«Приговор всему поколению»: чем закончился суд над Егором Жуковым

Студент Высшей школы экономики (ВШЭ), видеоблогер Егор Жуков (в центре), приговоренный к трем годам условно за призывы к экстремизму, после оглашения приговора у Кунцевского суда РФ. Студент Высшей школы экономики (ВШЭ), видеоблогер Егор Жуков (в центре), приговоренный к трем годам условно за призывы к экстремизму, после оглашения приговора у Кунцевского суда РФ. Фото Сергея Карпухина / ТАСС
Студента ВШЭ Егора Жукова освободили в зале суда, приговорив к условному сроку. Всего из четырех фигурантов «московского дела», которые узнали приговоры сегодня, лишь один получил реальный срок, и даже он — гораздо меньший, чем просило обвинение. Можно ли говорить об изменениях подходов в судебной системе в политических делах?

«Не отбирайте у нас будущее»

Утром 6 декабря рядом со зданием Кунцевского районного суда на западе Москвы собрались полторы сотни человек. Они пришли поддержать 21-летнего Егора Жукова – студента-политолога из Высшей школы экономики и ютуб-блогера, для которого по статье 280 УК РФ (призывы к экстремистской деятельности в интернете) обвинение просило 4 года колонии.

Жуков был задержан еще летом, после акции 27 июля за допуск оппозиционных кандидатов на выборы в Мосгордуму. Сначала ему вменялась статья 212 («участие в массовых беспорядках»), однако потом, изучив блог Жукова в YouTube, стали инкриминировать «экстремистскую статью»

Среди тех, кто приехал поддержать Жукова в пятницу, были известные люди – рэпер Oxxxymiron, актриса Чулпан Хаматова, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов. Пришла и проректор ВШЭ Валерия Касамара. Люди, стоявшие на улице, — в основном молодые, на вид не старше 20-25 лет, в ожидании приговора Жукову скандировали лозунги: «Приговор всему поколению», «Не отбирайте у нас будущее», «Нет репрессиям», «Россия без Путина», «Один за всех и все за одного».

«Научно обоснованные выводы»

В это время судья Светлана Ухналева зачитывала приговор. Она признала Жукова виновным в публичных призывах к экстремизму в интернете. Суд опирался на лингвистическую экспертизу, которая проводилась по четырем роликам Жукова, опубликованным в его блоге еще в октябре-декабре 2017 года: «Митинг 7 октября, или как сливают протест», «Мирная революция возможна (доказательства)», «Митинги. Что дальше?», «Бойкот выборов — это лишь начало». Эксперты усмотрели в них, что Жуков, хотя и не говорит прямо о насильственном свержении власти, не обозначает ограничений в методах борьбы. «С системой нужно жестко и планомерно бороться, — приводила примеры судья. – Эти призывы не содержат ограничений, кроме как возможностями самих исполнителей».

Жуков исходил из мотивов политической ненависти и действовал с прямым умыслом: заранее готовил речь, писал на камеру несколько дублей, выбирал самые удачные, монтировал ролики и старался, чтобы их посмотрели как можно больше людей, отметила судья в приговоре. «Оценивая доводы эксперта, суд находит их убедительными и научно обоснованными, и соглашается с ними», - зачитывала решение Ухналева. Сам Жуков вину не признал. Его защита указывала на то, что студент всегда выступал против насильственной смены власти.

В итоге Ухналева назначила Жукову 3 года условного срока вместо четырех лет реального, о котором просило обвинение. «Вы должны постоянно отмечаться в исполнительной комиссии, даже если переедете в соседнюю квартиру, ФСИН не проводит сыскные действия, если вы нарушили условия испытательного срока, срок могут изменить на реальный», — уже после оглашения решения говорила Ухналева Жукову. «Условный срок — это чуть ли не хуже, чем реальный, — переговаривались активисты. — Он будет бояться совершать вообще любые действия. Постоянно под наблюдением». В испытательный срок Жукову засчитают тот месяц, который он провел в СИЗО, а также три месяца под домашним арестом.

Помимо условного срока, Жукову на два года запретили администрировать сайты — это значит, что свой блог он, вероятно, вести не сможет, заявил Forbes адвокат Жукова Мурад Мусаев. На вопрос о том, будет ли защита Жукова подавать апелляцию, он ответить затруднился: «Нужно изучить приговор и решить».

Репрессивный институт

На улице перед Кунцевским судом новость об условном приговоре в первые секунды встретили ликованием, однако почти сразу начали скандировать «Оправдать!» и «Условный срок — тоже срок!». Первое, что сказал сам Жуков, выйдя из здания суда: «Я надеюсь, мы уже научились воспринимать как победу наказание невиновных людей». Жуков заявил, что суд превратился в «репрессивный институт» и с этим надо бороться. «Нельзя отделять защиту политзаключенных от политики, все это политика», — подчеркнул Жуков. «Если они думают, что я прекращу публичную деятельность — ну камон!» — прокомментировал Жуков ограничение на администрирование интернет-страниц.

Проректор Валерия Касамара назвала условный срок «победой» и отметила, что Жукова уже в понедельник ждут на занятиях в ВШЭ. «Он снова сможет учиться и спокойно сможет закончить бакалавриат», — говорила проректор. Родители Жукова вышли из зала со слезами глазах – жали руки активистам, друзьям и адвокатам и делали совместные фотографии.

Девушка в холле Кунцевского районного суда в день оглашения приговора Егору Жукову

Не только Жуков

«Я сегодня не последний человек, которого судят. Я благодарен за то, что вы сюда пришли, но сейчас есть люди, которым вы сейчас нужнее», — сказал Жуков собравшимся перед Кунцевским судом. Через несколько минут в Тверском суде судья огласил приговор для еще одного фигуранта «московского дела» — Павла Новикова. Новикову инкриминировали применение неопасного для жизни насилия к представителю власти (части 1 статьи 318 УК) – он ударил полицейского пластиковой бутылкой, при этом свою вину признал. Обвинение просило для него три года колонии, однако судья ограничился лишь штрафом.

Помимо Жукова и Емельянова, столичные суды вынесли еще два приговора фигурантам московского дела. Владимиру Емельянову, поддержать которого в Мещанский суд приехали Алексей Навальный и Илья Яшин, суд назначил два года условно (обвинение просило четыре года колонии по той же статье, что и у Новикова). Единственный из фигурантов «московского дела», кто в пятницу получил реальный срок – это 22-летний программист Никита Чирцов. Он получил год все по той же 318-й статье. Год реального срока он получил за то, что якобы толкнул полицейского в грудь.

Лидерский потенциал Жукова и «закругление» ситуации

По мнению политолога Глеба Павловского, «фальсифицированный процесс» над Жуковым – это удар по судебной системе. «Чем дальше шел процесс, тем в большей степени Егор становился символической фигурой и потенциально одной из центральных фигур возможного будущего сопротивления», — считает Павловский. Станет Жуков лидером или нет — вопрос к его собственным усилиям, говорит Павловский. Предпосылки для потенциального будущего Жукова как одного из «лидеров оппозиции» есть, но дальше многое будет зависеть от того, как будет действовать сам Жуков, согласен глава фонда «Институт социально-экономических и политических исследований» Дмитрий Бадовский.

Сравнительно мягкие приговоры фигурантам «московского дела» могут свидетельствовать о стремлении властей «закруглить» ситуацию, считает Бадовский. Стремление как можно скорее завершить «московское дело» в информационно-политическом поле наблюдается довольно давно, отмечает он – затягивание дела создает дополнительные политические риски для повестки власти. «Сегодня очевидно – медийный резонанс и общественное внимание влияет на решение судов», — уверен он.

Приговор Жукову — это частичный отказ («полного в нашей системе не бывает») от дальнейшей эскалации, говорит Павловский. Однако никакого урока из подобных процессов власть не извлечет, уверен политолог. «В федеральной верхушке власти особенно сейчас наблюдается паралич управляемости страной. Он отчасти вызван перспективой транзита власти в 2021-24 годах, отчасти — политизацией общества снизу. Не думаю, что нам надо ждать чего-то, кроме таких реактивных рывков и шараханий то в ту, то в другую сторону. Возникли своеобразные «ножницы» между верхушкой управленческого класса и управленческим классом в целом. Управленцы не понимают стратегии верхов, как она проявляется в этих странных, отрывочных репрессиях», — говорит Павловский.

Судебная система как функционировала, так и продолжает функционировать, считает Бадовский. Однако «появляется феномен, условно говоря, особых дел, которые концентрируют вокруг себя внимание, и тогда судебная система начинает функционировать «по ситуации», по анализу конкретных плюсов, минусов и обстоятельств того вокруг исхода дела. Причем феномен особо резонансных судебных дел сложился не только в околополитических делах, но и в более широком плане – например, в деле сестер Хачатурян, отмечает Бадовский.

Новости партнеров