закрыть

Везение или расчет? Как Михаил Прохоров заработал $2 млрд на «Бруклин Нетс»

Павел Данилов Forbes Contributor
Фото Barclays Center
После десяти лет владения командой NBA «Бруклин Нетс» и ареной Barclays Center Прохоров договорился о продаже активов в 2019 году. Для российского инвестора баскетбольная сделка стала беспрецедентным финансовым успехом


Михаил Прохоров объявил о выходе из активов, которыми владел на протяжении последнего десятилетия: речь идет о команде NBA «Бруклин Нетс» и арене Barclays Center. Российские и американские медиа опубликовали статьи, которые рассказывают о баскетбольной стороне сделки, личности Михаила Прохорова и его партнерах. Финансовый аспект сделки незаслуженно остался в стороне. Хотя сделка не была полностью публичной, найти и оценить ее финансовые параметры оказалось не очень сложно. Ниже я попытался ответить на три интересующих меня вопроса:

  1. Была ли инвестиция в проект финансово успешной?
  2. Какие факторы повлияли на доходность?
  3. Это просто везение или холодный расчет?

Была ли инвестиция в проект финансово успешной?

Полностью восстановить денежные потоки невозможно, но, как оказалось, неизвестные не влияют на основной вывод. Краткая хронология сделки такова:

  • В 2010 году Прохоров купил 80% в клубе плюс 45% в арене за $223 млн equity и взял на себя долг клуба на $180 млн. Кроме того, «Онэксим» обязался дать $100 млн в долг на строительство арены.
  • В 2015 году инвестор выкупил 20% команды и 55% за $630 млн ($175 млн и $455 млн, соответственно).
  • С 2010 по 2016 год Прохоров был вынужден покрывать убытки клуба пропорционально своей доле, а к 2017 году клуб вышел в операционную прибыль. Оценка расходов — $250–275 млн (на основе данных американского Forbes и оценок автора).
  • Выход из актива происходил в два этапа: 49% клуба проданы Джо Цаю за $1,0 млрд в 2018 году и 51% — за 1,35 млрд вместе с 100% арены за $1,1 млрд в августе 2019 года.
  • Итого: сумма инвестиций за период 2010–2019 годы — $1,5 млрд, сумма доходов — примерно $3,7 млрд с учетом стоимости оставшихся у Прохорова активов.

Возможные неточности в данных — это фактические расходы на строительство арены, чистые убытки клуба (открыты данные только об операционной прибыли). Но даже с учетом неточностей можно ответственно заявить, что сделка оказалась успешной.

  • Мультипликатор cash-on cash составил примерно 2.5x (3.7/1.5), что для сделки такого огромного масштаба является великолепной доходностью.
  • Капитал инвестора вырос более чем на $2 млрд.
  • Ежегодная доходность вложений (IRR) составила около 20%.

Необходимо отметить, что сделка с «Бруклин Нетс» была нетипичной для глобальной отрасли private equity или venture capital по следующим причинам:

По уровню доходности сделка оправдала ожидания. Типичный венчурный фонд, скажем, на $150 млн, ставит целью доходность для сделок IRR 25–30% и возврат на вложения всего портфеля 3x на протяжении 10 лет. Таким образом, одна сделка с «Бруклин Нетс» позволила получить целевую доходность сразу для десяти венчурных фондов.

  • Слишком большая сумма — среди финансовых инвесторов только KKR/Blackstone/TPG, а также избранные Family offices делают сделки такого масштаба.
  • Специфический рынок: необходим отраслевой опыт в NBA / международном баскетболе.
  • Сложность выхода: рынок спортивных клубов (в частности, NBA) является неликвидным, особенно для иностранных инвесторов.
  • Управленческие риски: проект предусматривал масштабное строительство и переезд команды в соседний штат, создание бренда и реализацию маркетинговой стратегии.

Какие факторы повлияли на рост стоимости актива?

На рост стоимости актива в общем случае влияет а) роста целевого рынка, б) решения менеджмента (отражается на росте выше или ниже среднего, на прибыльности) и в) инвестиционный цикл (изменение мультипликатора оценки). При анализе я использую данные проекта американского Forbes, The Business of Basketball.

1. Рынок NBA. Рост популярности баскетбола в США и мире задал позитивный тренд для большинства команд в 2010-е. Выручка с 2010 до 2018 года в среднем выросла в 2,2 раза, операционная прибыльность с символических 2% до 22%. Наибольший рост доходов пришелся на 2014–2015 годы, когда лига обновила соглашение на телетрансляции с TNT, ESPN и ABC. На фоне стремительного роста популярности видеостриминговых сервисов (Youtube, Netflix, HBO) спортивные трансляции стали еще более важным видом контента для ТВ из-за прямого эфира, который удерживает зрителя у экрана и позволяет получать рекламные доходы. Также быстрыми темпами растут доходы от продажи билетов и баскетбольной атрибутики.

2. Решения руководства. В результате стратегических решений о переезде команды из Нью-Джерси в Бруклин и строительстве новой арены выручка команды росла в 1,5 раза быстрее, чем в среднем по лиге. По темпам роста выручки «Бруклин Нетс» стала второй в лиге после «Голден Стейт Уориорз», выстреливших за счет уникальных спортивных показателей (5 участий в финале подряд и 3 чемпионства NBA) и богатства Кремниевой долины. На фоне умеренных успехов «Бруклин Нетс» в баскетболе основными драйверами доходов клуба стало расширение целевого рынка и успешная работа с целевой аудиторией. В частности, переезд в богатый Бруклин позволил значительно увеличить цены на годовые абонементы и разовые билеты, подписать более выгодные контракты со спонсорами (например, с британским банком Barclays, имя которого получила новая арена) и нарастить выручку от контрактов с местными телекомпаниями. Арена Barclays Center также стала получать существенные доходы от проведения концертов и других небаскетбольных мероприятий в центре Бруклина.

3. Инвестиционный цикл. Как отмечал сам Прохоров, момент входа в сделку был выбран удачно — помог международный финансовый кризис 2008 года и потребность команды в инвестициях, что позволило удачно структурировать первую сделку. А затем стоимость активов начала расти из-за роста интереса частных инвесторов к командам NBA. Интересно, что Михаил Прохоров стал первым иностранным владельцем клуба NBA, но, очевидно, эта сделка подогрела интерес со стороны других международных инвесторов. Да и внутри США рынок разогрелся: после Прохорова сначала Майкл Джордан приобрел в 2010 году «Шарлот Хорнетс», а затем несколько миллиардеров приобрели себе клубы. В результате еще 10 команд поменяли владельцев. При этом в целом ряде случаев инвесторами стали технологические предприниматели и финансовые магнаты, миллиардеры новой волны, в том числе:

  • В 2011 году Дэвид Блитцер, топ-менеджер из Blackstone, и Джошуа Харрис, сооснователь Apollo Global Managemen,t вместе с партнерами приобрели команду «Филадельфия Сиксерс».
  • Роберт Дж. Пера, бывший инженер Apple и основатель телеком-компании Uniquiti Networks, купил в 2012 году «Мемфис Гризлис».
  • Вивек Ранадивей, основатель TIBCO Software, вместе с партнерами из Qualcomm купил в 2013 году «Сакраменто Кингс».
  • Стив Балмер, легендарный CEO Microsoft, купил «Лос-Анджелес Клипперз» в 2014 году за рекордные $2 млрд.
  • В 2015 году другой сооснователь Apollo Энтони Реззлер приобрел «Атланта Хокс».

Рост стоимости команд обгонял рост их выручки и прибыли во многом благодаря растущему спросу со стороны миллиардеров, заработавших состояния в технологиях и финансах и решивших заполучить трофейный актив. В итоге средний мультипликатор оценки к выручке вырос в 2,4 раза в 2010 году (с 3 до 7 раз).

В результате сочетания факторов стоимость «Бруклин Нетс» к 2019 году достигла $2,35 млрд, команда поднялась в лиге с 28-го на 6-е место по стоимости.

Если говорить о вкладе каждого драйвера стоимости, то, по моей отчасти субъективной оценке, из $2 млрд прироста стоимости команды «Бруклин Нетс» $500 млн (25%) принес рост рынка, $600 млн (30%) — верные решения руководства и инвестора, а оставшиеся $900 млн (45%) — это прирост мультипликатора между моментами входа и выхода.

Простое везение или холодный расчет?

Здесь можно было бы ограничиться личным мнением и спекуляцией на тему, но, к счастью, у меня есть некоторые факты, подтверждающие большую роль стратегического расчета.

В мае 2013 года Кристоф Шарлье, тогда председатель совета директоров «Бруклин Нетс», в рамках гостевой лекции в Российской экономической школе поделился со студентами некоторыми деталями сделки и ожиданиями инвестора при входе. В тот момент в сделке было множество неизвестных: арена недавно открылась, новый бренд еще не завоевал аудитория, команда находилась в процессе перестройки, а стоимость активов была близка к первоначальной. Но у инвестора уже была четкая стратегия по увеличению стоимости актива.

Ключевая инвестиционная идея — это возможность создать новый сильный бренд для большого рынка Бруклина (№4 в США) в партнерстве с американским рэпером Jay-Z и завершить строительство удобной современной арены в партнерстве с Брюсом Ратнером из Forest City. Международный баскетбольный рынок был понятен и знаком Михаилу Прохорову, который приводил ЦСКА к победам в Евролиге в 2006 и 2008 годах. Кроме того, момент входа после кризиса был выбран неслучайно — это позволило достичь привлекательной оценки.

Но все-таки элемент везения присутствовал. В первую очередь это касается резкого роста мультипликаторов стоимости и рекордные сделки с другими командами NBA. В момент входа это было сложно просчитать. В качестве альтернативы в 2013 году теоретически рассматривалось проведение первого IPO клуба NBA.

В целом инвестиция Михаила Прохорова в «Бруклин Нетс» выглядит как качественная инвестиционная сделка, которая была хорошо проработана в части управляемых рисков и также была основана на интуиции и опыте инвестора, что и сделало инвестицию такой успешной.

Таким образом, инвестиция в «Бруклин Нетс» — это:

  • Отличная международная сделка для российского инвестора — повод для гордости и отличный кейс для изучения в бизнес-школах;
  • Масштабная сделка — как вся российская венчурная отрасль за 5 лет. Я бы поставил на то, что доходность сделки выше средней среди VC фондов с российскими корнями;
  • Family office как тип инвестора может быть эффективным именно в таких нестандартных сделках благодаря гибкому подходу и длительному инвестиционному горизонту;
  • Интересно, что спортивные результаты команды не стали негативным фактором для инвестиционного результата.

Остается резонный вопрос, стоило ли продавать актив за рекордную сумму в 2019 году, если его стоимость продолжает расти, а в команду только что пришли два звездных игрока. Предположим, что решение о продаже (как и решение о покупке) принималось не спонтанно и учитывало риски финансовых и технологических рынков, что потенциально могло сократить. Насколько оптимально было решение о продаже, мы узнаем только через несколько лет.

Примечание: в 2011–2015 годах автор работал в группе «Онэксим», но не имел отношения к сделке и управлению баскетбольными активами.

Новости партнеров