К сожалению, сайт не работает без включенного JavaScript. Пожалуйста, включите JavaScript в настройках вашего броузера.
Рассылка Forbes
Самое важное о финансах, инвестициях, бизнесе и технологиях

Новости

 

Санкционная распродажа: чем интересна история яхты Axioma миллиардера Пумпянского

Суперъяхта Axioma была замечена пришвартованной в порту Гибралтара 21 марта 2022 года. (Фото Jon Nazca / Reuters)
Арестованного из-за санкций имущества богатых россиян в мире становится все больше. Но содержание яхт и вилл дорого обходится бюджетам соответствующих стран. Пример яхты Дмитрия Пумпянского показывает, что выходом может стать продажа замороженных активов за долги, считает управляющий партнер адвокатского бюро Asterisk Владимир Хантимиров

После начала в феврале 2022 года «спецоперации»* на Украине и введения странами Запада жестких санкций против России новости об аресте крупных активов российских олигархов за рубежом стали регулярными. Неизвестным оставалось лишь то, как именно страны, арестовавшие собственность богатых россиян, будут ею распоряжаться.

Но уже в конце июня Верховный суд Гибралтара решил — с молотка пойдет яхта Axioma, принадлежащая российскому миллиардеру Дмитрию Пумпянскому. Только в марте Axioma оказалась под арестом, а спустя всего два месяца стала аукционным лотом. Как это произошло?

От заморозки к конфискации

Арест имущества лиц, включенных в санкционные списки, регулируется Регламентом Европейского совета No 269/2014, который не говорит о возможности конфискации, арестованного имущества. Существующие правила разрешают лишь заморозку активов. Европейские власти имеют право конфисковать имущество только в том случае, если оно необходимо для государственных нужд, разумеется, с выплатой соразмерной компенсации. Пока западные страны находятся в поиске решения вопроса о том, что делать с арестованным имуществом. Например, в Конгрессе США готовится законопроект, разрешающий конфискацию имущества лиц, попавших под санкции.

 

На сегодняшний день арестованы крупнейшие суда российских миллиардеров: яхта «A» основателя «Еврохима» Андрея Мельниченко, Lady M совладельца «Северстали» Алексея Мордашова и яхта Lena совладельца «Новатэка» и «Сибура» Геннадия Тимченко. Если раньше собственникам можно было не переживать за сохранность своего имущества и оставалось только ждать смягчения санкционного режима, то случай Axioma показал, что угроза нависла над всеми арестованными активами. 

По одной из версий, стремительная продажа судна стала результатом высоких издержек на содержание яхты, которые могут достигать 10-15% стоимости судна. Поскольку яхта находится под арестом, то все расходы, в том числе и на содержание лодки, лежат на стране, которая ее арестовала.

В решении вопроса издержек Суд Гибралтара оказался более радикален, чем Суд Фиджи, который решил не продавать, а просто передать яхту миллиардера Сулеймана Керимова Amadea США как более богатой стране, которая может себе позволить хранение и содержание игрушек олигархов. А вот Италия заявляет, что не пожалеет арестованное имущество. В этом году страна потратит почти €13,7 млн на содержание активов россиян. Правительство уже подготовило поправки, согласно которым получит возможность продавать задержанное имущество для возмещения издержек.

Долг в обход санкций

Приведенные примеры подтверждают явно наметившуюся тенденцию. Страны Запада легализуют продажу дорогого в содержании имущества для покрытия издержек. Но в случае с Axioma прослеживается еще одно важное направление — продажа арестованного имущества за долги.

Фактически Axioma принадлежит не Пумпянскому, а компании Pyrene Investments, акционером которой является кипрская компания — Ferdberg Holding company, уже напрямую принадлежащая олигарху. По сведениям из публичных источников, JP Morgan в декабре 2021 года предоставил Pyrene Investments заем в размере €20,5 млн под залог яхты Axioma. С требованием о возврате этого долга J.P. Morgan пошел в суд, что и привело к аресту яхты.

 

Как в США, так и в России в договоры об открытии кредитной линии часто закладываются условия, при нарушении которых банк имеет право требовать досрочного возврата кредитных средств. В странах прецедентного права стороны склонны закладывать в договоры все возможные риски. Классическим случаем нарушения условий договора является внесение заемщика в санкционные списки и неуведомление банка о смене бенефициара. Судя по всему, именно эти условия и были нарушены.

После реализации яхты денежные средства поступят в распоряжение Верховного суда Гибралтара, который определит их дальнейшую судьбу. По оценкам экспертов, рыночная стоимость судна составляет около €60 млн, что даже с учетом всех издержек существенно превышает сумму долга. При этом неизвестно, получит ли собственник яхты эту разницу. Вероятно, она или останется на депозите суда, или будет переведена на один из международных счетов владельца, к которому у него нет доступа из-за санкций. 

Не стоит забывать о существовании вторичных санкций, которые сыграли в этом деле не последнюю роль. Даже если предположить, что Пумпянский (что маловероятно с учетом заморозки счетов) мог заплатить J.P. Morgan, банк не вправе принимать от него деньги напрямую. По этой причине крупные компании стараются придерживаться принципа «over compliance» и воздерживаться от прямого или косвенного взаимодействия с запрещенными лицами. В противном случае банку самому грозят серьезные последствия, вплоть до уголовных дел. У США уже есть механизм использования вторичных санкций против нарушителей санкционных режимов в отношении Ирана и Венесуэлы. Наверняка в ближайшее время нас еще ждет немало и «отечественных» кейсов — бизнес есть бизнес, и иностранные компании будут пытаться обходить санкции самыми разными способами. 

Своим примером J.P. Morgan показал, как всем западным кредиторам вернуть свои деньги и не попасть под вторичные санкции. Наверняка и у других российских миллиардеров есть обязательства перед иностранными банками и компаниями, с которыми они не могут расплатиться из-за блокировки счетов. Чтобы получить обратно свои деньги от крупных заемщиков, связанных с Россией, кредиторы могут начать обращаться в суды с требованиями о возврате долга, а исполнение судебного решения будет обеспечено за счет продажи арестованных активов. Обжалование подобного вердикта станет почти невыполнимой задачей для попавших под санкции россиян. Если история с Axioma станет прецедентом, то власти стран, где располагаются арестованные яхты и виллы, смогут избавиться от них, а заодно и от издержек, связанных с их содержанием.

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

* Согласно требованию Роскомнадзора, при подготовке материалов о специальной операции на востоке Украины все российские СМИ обязаны пользоваться информацией только из официальных источников РФ. Мы не можем публиковать материалы, в которых проводимая операция называется «нападением» «вторжением» либо «объявлением войны», если это не прямая цитата (статья 57 ФЗ о СМИ). В случае нарушения требования со СМИ может быть взыскан штраф в размере 5 млн рублей, также может последовать блокировка издания.

Рассылка:

Наименование издания: forbes.ru

Cетевое издание «forbes.ru» зарегистрировано Федеральной службой по надзору в сфере связи, информационных технологий и массовых коммуникаций, регистрационный номер и дата принятия решения о регистрации: серия Эл № ФС77-82431 от 23 декабря 2021 г.

Адрес редакции, издателя: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Адрес редакции: 123022, г. Москва, ул. Звенигородская 2-я, д. 13, стр. 15, эт. 4, пом. X, ком. 1

Главный редактор: Мазурин Николай Дмитриевич

Адрес электронной почты редакции: press-release@forbes.ru

Номер телефона редакции: +7 (495) 565-32-06
Перепечатка материалов и использование их в любой форме, в том числе и в электронных СМИ, возможны только с письменного разрешения редакции. Товарный знак Forbes является исключительной собственностью Forbes Media LLC. Все права защищены.
AO «АС Рус Медиа» · 2022
16+