Некто, кому доверяет Путин. Что россияне думали о премьере Медведеве

Денис Волков Forbes Contributor
Дмитрий Медведев Дмитрий Медведев Фото Sputnik/Dmitry Astakhov/Pool via REUTERS
В последние годы о Дмитрии Медведеве принято было говорить как о слабой политической фигуре и непопулярном политике. Так было не всегда. Осенью 2011 года одобрение деятельности Медведева на какое-то время даже превышало одобрение Путина. Что отправило под откос карьеру бывшего премьера?

В последние годы одна из часто повторяющихся претензий в адрес президента — в открытых вопросах и на фокус-группах — обычно состояла в том, что он не увольняет Медведева. Тем не менее — об этом сегодня почти все забыли — девять лет назад этот политик на короткий период оказался популярнее Владимира Путина. Многим тогда показалось, что Медведев может остаться на второй срок. И даже после рокировки вплоть до сегодняшнего дня ушедший вчера в отставку премьер представлялся россиянам наиболее вероятной фигурой преемника в 2024 году. Однако обо всем по порядку.

Медведев как преемник

Для рядового человека Дмитрий Медведев стал различим в ряду других политиков и государственных служащих только с конца 2006 года, когда пошли разговоры о том, что именно он может стать преемником Владимира Путина в 2008 году. Собственным авторитетом Медведев не обладал, в отличие от более популярных у россиян Сергея Шойгу или Юрия Лужкова. При этом в электоральном плане Медведев долгое время проигрывал своему «спарринг-партнеру», второму официальному кандидату в преемники Сергею Иванову. Тот, по мнению людей, выглядел более опытным и решительным человеком. Только в декабре 2007 года, когда президент Путин публично назвал Дмитрия Медведева своим преемником, политик резко начал набирать очки популярности у избирателей и уходить в отрыв. Как шутили тогда злые языки: выбор был сделан, оставалось только проголосовать.

Такое поведение электората часто объясняют глупостью и рабским сознанием рядового российского избирателя, но это вряд ли так. Большинство на тех выборах голосовало за сохранение экономической стабильности, за продолжение «тучных нулевых», и поддержка Владимиром Путиным того или иного кандидата была призвана продемонстрировать избирателям преемственность политики будущего президента — дальнейшую реализацию, как тогда говорили, «плана Путина». На выборах президента люди собирались голосовать не за нового человека, а за сохранение старой, на их взгляд успешной, политики. И как только ситуация неопределенности, созданная наличием сразу двух кандидатов в преемники, разрешилась, большинство избирателей моментально определились со своим выбором. В марте 2008 года Дмитрий Медведев победил на выборах, получив в первом туре 70% голосов.

Медведев как президент

Оказавшись в роли первого человека в государстве, Дмитрий Медведев при этом не обладал собственной харизмой, не имел за плечами видимых достижений и политического опыта. В этом отношении он по-прежнему зависел от Владимира Путина, который перешел на пост премьер-министра и по нормам законодательства находился в подчинении у своего преемника. Эта странная ситуация и привела к образованию так называемого правящего тандема, в котором Дмитрий Медведев обладал формальным первенством, но на практике занимал лишь второе место. Легитимность всей конструкции держалась на личной популярности Владимира Путина, деятельность которого на посту премьера одобряли на 10-15% больше россиян, чем деятельность его непосредственного начальника.

Однако время шло, и к концу президентского срока ситуация начала меняться. Дело в том, что президент в России обычно популярнее премьер-министра. Глава правительства все-таки скорее воспринимается как техническая фигура, тогда как с президентом всегда связаны надежды на улучшение ситуации. Многие воспринимают фигуру президента как последнюю инстанцию, куда граждане могут обратиться с жалобами, чтобы найти управу на всех остальных чиновников, от районной администрации до министра. Человек, занимающий первый пост в государстве, постепенно начинает стягивать на себя надежды и чаяния граждан: это тот случай, когда именно место красит человека.

Кроме того, вокруг Медведева довольно быстро начала формироваться коалиция за модернизацию. Часть российской элиты и общества, ценящие открытость миру, сотрудничество с США и Западом, уважение к правам человека, сделала ставку и связала ожидания лучшей жизни именно с фигурой нового президента.

В результате всего этого разрыв в популярности между Медведевым и Путиным начал сокращаться. Более того, весной 2011 года одобрение деятельности президента на какое-то время превысило одобрение премьера. Дмитрий Медведев начал было выходить из тени своего патрона, начал казаться если не первым, то уже не вторым участником тандема — а равным Владимиру Путину.

Но рокировка (решение Путина вернуться на президентский пост и сделать Медведева премьер-министром), объявленная в сентябре 2011 года, перечеркнула становление Дмитрия Медведева как самостоятельного политика. Для большинства Путин казался более естественным кандидатом на пост главы государства. Бывшие сторонники президента-модернизатора почувствовали себя преданными. Его уход означал для них крушение надежд, и Медведев для них оказался естественной мишенью для вымещения своего разочарования и фрустрации.

Медведев как премьер

Перемещение Медведева в кресло премьера было воспринято общественным мнением как прекращение существования тандема и плавное превращение бывшего президента в одного из целого ряда высших государственных служащих. Это выражалось, например, в том, что Медведева начали обгонять по популярности другие политики — сначала Сергей Шойгу, затем Сергей Лавров, а с 2016 года и Владимир Жириновский. Одобрение деятельности Медведева стало все больше отставать от одобрения Владимира Путина. На момент отставки правительства разрыв уже был двукратным.

Нарастание непопулярности премьера опережало рост недовольства правительством в целом. Дмитрий Медведев словно притягивал на себя весь негатив, выполняя роль основного громоотвода и разгружая от ответственности первое лицо. Его откровенные публичные высказывания — об отсутствии денег в бюджете, о низких зарплатах учителей — лишь подливали масло в огонь. Кроме того, для оппозиции, от Алексея Навального до коммунистов, премьер оказался удобной и безопасной мишенью для критики режима и наращивания собственного политического капитала. В результате Дмитрий Медведев принял на себя весь негатив от политических неудач последних лет.

Ситуация особенно накалилась в середине 2018 года. Тогда, после объявления планов пенсионной реформы, количество сторонников отставки правительства впервые за несколько лет превысило половину населения страны. В ответах на открытые вопросы и на фокус-группах стали настойчиво звучать призывы к отставке премьера.

И тем не менее, при всей своей непопулярности и росте негатива в свой адрес, Дмитрий Медведев до последнего времени оставался в глазах общественного мнения наиболее вероятным политиком, который может сменить Владимира Путина на его посту в 2024 году. Респонденты на фокус-группах не раз объясняли: важно не то, доверяют ли Медведеву люди, важно то, доверяет ли ему Путин. А раз держит в премьерах, значит доверяет. Кроме того, Медведеву уже приходилось быть президентом, поэтому для многих россиян его возвращение на этот пост выглядело и выглядит совершенно органично.

Как и в 2008 году, сегодня массовое отношение к процессу ротации власти в Кремле определяют не личные качества кандидата в президенты. Гораздо важнее широкий общественный запрос на экономическую стабильность, отсутствие потрясений, а также ощущение безальтернативности ситуации и понимание того, что вопрос о власти будет решаться на самом верху. И в этой ситуации Дмитрия Медведева рано списывать со счетов.

Новости партнеров