Что не так со статьей, по которой возбуждено дело против компании «Рольф»

Топ-менеджер «Рольфа» Анатолий Кайро, который помещен под домашний арест. Фото Сергея Карпухина / ТАСС
Следственный комитет обвинил основателя компании «Рольф» Сергея Петрова и его менеджеров в незаконном выводе средств за рубеж (статья 193.1 УК РФ). Партнер юридической компании «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов объясняет, почему у юристов большие сомнения в обоснованности положений этой статьи

Текущие реалии правоприменительной практики все более отражаются на бизнесе. Ранее на слуху у общества были уголовные дела, связанные больше с «классическими» составами преступлений (мошенничество, налоги, деяния в сфере управления юридическими лицами и т. д.). Причиной тому было нежелание силовиков связываться с чем-то более трудно доказуемым. Однако геополитические аспекты заставили государство тщательнее подходить к правовой насыщенности экономических отношений. Структура работы по внешнеэкономическим сделкам, порядок правоотношений с офшорами, валютное и антиотмывочное регулирование, деятельность банковского сектора… все это стало мгновенно меняться. У правоприменителей из числа силовых ведомств тоже дошли руки до соответствующего набора статей УК РФ. Один из ярких примеров — статья 193.1 УК РФ (перевод денежных средств на счета нерезидентов с использованием подложных документов).

Этот состав преступления был введен в УК РФ в 2013 году и считается относительно «молодым». До 2013 года в части валютного регулирования имелся только состав преступления, предусмотренный статьей 193 УК РФ (уклонение от исполнения обязанностей по репатриации денежных средств в иностранной валюте или рублях). Она наказывала за невозврат выручки от реализованных нерезидентам товаров, услуг, предметов интеллектуальной собственности и по существу предусматривала наличие реальных материальных отношений между контрагентами.

Статья 193.1 УК РФ должна была регулировать движение денег в обратном направлении и касаться вывода капитала из страны. В пояснительной записке законодателя было указано именно на необходимость «эффективного противодействия незаконному вывозу капитала за границу».

Усиление государственного налогового и валютного контроля, налаживание тесного межгосударственного взаимодействия надзорных и контрольных органов, увеличение их полномочий, уменьшение числа юрисдикций, не раскрывающих данные о бенефициарах, события 2014 года, повлекшие санкции в банковской сфере, — все это создало предпосылки для более частого применения статьи 193.1 УК РФ.

Сергей Петров рассказал о незаконной прослушке и роли ФСБ в деле «Рольфа»

Активность таким делам начала проявляться уже во второй половине 2015 года. Это проявилось в массовой отправке запросов правоохранительными органами в коммерческие структуры с требованием обосновать осуществленные платежи в адрес нерезидентов. Первичная информация о движении средств по счетам компаний добывалась благодаря проводимым налоговым проверкам и расследованиям экономических уголовных дел.

Сам по себе переток капитала за пределы России не является противоправным и не приводит к обязательному наступлению уголовной ответственности по статье 193.1 УК РФ. Состав преступления появляется, если финансовые операции осуществляются по подложным документам, которые содержат в себе заведомо недостоверные сведения об основаниях, целях и назначении перевода.

Именно расхождения в оценке содержания документов, обосновывающих совершение транзакции в адрес нерезидентов, являются камнем преткновения, определяющим разницу в трактовке одних и тех же сделок органами власти и бизнесом. Расхождения обусловлены тем, что оценка госорганов более формализована. Бизнес имеет более расширенный подход в оценке, поскольку ориентируется на законы экономики, которые не всегда сопрягаются с нормами права.

Статистика показывает, что, как правило, статья 193.1 УК РФ самостоятельно применяется очень редко. Она включается в состав обвинения в наборе других статей (159, 172, 174.1, 199 УК РФ и т. д.). И процесс ее доказывания все еще представляет сложность. Встречаются приговоры в формате «одиночного» применения положений ст.193.1 УК РФ, но они малочисленны.

У юридического сообщества есть большие сомнения в обоснованности положений статей 193 и 193.1 УК РФ. Составы по сути являются формальными и не влекут наступления значительных общественно опасных последствий. Обсуждаемые тренды на либерализацию уголовного законодательства вполне позволяют смело отнести данные составы к разряду менее опасных, переведя их в форму административного правонарушения. Это вовсе не означает полное исключение наказания. Они могут остаться в виде значительных штрафов, лишения лицензий, дисквалификации и т. д. Такой подход в совокупности с давно обсуждаемым проектом нового КоАП РФ позволит обеспечить больший баланс в отношениях бизнеса и власти, исключив наличие репрессивного фактора.

«Вы уже показали, что не знаете УПК»: как Басманный суд арестовал первого фигуранта дела «Рольфа»

Новости партнеров