Рапсодия для моногорода: как бизнес осваивает арт-площадки

Фото DR
Фото DR
Пока Forbes готовил свой традиционный ноябрьский обзор частных коллекций, в Выксе, городке, затерянном в муромских лесах, состоялся грандиозный арт-перформанс — открытие фрески Эрика Булатова площадью 2500 кв. м на стене цеха металлургического завода ОМК. Она состоит из двух работ Булатова — «Стой — Иди» 1975 года и «Амбар в Нормандии» 2010 года. На ее создание ушло 20 дней и 400 л краски

Ночь. Полная луна. Резкий гудок тепловоза. Слепящие фары. Солидно прогрохотав мимо толпы, локомотив останавливается. На его задней подножке стоят трое — соавтор перформанса художник Федор Павлов-Андреевич, Ирина Седых, возглавляющая попечительский совет фонда «ОМК-Участие», и 87-летний Эрик Булатов, прилетевший из Парижа на личном джете владельца ОМК Анатолия Седых. После кратких приветственных речей начинается собственно действие, которое авторы назвали «Машинной рапсодией». Десятиметровая стальная труба — типа той, которую ОМК поставлял для «Северного потока», — подвешена на огромном кране. По ней мерно бьют три колеса для железнодорожных вагонов — также продукция ОМК. Врубаются мощные прожектора. Лязгает бульдозер. Шеренга заводских автобусов слепит собравшихся фарами и оглушительно сигналит.  
Русский бизнес, который когда-то шокировал размахом своих вечеринок в Куршевеле, все чаще обращает внимание на так называемые территории присутствия.

Стой, иди на завод: как в Выксе металлургам показывают Эрика Булатова

Мы говорим об этом с одним из гостей перформанса, Романом Троценко, гуляя по старому усадебному парку Баташевых в центре Выксы: аккуратные дорожки, модный парковый арт, меланхоличная беседка над прудом. «Я был здесь первый раз лет 20 назад. Это была ужасающая дыра», — признается Роман. С тех пор в городе многое изменилось. Выкса еще со времен Баташевых — металлургических олигархов XVIII века — обычный моногород. Пока примеров благоустройства городов силами градообразующего предприятия в России немного. По наблюдениям Троценко, этот тренд стал формироваться с 2014 года, когда геополитическая обстановка вынудила предпринимателей обживаться на своей земле. Хвастать лодками уже не комильфо, полагает он. 

Впрочем, видеть в этом исключительно принуждение к патриотизму не совсем верно. Растущая автоматизация производства требует кадров совершенно нового качества. Их удержание и мотивация — головная боль любого индустриального предпринимателя. Благоустройство городских пространств, забота об экологии, уличный и промышленный арт, которыми Выкса славилась и прежде, — филантропия лишь отчасти. 

Дополнительные материалы

Урбанистический «кот Шредингера». Зачем Москва перенимает опыт других столиц