Брошенное судно, собственник из России и разгильдяйство властей: что известно о грузе, взорвавшемся в Бейруте

Причиной взрыва в порту Бейрута названы сварочные работы у склада с селитрой. Этот взрывоопасный груз был доставлен в порт судном, владельцем которого был гражданин России. А власти Ливана шесть лет не могли решить, что делать с конфискованным грузом

Более 100 человек погибли и около 4000 получили ранения в результате взрыва в порту Бейрута 4 августа. Взрыв произошел на складе, где более шести лет хранились 2750 т аммиачной селитры (нитрат аммония), конфискованной в сентябре 2014 года с судна Rhosus. По версии Высшего совета по обороне Ливана, сотрудники порта заделывали небольшие отверстия на складе, где хранилась конфискованная аммиачная селитра, чтобы ее никто не украл. Во время сварочных работ произошел взрыв.

Ушел на абандон

Судно Rhosus принадлежало проживающему на Кипре уроженцу Хабаровска Игорю Гречушкину. Он стал его владельцем в 2013 году, рассказал изданию «Сибирь. Реалии» бывший капитан Rhosus Борис Прокошев. По его словам, это «мореходное, крепенькое» судно было передано бывшими владельцами-киприотами Гречушкину. Прокошев несколько месяцев работал при кипрских владельцах судна, и повторно стал его капитаном осенью 2013 года, когда оно под молдавским флагом шло с грузом удобрений (селитра) из Батуми в Мозамбик. «Ну, а мне-то что Мозамбик? Мне чем дальше, тем лучше, больше денег заработаю», — объяснил Прокошев.

Бейрут, на следующий день после взрыва
Бейрут, на следующий день после взрыва

Он рассказал, что владелец судна Гречушкин настоял на заходе в Бейрут, чтобы взять на палубу груз и заработать тем самым дополнительные деньги. Пока судно стояло в порту, его арестовали ливанские власти за неуплату портового сбора (по данным адвокатов, которые представляли позднее команду судна в суде, судно зашло в Бейрут из-за технических проблем). Кроме того, в ливанской столице команда узнала, что владелец судна не платил предыдущему экипажу зарплату и решила забастовать.

«Кроме этого, команда узнала, что он не платил предыдущему экипажу судна и забастовала: никуда мы не пойдем!» — отметил капитан.

Он рассказал, что часть команды смогла покинуть Ливан, а его, старшего механика, третьего механика и боцмана ливанские власти отказались выпускать, и они находились на борту 11 месяцев, не получая от судовладельца ни зарплаты, ни продовольствия. «Кормил нас порт», — рассказал капитан. Он уточнил, что власти Ливана не отпускали их потому, что не хотели кому-то платить за то, чтобы за судном следили: «А так — мы там жили и волей-неволей поддерживали его техническое состояние. Мы же не хотели утонуть на нем».

Причиной мощного взрыва в Бейруте назвали груз с принадлежавшего россиянину судна

Экипаж сообщал властям Ливана о том, что груз корабля представляет опасность и может быть использован как для производства удобрений, так и для взрывчатки, отмечает The New York Times.

Моряки обращались за помощью в благотворительные фонды, а капитан — гражданин России — в Москву. «Я писал каждый месяц Путину. Писал, что состояние у нас хуже, чем у заключенных», — рассказал Прокошев. Ответом, по его словам, была отписка: ваше обращение отправлено в МИД. 

В результате моряки сами продали топливо, наняли адвоката и через суд добились права в 2015 году уехать на родину. В бюллетене The Arrest News, посвященном арестованным судам по всему миру, сотрудники юридической конторы Baroudi & Associates сообщали, что к судну предъявляли претензии различные кредиторы, и юристы, действуя от имени кредиторов, трижды получали ордера на арест судна. В итоге они занялись судьбой четырех оставшихся на борту человек и через суд добились, чтобы им выдали разрешение покинуть борт и Ливан.

Гречушкин оплатил морякам дорогу до Одессы, но не зарплаты. За перевозку груза от заказчиков из Мозамбика Гречушкин получил $1 млн, продолжает капитан. По словам Прокушева, лично ему Гречушкин задолжал $60 000. Корреспондент Forbes в среду не смог связаться с Гречушкиным.

Бейрут, на следующий день после взрыва
Бейрут, на следующий день после взрыва

От знакомых моряков, заходивших в Бейрут, Прокошев узнал, что селитра была выгружена с судна на склад под ответственность ливанского Министерства транспорта. А сам Rhosus утонул 2-3 года назад из-за небольшой дырки и необходимости периодически откачивать воду. «А если экипажа нет, некому это делать», — пояснил Прокушев.

Губернатор Бейрута оценил ущерб от взрыва до $5 млрд

Главный редактор сетевого издания «Морской бюллетень» Михаил Войтенко в интервью Bfm.ru рассказал, что считает историю судна Rhosus «очень простой и банальной»: владелец, который "больше рисковал, чем работал, прежде чем встать на ноги", нашел фрахт и погнал судно с грузом удобрений в Северную Африку. Когда судно «подломалось» и зашло в Бейрут, на него "как голодные собаки" набросился портовый контроль, нашел нарушения, требовал их устранить, продолжает Войтенко. «Но все это стоит денег, а судовладелец, видимо, и так был на пределе. Он пытался из этой трясины вылезти, но не смог. И пришлось ему уйти на так называемый абандон, то есть отказаться полностью от судна, экипажа, груза и куда-то исчезнуть», — отмечает эксперт.

По его мнению, судовладелец никакие правила перевозки грузов не нарушал. «Юридическая ответственность с него уже снята по факту, с него взятки гладки», — подчеркнул Войтенко. А про сам груз , который хоть и опасный, но его активно перевозят, и, как правило, без происшествий, «просто-напросто забыли».

Бесхозный груз

Конфискованные с судна тысячи тонн селитры были помещены на склад на 12-м причале порта Бейрута, сообщил телеканал «Аль-Джазира». 27 июня 2014 года тогдашний директор ливанской таможни Шафик Мери отправил письмо на имя «судьи по срочным вопросам» с просьбой решить проблему с грузом. Потом в течение трех лет таможня не менее пяти раз обращалась с просьбой дать указания по поводу груза. Сама таможня предлагала три варианта: экспортировать нитрат аммония, передать его ливанской армии или продать частной компании Lebanese Explosives Company.

В последнем письме в октябре 2017 года действующий глава таможни Бадри Дахер призвал судью принять решение по этому вопросу, учитывая «опасность, которую представляет этот груз в случае, если его оставить там, где он находится».

Но и три года спустя селитра все еще находилась у 12 причала, несмотря на то, что по мощности взрыва это вещество немногим уступает тротилу.

Бейрут, в день взрыва
Бейрут, в день взрыва

Глава порта Хассан Корайтем в эфире местного телеканала OTV 5 августа говорил, что, несмотря на многократные запросы, чтобы взрывоопасный материал убрали из порта, ничего не произошло. "Мы прождали напрасно шесть лет", - говорит он.

Премьер-министр Ливана Хасан Диаб назвал недопустимым, что 2750 т аммиачной селитры хранилось в контейнерах на складе в течение последних шести лет. «Я не успокоюсь, пока мы не привлечем к ответственности виновных и не накажем их самым суровым наказанием», — заявил он на заседании Высшего совета обороны (цитата по Bloomberg).

При участии Сергея Титова

На фото: корабль Rhosus; источник: twitter.com/michaelh992

Дополнительные материалы

«Бедствие сродни Хиросиме»: что известно о двух взрывах в Бейруте, которые оставили после себя десятки погибших и тысячи раненых