамокате на пятилетнюю девочку — ее тоже госпитализировали в тяжелом состоянии. В тот же день еще один мужчина, управляя арендованным электросамокатом в Московском районе города, наехал на четырехлетнего мальчика. По фактам инцидентов в Колпино и Невском районе завели дела по статье 118 УК РФ (причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности). По факту инцидента в Московском районе проходит доследственная проверка.

Также СК сообщил, что проводит обыски в офисах петербургских сервисов аренды электросамокатов Whoosh, Molnia, Bolt, Scoobee и Red Wheels. Позднее в тот же день, 3 июня, информация об обысках и названиях компаний, которые им подверглись, пропала с сайта ведомства. «Продолжается расследование уголовного дела, возбужденного по признакам преступления, предусмотренного части 1 статьи 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности) в сфере краткосрочной аренды электросамокатов», — говорится в актуальном тексте сообщения СК. 

Как подготовиться к обыску: памятка для бизнеса

Forbes направил запросы в Whoosh, Molnia, Bolt, Scoobee и Red Wheels. В Whoosh подтвердили, что представители СК пришли в офис компании в Санкт-Петербурге.

По статье 238 УК РФ предусмотрено наказание в виде штрафа до 300 000 рублей, обязательных работ на срок до 360 часов, принудительных работ на срок до двух лет или лишения свободы на тот же срок, перечисляет Дмитрий Горбунов из юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры». При этом если те же деяния по неосторожности повлекли причинение тяжкого вреда здоровью, либо смерть человека, наказания будут строже: штраф — до 500 000 рублей, принудительные работы — до пяти лет, лишение свободы — до шести лет.  

«Прищучить» владельца

Следователи установили личности подозреваемых в наездах в Колпино и Московском районе. Участника аварии в Невском районе пока не нашли. По мнению управляющего партнера юридической компании «Бубликов и партнеры» Владимира Бубликова, прошедшие обыски могли быть связаны как раз с инцидентом в Невском районе, «чтобы установить, чей же все-таки был самокат — личный или арендованный». 

В каждом прокатном самокате есть трекер отслеживания, продолжает Бубликов: «Следователям просто нужно сопоставить, были ли самокаты в определенное время в определенном месте, где был совершен наезд. И если хоть один самокат был — установить, кто его арендовал в то время». По его словам, обычно в таких случаях СК запрашивает у сервисов информацию о местоположении средств передвижения в необходимый период времени и об арендаторах. Прийти с обыском следователи могут, если информацию не предоставили вовремя, говорит юрист: «Там обычно сжатые сроки — один-два дня. Пропустили срок — и получили выход на объект с обыском, выемкой и поиском информации». В данном случае следователи пользуются своими полномочиями, считает Бубликов: «Им, скорее всего, приказали в кратчайшие сроки все установить, потому что резонанс, три ребенка [пострадали в авариях]».

2 июня о травмах детей из-за наездов электросамокатов в Петербурге доложили председателю Следственного комитета России Александру Бастрыкину. Глава ведомства поручил аккумулировать все материалы в главном следственном управлении по Санкт-Петербургу. В Whoosh и других сервисах аренды не ответили на вопрос Forbes о том, поступал ли к ним запрос от СК в отношении инцидента в Невском районе 2 июня. Forbes направил запрос в Следственный комитет.

«Скажите спасибо, что не дали срок»: почему бизнес все чаще попадает под административные статьи

Выяснять принадлежность самоката следователям нужно для того, чтобы понимать, кого привлекать к ответственности — конкретного человека или прокатную компанию, говорит Бубликов. Ответственность за наезд в любом случае несет водитель, но следователи не исключают, что у транспортного средства могли, например, отказать тормоза или выпасть колесо. «В таком случае за ДТП будут «прищучивать» владельца самоката», — говорит Бубликов. Дело, заведенное по статье 238 УК РФ (оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности), позволяет следователям приходить к сервисам кикшеринга с обысками и искать доказательства того, что, к примеру, версия с отказом тормозов несостоятельна, объясняет юрист.

Партнер юрфирмы FTL Advisers Дарья Невская также считает, что следователи могут проводить обыски, чтобы определить собственника самоката. Но уголовную статью за оказание услуг, не отвечающих требованиям безопасности, СК мог завести по другой причине, предполагает она. Юрист обращает внимание, что для управления двух- или трехколесным транспортным средством с двигателем мощностью более 0,25 кВт и менее 4 кВт нужно водительское удостоверение категории М (для мопедов и легких квадроциклов). Ездить на нем можно только в застегнутом мотошлеме. «Очень много самокатов, которые мощнее 0,25 кВТ, — говорит Невская. — Возможно, власти пытаются поймать компании на том, что они сдают в аренду самокаты, на управление которыми нужны права, но при этом не проверяют их наличие и наличие шлема у пользователей». 

Представитель Whoosh Юлия Камойлик заявила Forbes, что самокаты сервиса не попадают под правила для мопедов: они системно ограничены по скорости (разогнаться на них можно только до 25 км/ч) и оснащены двигателем с максимальной номинальной мощностью в режиме длительной нагрузки — менее 0,25 кВт. «Самокаты у сервисов шеринга меньше по мощности [чем 0,25 кВт], — говорит собеседник Forbes в одном из сервисов аренды электросамокатов. — Их производят специально для шеринга. Все [производители самокатов для шеринга] понимают правила, поэтому их изначально делают с мощностью меньше 0,25 кВт, либо сами сервисы регулируют мощность так, чтобы она была меньше. При этом у личных самокатов мощность может быть больше».  

Обыски у «призраков»

На петербургском рынке работают не только Whoosh, Molnia, Bolt, Scoobee и Red Wheels, об обысках у которых писал СК, но и другие аналогичные сервисы, например Urent и Eleven Scooter. Аварии с участием электросамокатов тоже происходят не только в Санкт-Петербурге. Партнер фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов считает, что обыски прошли именно там по стечению обстоятельств — сразу нескольких подряд резонансных случаев с причинением пешеходам телесных повреждений, в том числе и с использованием арендованных электросамокатов. «Должна была последовать реакция», — говорит Горбунов. 

С ним согласен источник Forbes в одном из сервисов кикшеринга: «Произошли несколько резонансных случаев, СМИ раздули все это, вот и решили действовать». Он считает, что к Whoosh пришли, потому что «с ними больше всего проблем» из-за большого количества самокатов сервиса, которыми пользуются горожане, ко всем остальным — потому что юрлица зарегистрированы в Санкт-Петербурге.

При этом сервис кикшеринга Red Wheels ушел из Санкт-Петербурга, а Bolt и Scoobee «совсем закрылись», уверяет собеседник Forbes: «Видимо, они юрлица еще не закрыли — поэтому к ним пришли». В сервисах Bolt, Scoobee и Red Wheels не ответили на запросы Forbes. В Whoosh уточнили, что видели самокаты Red Wheels на улицах Санкт-Петербурга в этом году, устройства Bolt и Scoobee — нет.

Показательная акция

Юрист, пожелавший остаться анонимным, считает, что реальная причина обысков — не желание найти собственника самоката, участвовавшего в инциденте, а «попытка покормиться на этом рынке». «Попросят взять в долю «нужного человека» и решат проблему, — предполагает он. — Рынок аренды самокатов, по мнению аналитиков, будет хорошо расти, грех не поучаствовать в прибылях. Ну, и припугнуть никогда не лишнее». По мнению юриста, следователи могли «развернуть деятельность под форум [ПМЭФ], чтобы показать работу».

Собеседник Forbes в одном из сервисов аренды электросамокатов с юристом не согласен. По его словам, бизнес кикшеринга — слишком тяжелый и многогранный, чтобы заинтересовать власти: «Не думаю, что что-то хотят отжимать у Whoosh (в феврале компания привлекла около 2 млрд рублей от структур ВТБ и банка «Открытие». — Forbes), у которого в инвесторах ВТБ. У Bolt, Red Wheels и Scoobee вообще нечего отжимать. Да и рынок сам маленький». Связи обыском с ПМЭФ он тоже не видит: «На ПМЭФ приехала делегация из 500 человек из Катара. Они думают инвестировать в Россию, а потом видят такую новость [про обыски]. После этого вряд ли они захотят инвестировать. Глупо было бы выбирать такой момент для обысков намеренно».

Колыбель восстаний: как в Петербурге появилось и исчезло движение сопротивления предпринимателей властям

Впрочем, он не видит в действиях СК и процессуальной подоплеки. «Приходят [к сервисам кикшеринга] потому, что больше не к кому, — рассуждает он. — Многие прекрасно понимают, что у сервисов скорость регулируется, есть трекеры [передвижений], всех нарушителей в итоге ловят с помощью камер и данных». Он считает, что следователи выбрали простой путь — сходить к крупному сервису вместо того, чтобы ловить тех, кто превышает скорость на личных самокатах: «Такая показательная акция: «Люди, смотрите, мы работаем с этим вопросом». В отличие от прокатных личные самокаты могут разгоняться до 50 км/ч, из-за чего они чаще попадают в аварии, утверждает он.

Юрист Владимир Бубликов видит в происходящем на рынке кикшеринга «типичную для России картину»: появление новой сферы услуг и непонимание, нужно ли ее регулировать. «Она растет сама по себе, самобытна, сама регулируется в рамках бизнес-процессов, которые выстраивают игроки, — описывает он. — Затем неизбежно на каком-то этапе развития наступает некое событие, которое служит триггером, чтобы государство, не зная и не принимая иных методов, начинало закручивать гайки». В случае с самокатами этим триггером послужили три случая наезда в Санкт-Петербурге, говорит юрист.

По мнению Дмитрия Горбунова из юрфирмы «Рустам Курмаев и партнеры», проблема с наездами должна находиться в ответственности ГИБДД (МВД). «Речь идет об обеспечении безопасности движения, однако до сих пор должное регулирование использования индивидуальных средств мобильности и правоотношений, связанных со сдачей их в аренду, попросту отсутствует», — сетует Горбунов. Он отмечает, что «радикальная» реакция СК спровоцирована градусом напряжения вокруг этой сферы в обществе. По его прогнозу, в итоге самокаты включат в ПДД и создадут для них правила.

Дополнительные материалы

Технология для полубеспилотников и приложение для распознавания вещей на видео: кому дали денег на этой неделе