«Все будет хорошо, через год выйдешь»: как решалась судьба участников московских протестов

Фото Tatyana Makeyeva / Reuters
Во вторник в московских судах прошло сразу несколько слушаний по делам участников протестов против недопуска оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму. Основные события развернулись в Тверском суде, где участникам акции 27 июля были вынесены первые приговоры — они получили реальные сроки.

Вечером 3 сентября в Новопушкинском сквере несколько десятков человек вышли в поддержку фигурантов дела о массовых беспорядках на протестной акции 27 июля. Акция прошла спокойно — даже полицейских было мало. Основные события вторника развернулись не здесь, а в Тверском суде, который вынес участникам московских протестов лета 2019 года первые приговоры.

Акция в поддержку фигурантов дела о протестах. Новопушкинский сквер, 3 сентября

«Дадинская» статья

Утром перед Тверским судом Москвы выстроилась огромная очередь из журналистов, родственников и друзей обвиняемых. На столбах перед входом сотрудники суда прикрепили на скотч бумажки с надписями «Вход для представителей СМИ и людей с повестками». Однако в залах заседаний в итоге было полно и других людей — участников групп поддержки обвиняемых и просто сочувствующих.

Безопасность обеспечивали конвоиры с собаками. В некоторых залах — например, зале судьи Станислава Минина — приставы на входе еще раз переписывали паспортные данные пришедших на заседание. Минин рассматривал дело активиста Константина Котова. Ему вменяется самая «экзотическая» статья из всех, по которым обвиняются участники московских протестов, — «неоднократное нарушение порядка проведения митинга» (статья 212.1 УК РФ, до двух лет лишения свободы). За пять лет существования этой статьи по ней был осужден только один человек — активист Ильдар Дадин. Но и его приговор впоследствии был отменен Верховным судом.

Согласно обвинительному заключению, Котов за последние полгода принял участие в четырех несогласованных митингах, в том числе в июньском шествии в поддержку журналиста «Медузы» Ивана Голунова. В июле Котов опубликовал пост, где призвал всех выходить на Трубную площадь в знак протеста против недопуска независимых оппозиционных кандидатов в Мосгордуму. За все эти нарушения Котов уже приговаривался к штрафам и арестам по административным делам.

«Котов игнорировал требования полиции, скандировал политические лозунги: «Допускай!», «Россия будет свободной», — зачитывал обвинительное заключение прокурор. — Его действия могли создать угрозу охраняемым законом правам граждан».

«Я общественный порядок не нарушал и права других граждан тоже, за них я и выходил в соответствии с 31-й статьей Конституции (право собираться мирно и без оружия. — Forbes)», — возражал из стеклянного аквариума сам Котов. Адвокаты Котова Мария Эйсмонт и Эльдар Гарос потребовали от суда детально изучить материалы дела и видеозаписи с митингов и акций, чем суд и занялся.

Особый порядок

В это время этажом ниже судьи Анатолий Беляков и Александр Меркулов без изучения документов и видео рассмотрели дела Данила Беглеца и Ивана Подкопаева. Дело рассматривалось в особом порядке, поскольку оба они согласились с обвинением (им вменялась статья 318 — применение насилия к представителям власти). Уже к обеду Беглеца и Подкопаева приговорили к реальным срокам — двум и трем годам колонии общего режима соответственно.

Беглец и Подкопаев участвовали в акции 27 июля, которая стала рекордной по задержаниям (по данным «ОВД-Инфо», число задержанных составило 1373 человека). Согласно материалам дела, в Камергерском переулке Беглец, индивидуальный предприниматель из Мытищ и отец двоих детей, попытался помешать командиру батальона Никитину задерживать митингующих и схватил его за запястье, «чем причинил боль». Подкопаев же, специалист по починке техники из Одинцово, обвинялся в том, что распылил на митинге перцовый баллончик.

Данил Беглец в зале суда

В суде оба обвиняемых раскаивались и приносили потерпевшим извинения. Однако на вердикт суда это не повлияло. «Все будет хорошо, — утешала Беглеца его гражданская супруга. — Через год выйдешь». То время, что Подкопаев и Беглец проведут в следственных изоляторах до отправки в колонии, им будет пересчитано как «один день за полтора».

«Ударил по забралу так, что у меня откинулась голова назад»

Во вторник перед судом предстали еще двое участников протестов, обвиняемых по 318-й статье, — Кирилл Жуков (в Тверском суде) и Евгений Коваленко (в Мещанском).

Жуков до ареста работал администратором паблика «Ориентир». По версии следствия, на митинге 27 июля он ударил росгвардейца Аскарбека Мадреймова по голове и пытался сорвать с него шлем. Историю избиения суд услышал от потерпевшего лично. 22-летний Мадреймов, встав за трибуну, рассказал, что служит пулеметчиком 1-го отделения 2-го взвода войсковой части 3419.

«В 14:30 мы стояли в цепочке в Брюсовом переулке, я увидел мужчину в коричневой куртке. Он подошел ко мне, ударил по забралу так, что у меня откинулась голова назад», — рассказывал потерпевший. Он утверждал, что обвиняемый причинил ему сильную боль. После этого на протяжении почти часа судья и все участники процесса выясняли, куда пришелся удар и как ремешок от шлема повлиял на болевые ощущения Мадреймова.

Сам Жуков вину в суде не признавал и утверждал, что хотел только привлечь внимание сотрудника к пострадавшей на акции женщине.

48-летний Евгений Коваленко, работник железной дороги, был задержан одним из первых и самым первым признал вину. Именно он, по версии следствия, бросил мусорную урну в полицейских. На заседании Коваленко отказался признавать вину.

И Коваленко, и Кириллу Жукову грозит до пяти лет лишения свободы. Решения по их делам 3 сентября суд так и не вынес.

Егора Жукова отпустили домой

Во вторник, 3 сентября участникам протестных акций не только выносили приговоры. Некоторым изменили меру пресечения — на домашний арест. Басманный суд решил перевести из СИЗО домой двух фигурантов дела — студента ВШЭ и блогера Егора Жукова и Сергея Фомина.

Кроме того, Следственный комитет сообщил, что прекращает уголовные дела в отношении пяти задержанных после акции 27 июля — Сергея Абаничева, Даниила Конона, Валерия Костенка, Владислава Барабанова и Дмитрия Васильева.

При участии Александра Левинского

Прораб, студент, волонтер: кого арестовали по делу о массовых беспорядках 27 июля

Новости партнеров