Мост в никуда: СУЭК миллиардера Мельниченко может потерять $200 млн из-за аварии под Мурманском

Фото Льва Федосеева / ТАСС
Фото Льва Федосеева / ТАСС
Обрушение железнодорожного моста под Мурманском затруднило сообщение с местным портом для производителей угля, удобрений и металлов. Но основные потери рискует понести СУЭК Андрея Мельниченко, который может лишиться $200 млн от продажи угля до ликвидации последствий аварии

На фоне аварии на ТЭЦ компании «Норильский никель», ставшей одной из крупнейших в Арктике, малозамеченной осталась еще одна катастрофа в российской части Заполярья — обрушение 1 июня железнодорожного моста под Мурманском.

Участников списка Forbes это событие волнует не меньше разлива дизтоплива под Норильском: обрушение сделало невозможной доставку грузов в Мурманский порт — крупнейший за Полярным кругом. В 2019 году, по данным компании «Морцентр–ТЭК», суммарный грузооборот на объекте превысил 60 млн т.

Forbes изучил статистику перевалки через порт, выяснил, какие компании там работают, и оценил потенциальные потери для бизнеса.

Уголь

Крупнейшая из стивидорных компаний, работающих в порту, — Мурманский морской торговый порт (ММТП), принадлежащий СУЭК Андрея Мельниченко. В 2019 году ММТП, по собственным данным, обработал свыше 23 млн т грузов. Основная часть — продукция СУЭК. Через порт компания в 2019 году переправила 17,6 млн т угля, включая 1,3 млн т сторонних угля и неугольной продукции. То есть на ММТП пришлось 16,3 млн т угля, произведенного непосредственно СУЭК.

Обрушение моста произошло 1 июня. На восстановление конструкции и строительство железной дороги к Мурманску были брошены силы Минобороны. РЖД рассчитывает восстановить железнодорожное сообщение с Мурманском до конца июня, а новый мост построить до конца года. Когда сообщение будет восстановлено, отгрузка грузов восстановится на 50%, прогнозирует директор группы корпоративных рейтингов АКРА Максим Худалов. Таким образом, обрушение моста лишит СУЭК возможности переправить через порт около 5,4 млн т угля. По оценке Худалова, потери СУЭК от обрушения моста можно оценить в $200 млн, исходя из цены $37 за тонну угля за вычетом тарифа на морскую перевозку.

Теоретически часть грузов СУЭК может перенаправить в порты Архангельска и Кандалакша в Мурманской области, отмечает аналитик. Но, по его словам, эти порты гораздо меньше по размеру, менее удобны и более дороги в обслуживании, и последние 5-7 лет ими для отправки угля никто не пользовался.

«Изучив все данные ближайших портов Северо-Запада, их технические возможности, мы не можем использовать их как альтернативу Мурманскому порту», — рассказал РБК представитель СУЭК. В ответ на запрос Forbes компания уточнила, что прорабатывает альтернативные логистические решения. Ежедневно ММТП выгружал до 1000 вагонов, и сейчас совместно с РЖД обсуждается вопрос о том, что делать с несколькими тысячами груженых вагонов, застрявших в направлении Мурманска.

«Можно говорить о том, что этот уголь и так нельзя было продать. Теперь его еще нельзя и довезти»

Впрочем, ударит по бизнесу СУЭК не только обрушение моста, но и рыночная конъюнктура — с 2018 года цены на уголь упали вдвое. Добыча компании сильно выросла за последние 3-4 года, рассуждает Худалов: в 2005–2012 годах СУЭК не добывал больше 97-98 млн т угля, а в последние годы добыча стабильно находилась в районе 110 млн т. По мнению эксперта, сейчас для СУЭК было бы даже выгодно в экономическом плане снизить объем производства низкокачественных марок угля — их реализация на экспорт при текущих ценах и так была нерентабельна. «Трудно сказать, что мост лишит компанию этого экспорта. Скорее можно говорить о том, что этот уголь и так нельзя было продать. Но теперь его еще нельзя и довезти», — заключает Худалов.

Руда и удобрения

Еще одной компании Мельниченко, «Еврохиму», в порту принадлежит Мурманский балкерный терминал. По данным «Морцентр-ТЭК», в 2019 году через терминал было переправлено 2 млн т руды, которую «Еврохим» добывает на Ковдорском ГОКе, и 3,3 млн т удобрений. Из них 1 млн т пришелся на «Фосагро».

Компания анализирует варианты того, как изменить логистику и переориентировать грузопотоки в альтернативные порты, сообщил Forbes представитель «Фосагро». В «Еврохиме» уточнили, что компания перенаправляет свои грузы в порты Северо-Запада и на Дальний Восток.

Нефть

В Мурманском порту перегружается нефть и продукты ее переработки. Крупнейший оператор, занимающийся погрузкой нефти, — «РПК Норд», 50% которого, по данным СПАРК, принадлежит Rockwell Ltd Глеба Франка, зятя миллиардера Геннадия Тимченко. «РПК Норд» владеет танкером-накопителем «Умба», с которого нефть, добытая на Новопортовском и Приразломном месторождениях «Газпром нефти», отправляется на экспорт. За 2019 год «РПК Норд», по данным «Морцентр ТЭК», перегрузил 21,7 млн т нефти.

Конец передела: как зять миллиардера Тимченко создал морского монстра с выручкой 22 млрд рублей

Еще один оператор, использующий рейдовый перевалочный комплекс в Мурманском порту, — «ЛК Волга», экспортирующая таким же образом нефть, добываемую «Лукойлом» и другими компаниями в Тимано-Печорской нефтегазоносной провинции. «ЛК Волга» принадлежит бизнесмену Евгению Коневу и Александру Субботину, брату бывшего вице-президента «Лукойла» Валерия Субботина. По данным «Морцентр-ТЭК», в 2019-м «ЛК Волга» погрузила в Мурманском порту 15 млн т нефти.

Однако нефтяникам обрушение моста не угрожает — нефть перегружается с помощью рейдовых перевалочных комплексов, которые не подразумевают использование железной дороги, объясняет главный редактор медиагруппы PortNews Надежда Малышева.

Цветные металлы

Свой терминал есть в Мурманске и у «Норникеля» — Мурманский транспортный филиал ГМК «Норильский никель». По данным «Морцентр-ТЭК», компания за 2019 год перегрузила 364,6 т цветных металлов.

Представитель «Норникеля» пояснил Forbes, что основной объем грузов — это сырье для рафинировочного производства Кольской ГМК в Мончегорске, готовая продукция Кольской ГМК и материально-технические ресурсы. После приостановки железнодорожного сообщения компания осуществляет доставку всех своих грузов автомобильным транспортом.

Дополнительные материалы

10 самых успешных российских миллиардеров 2010-х годов